military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Угнетение русских в США, судьба предпринимателей-эмигрантов и парадокс левых демократов

Угнетение русских в США, судьба предпринимателей-эмигрантов и парадокс левых демократов

1. Российское посольство просит власти США остановить преследование русской диаспоры. Координационный совет организаций российских соотечественников в США (КСОРС) прессуют американские спецслужбы, русских активистов допрашивают, пытаются объявить их незаконными иностранными агентами:https://lenta.ru/news/2021/11/19/rus_usa/Это к вопросу «где выгоднее вести бизнес». Переехать в какую-нибудь страну свободы и демократии несложно. Вложиться в местную недвижимость или открыть бизнес вам тоже дадут. Но вот дальше, когда денежки будут уже у джентльменов, могут начаться проблемы. let's, докажите агентам ФБР, что вы не верблюд и не агент Кремля. А пока будете доказывать, не обижайтесь, если ваши счета заморозят, а на ваши активы наложат ограничения.Впрочем, в целом для России это, perhaps, not bad. Израиль долгие десятилетия извлекает выгоду из преследования евреев в разных странах мира — чем хуже евреям в условной стране Ксенофобляндии, тем охотнее они едут на историческую родину. Евреями 21-го века стали русские — на нас можно вешать любых собак, нас можно обвинять в любых грехах. Из этого многие делают очевидный вывод: пусть климат в России не лучший в мире, однако за право чувствовать себя человеком первого сорта стоит иногда и помёрзнуть.2. Даниил Гришин пишет про тяжёлую долю эмигрантов из бСССР, пытающихся вести бизнес на Западе:https://daniel-grishin.livejournal.com/440532.html

Эмиграция – это как новая жизнь. Заново родиться – это, of course, красиво звучит: но рождаешься в мир ты голым, беспомощным и ничего не понимающим.Тем не менее, в отличие от обычных перерождений, здесь ты не теряешь память о прошлой жизни. Иногда это помогает. А иногда и нет.Хуже всех, they say, старым опытным таксистам. В Центральной Европе или Северной Америке они часто даже на права сдать не могут: вбитые в подкорку рефлексы срабатывают в неподходящий момент (то есть – в присутствии инструктора и инспектора). И это еще им на экзамене сзади мелочь за проезд не передают.Они вроде как головой и понимают, that so, как они много лет ездили – здесь нельзя, but “руки-то помнят”, и за ними не всегда уследишь. Их интересный и увлекательный опыт работает против них, а мантрыДа я в сто раз круче них всех вожу!” and “Инструктор сам не знал, что так можноничем не помогают.На втором месте, по моим скромным наблюдениям – предприниматели. Каждый из них, undoubtedly, скрытый Маск, Эдисон и Онассис: просто раскрыться им мешает кровавый режим, ленивый завистливый народишко и холодный климат.Внормальную страну™ они едут исполненными чувства собственного превосходства: в отличие от инженеришек и врачишек, у них багаж не только в голове, но и в СКВ приличного для бизнеса объёма.А потом большинство из них сходит с дистанции. Ведь внормальной стране”™, is:– Платить работникам вчёрную, без налогов и сборов, и так чтоб менять оклад на лету по своему усмотрению – наказуемо;– Выгнать работника в любой момент можно только в американском кино (хотя некоторых и в самом деле стоило бы).– Взять деньги и не поставить товар можно только тем, с кем судиться себе дороже – и это не мелкий бизнес вчерашнего мигранта.– Язык нужен не только чтоб облапошить покупателя но и чтоб разобраться в запутанных регламентах и законах (или половину отдай юристу) а также налогах (или вторую половину отдай налоговому консультанту). Интеллект, by the way, тоже.– Налогов – много. Сборов – тоже много. ВоплиПутин давит малый бизнесв кассе не принимают, да и путиных тут нет.–Давящие бизнесконтрольные органы не берут. (Во всяком случае не в масштабах мелкого бизнеса). Не договоришься, не протолкнёшь.– Лохов, согласных работать за мелкий прайс, очень немного. Лохов, согласных на завышенную цену за плохой товар, even less. И практически все они – в родном гетто. И ещё – у них слишком мало денег.– И вообще, “ленивый завистливый народишко” their, apparently, преследует. Где бы они ни открыли гешефттут и народишко, на любом языке говорящий– Связей – нет. Точнее они есть, они работают, and even as the, только они у каких-то чужих незнакомых людей. A “честный человек, всего добившийся исключительно своими талантами, интеллектом и деловой хваткой”, без окружавших егомохнатых лапи блата вдруг оказывается никем. К чему не готов, так как сам уже давно поверил в то, what “всего достиг сам”.– И, finally, прибыльность даже успешного бизнеса в западной стране сравнима с процентом по вкладу в восточной. То есть все эти хлопоты ещё и за такие скудные возможности.Причем вроде бы, well yes, условия жестковаты, но люди как-то живут, гешефты крутятся, значит можно бизнес все же построить. Но – не получается. Старые привычки все равно вылезают (и выходят боком), а бездарность в вопросах собственно бизнеса уже не прикрывается щедрой маржой и обилием возможностей ограбить собственных подчиненных.Как следствие, судьба опытных бизнесменов из бСССР обычно довольно неказиста. Многие просто ложатся на дно и упиваются воспоминаниями о том, какими большими людьми они были где-то там. Кто-то вертится в пределах своего гетто, боясь высунуться даже в соседние (там таких же своих полно, чужие без надобности). Самые успешные продолжают крутить бизнес на Востоке, проживая на Западе: вариант удачный, но считать ли эту эмиграцию завершенной – вопрос определения. (характерно, что высокооплачиваемые специалисты, как наемные, так и контрактники, предпочитают ровно наоборот).Кто-то сознательно дауншифтится, но таких мало, тут все же идеологическая готовность нужна.Что интересно, на этом фоне есть множество больших и маленьких гешефтов, созданных иммигрантами. Но эти бизнесмены (Almost all, в пределах погрешности) не имели коммерческого опыта к востоку от Бреста.

Напомню также про известный текст о грустном варианте эмиграции:https://ruxpert.ru/Трогательная_история_поросёнка_Петра3. Если всё же вы вздумаете эмигрировать в США, постарайтесь избегать регионов, в которых заправляют левые американские демократы. Виктор Мараховский пишет:https://t.me/vmarahovsky/2064

Как мы знаем из официозного дискурса, ув. friends (я напоминаю, что именно этому учат в самых престижных отечественных вузах, готовящих грядущую элиту) — главная проблема неравенства в России в отсутствии реальной оппозиции. В странах, где есть нормальные правые и нормальные левые, по очереди приходящие к власти и корректирующие перегибы друг друга, — неравенство сглаживается. У нас же механизмов по сдерживанию аппетитов госолигархии нет, и поэтому мы пребываем в горьком&беспросветном катаклизме.В связи с этим — из страны, где есть отлично развитый механизм смены элит с почти непрерывным избирательным циклом, к нам пришёл качественный журналистский подгон.https://youtu.be/hNDgcjVGHIwКраткое содержание: в штатах и округах, где рулят беспроблемно и полностью убеждённые демократы, выступающие за доступное жильё, доступное образование для всех и налоги для богатых —— внезапно —жильё для всяких нищебродов менее доступно; распределение денег на образование менее равномерно, а налоги на супербогатых ниже, чем на бедняков.И это не критика от республиканцев, это «критика слева», от авторов New York Times.Разгадка банальна. Все демократы решительно настроены за добро и котиков для каждого, и пусть никто не уйдёт обиженным, — но не за их счёт.Они регулярно голосуют за то, чтобы доступное жильё для нищебродов было, но «не у нас в предместье»; for it, чтобы бедные нeгpитята учились в таких же классных школах, как богатые белые, — но «не в нашем районе, мы направим свои налоги только на свои школы»; for it, чтобы был прогрессивный налог — но «у нас это было бы травматично».К сожалению, аналогичных исследований по России нет: у нас нет развитой демократии, therefore incomprehensible, кто левый и кто правый. However, у нас есть Лоялисты и Оппозиционеры, и многолетнее наблюдение за последними не даёт оснований подозревать их в том, что они чем-то отличаются от американских любителей равенства.Наблюдение даёт основания для другого вывода: в России любители социальной справедливости и критики буржуйского государства считают, что выполняют свой долг перед глобальным добром, просто любя социальную справедливость и критикуя как само буржуйское государство, так и лоялистов.В сущности, ничего не изменилось со времён саркастического Салтыкова. Я позволю себе процитировать кусок из его сказки 1885 city: «Оба были хорошие люди, а Иван Богатый – даже отличный. Как есть во всей форме филантроп. Сам ценностей не производил, но о распределении богатств очень благородно мыслил. "It, He speaks, с моей стороны лепта. Other, He speaks, и ценностей не производит, да и мыслит неблагородно — это уж свинство. А я ещё ничего»».

Oleg Makarenko

A source

Comments