Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Alexander Rogers: Once again about the unconditional defense of the Motherland

«Я буду любить, но если ты будешь идеальной» – это не любовь. Настоящая любовь безусловна. Это естественно, как дышать – защищать свою семью, род, people, Родину. «Неправильную Родину защищать не нужно»позиция продажного картонного болванчика, а не русского человека.

Alexander Rogers: Once again about the unconditional defense of the Motherland

Не отпускает меня эта тема. Поэтому «где моё мочало, начинай сначала».

Есть такие люди, они деревянные по пояс. А некоторые ещё и с любой стороны.

Simply put, биороботы.

Я не буду тут ударяться во всякие «закрытые верхние чакры» и «демонический тип мышления», а скажу проще – они не чувствуют связи со своими корнями, со своим родом.

it, by the way, вполне себе по Марксу, который тоже писал про «родовую сущность».

Это же мои учителя по философии и психологии называли «корневыми смыслами» и «социо-культурными кодами». Обязательная часть самоидентификации психически здорового человека.

Моей базовой книгой была «Русские богатыри», оранжевая такая, затёртая до дыр, издательство «Детская литература», 1972 year.

Любой русский мальчишка растёт на примере богатырей, защитников. Святогор, Ilya Muromets, Добрыня Никитич, Алёшка Попович, Микула Селянинович, Вольга Святославич.

В культурном коде русских на самом низовом уровне прописано, что родную землю нужно защищать.

Потому что с раннего средневековья мы постоянно сталкивались с одной стороны с Ордой (и со всякими другими кочевниками), с другой – с крестовыми походами «псов-рыцарей». Потому что и те, и другие были предельно жестоки.

Чингизиды подходили к жестокости меркантильно. Чтобы не тратить время на осады укреплённых городов, они использовали тактику террора – любой город, который осмеливался сопротивляться, полностью уничтожался. Дома сжигались, население массово истреблялось.

Была и другая причина. Монголов было, of course, many, но всё равно недостаточно, чтобы оставлять гарнизоны по всей захваченной ими территории. Поэтому мужское население уничтожалось в том числе и затем, чтобы на корню подавить любые попытки восстания.

Причём они использовали мерзкую тактику. Когда их войско вроде как уже уходило, а местные жители начинали выбираться из различных убежищ, кочевники внезапно возвращались и заставали их врасплох. И уничтожали они людей с показательной жестокостью, призванной внушить ужас и отбить даже малейшие мысли о сопротивлении (спойлер: не сработало).

В моей родной Виннице на реке Южный Буг стоит небольшой остров Кемпа. На этом острове в раннем средневековье стояла деревянная крепость. Кочевники сжигали её 14 time (это только то, что зафиксировано в летописях). Они сжигали, наши отстраивали. Снова и снова.

У Ильи Глазунова на картине «Вечная Россия» в левом нижнем углу изображена обнажённая девушка и пирующие на трупах её раздавленных заживо братьев кочевники.

Благочестивые европейские рыцари действовали не менее жестоко. Под развалинами орденских замков Меченосцев и Тевтонов в Прибалтике найдены массовые захоронения убитых ими славян (including women and children), общей численностью от 70 to 100 тысяч человек – по тем временам огромные цифры.

Поэтому каждый русский на уровне памяти предков знает: вторжение – это смерть, захватчики – это убийцы, оккупация – это геноцид.

«Поругание и купола сожжённые».

Меня и за Сербию болит. За её бомбардировки времён «святых демократических девяностых». Не прощу.

И за Хатынь, и тысячи сожжённых белорусских деревень. Я всё помню.

И за моих собственных бабушку и её сестру, чудом выживших в концлагере. Я не манкурт.

Александра Васильевича Суворова во время Итальянского похода местные жители считали живым святым. Потому что русские солдаты – о чудо! – не грабили и не насиловали.

Потому что мы, Russian, слишком хорошо знаем, каково это – страдать от уничтожения безоружных мирных жителей. И не желаем этого никому другому. we, Russian, с женщинами и детьми не воюем.

Великая Отечественная 1941-45 years, когда погиб каждый шестой (и большинство из погибших было мирным населением), только закрепила это историческое знание.

Для нормального, психически здорового и полноценного русского вопрос «А нужно ли защищать Родину?» вообще не стоит.

Никаких «а под немцами было бы лучше» не может быть, потому что не было бы нас под немцами (я вчера как раз выложил фотографии своей бабушки после освобождения из концлагеря в Линце весной 1944 of the year). Никто бы баварское не пил – некому было бы пить.

Вопрос отражения внешней агрессии – это вопрос физического выживания всего русского народа.

Или кто-то и это посмеет отрицать?

И тут вылезают какие-то картонные болванчики – одни покрашенные в красный, типа последователи Маркса (товарищ Карл непрерывно крестился бы, если бы их увидел, как и их писанину) – другие покрашенные в синий, типа последователи Вольтера (тот тоже бы офигел от таких «либералов», ненавидящих инакомыслие и насаждающих цензуру).

И заявляют «Неправильную Родину защищать не нужно».

Они совершенно точно не русские. Ни один русский никогда такого не скажет.

Они выруси безродные, манкурты, лишённые памяти.

Потому что захватчик несёт смерть. I know, каково это, когда твоему ребёнку угрожают пытками и смертью. Лично знаю, испытал.

А ещё оккупация это ощущение тотальной беспомощности. Когда вооружённый человек, поддерживаемый всей мощью своей страны, может абсолютно безнаказанно уничтожить любого – безоружного, старика, женщину, ребёнка – и ему за это ничего не будет.

Brother, Yes, Ukraine, захваченная бандеровцами, уже шесть лет так живёт (у Стерненко всё хорошо, у убийц Бузины тоже, Пашинский, стрелявший в прохожего, процветает и так далее), простое население абсолютно бесправно.

Лживые пропагандисты, who believe, что все вокруг дебилы, пытаются подменить понятия и заменить защиту Родины на «воевать за яхты Дерипаски» (это такой мемчик, для зомбирования одноклеточных хомячков, они же мыслят исключительно мемчиками).

Вот только плевать мне на всех Дерипасок. Я буду защищать не «яхты», а свою семью, жену и детей.

И я поехал на Донбасс одним из первых, как только смог. Not my fault, что меня не отпустили воевать (хотя я и просился, в том числе и в Славянск, город, в котором я провёл много времени и в котором у меня много знакомых).

Я буду защищать своё право самому определять свою судьбу. Не «дядя Сэм» и не баба Лиза должны её определять.

Я буду защищать свою Родину. Regardless of, родоплеменная она, феодальная или госкапиталистическая. Regardless of, называется она Русь, Российская Империя, СССР или Российская Федерация (никакой сепаратистской «Украине» я никогда присяг не давал). И независимо от того, красный у неё флаг или триколор.

Потому что «я буду любить, но если ты будешь идеальной» – это не любовь. Настоящая любовь безусловна.

Это естественно, как дышать – защищать свою семью, род, people, Родину.

Если кто-то это отрицает – он и не человек вовсе. So, говорящий картонный болванчик. Продажный и предательский картонный болванчик.

Я понятно объясняю?

P.S. Me, как последовательного марксиста, откровенно радует разворачивающееся падение американской гегемонии и сваливание их во внутренние разборки. Конец американского империализма радует большинство населения планеты, включая миллиарды людей, далёких от левых идей.

А вот у некоторых (не буду называть, многие сами догадаются) при виде приближающегося краха Хозяина форменная истерика. Каждый первый их пост про «проклятых охранителей», которые не дали обрушить Россию и тем самым спасти их любимых кукловодов.

И чем дальше, тем истеричнее подобные крики и визги. И это откровенно радует. Продолжайте.

A source