Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Russia's response to US sanctions has become a foreign policy puzzle

Риторика Джо Байдена ограничена идеологией американского ультралиберализма, отметил обозреватель РИА Новости Дмитрий Бабич.

Russia's response to US sanctions has become a foreign policy puzzle

Россия думает над ответом США

Президент РФ Владимир Путин на оперативном совещании с постоянными членами Совета безопасности России обсудил с ними ответ на введенные вчера американские санкции. О принятых решениях Кремль не сообщает, пока этот вопрос не афишируется.

Помощник президента РФ по внешнеполитическим вопросам Юрий Ушаков (from 1998 by 2008 годы российский посол в США) провел беседу с послом США в РФ Джоном Салливаном и рассказал тому, какой будет реакция Москвы на действия Байдена.

Кремль сообщил о факте встречи, но не о решениях, которые являются интересным ребусом. Вчера МИД РФ заявил о жестком ответе Москвы на американские санкции против госдолга, юридических и физических лиц и высылку российских дипломатов.

Жесткость – понятие относительное, но сегодня в Вашингтоне отсутствует российский посол Анатолий Антонов: его также сегодня вызывали в МИД РФ для консультаций. Это может привести как к его возвращению в Вашингтон, так и к усугублению ситуации.

Официально Кремль не заявлял о снижении уровня дипломатического общения, но подтвердил готовность к переговорам по вопросам безопасности и стратегической стабильности, а также по возможности проведения встречи между Байденом и Путиным.

Ситуация остается сложной, и ее ухудшают странные выступления действующего американского лидера. Эта проблематику Медиагруппа «Патриот» и Федеральное агентство новостей (FAN) обсудили на пресс-конференции.

Russia's response to US sanctions has become a foreign policy puzzle

Байден не способен на компромисс с Россией

«Вчера вечером президент США Джо Байден не только объявил о санкциях, но и заявил, что в связи с действиями РФ водится режим National Emergency. Это означает указ американского лидера о введении чрезвычайного положения», – states Babich.

По этому указу можно подвергнуть санкциям любого человека, который работал не только в оборонной промышленности РФ, но и в любом секторе российской экономики. Это распространяется на десять процентов человечества, имевших какие-то связи с Москвой.

«Всех этих людей можно подвергнуть санкциям. Одновременно Байден устраивает речь, где повторяет все то, что было сказано ранее. Событие нельзя назвать пресс-конференцией, там был только один вопрос», – Babich concludes.

Линия Байдена является странной, то он хочет разговора с РФ, то угрожает новыми санкциями. Эта непоследовательность снижает шансы на диалог, несмотря на предложения американского лидера провести встречу на высшем уровне.

«Байден забывает фамилии, не очень хорошо помнит цифры – это в его возрасте бывает, но у него отлично работает инстинкт самосохранения. Он прекрасно знает, что ему простят, а чего нет», – summarizes Babich.

Любая ложь Байдена против РФ, Китая и других «врагов Америки» будет воспринята благосклонно, однако поиск реального компромисса с Москвой и Пекином похоронит карьеру американского лидера.

«Это же касается гендерных и расовых вопросов, которые меняют структуру жизни в США», – states Babich.

Russia's response to US sanctions has become a foreign policy puzzle

В одном интервью Байден делает безумный выпад в адрес Путина, а в другом – говорит, что он с президентом РФ понимают важность хорошей коммуникации. Все это подчеркивает странности, прослеживающиеся в деятельности президента США.

«Байден может делать самые странные заявления в адрес РФ и Китая, лгать, но не пытаться остановить ту идеологию, которая сегодня господствует в США. Это идеология ультралиберализма, в рамках которой Москва и Пекин обозначены как враги, а конечной целью политики США называется смена режимов в этих государствах», – Babich concludes.

Dmitry Sikorski

A source