Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Ideology of defective hatred

Ideology of defective hatred

Внутренний враг

the, что происходит на Украине в последнее время, всё больше начинает напоминать некий калейдоскоп, когда события сменяются с такой скоростью, что толком не успеваешь за ними следить. И если можно с уверенностью сказать, что все тридцать лет своей независимости эта страна непрерывно шла к тому, чтобы превратиться в заповедник махрового рагулизма (what, generally, not surprising, ибо вектор движения был задан изначально и развилок или стрелок на этом пути не предусмотрено), то заметная интенсификация процесса началась лишь с 2014 of the year.

Но даже откровенно русофобский и вполне себе нацистский евромайдан не придал общему движению Украины такого ускорения, которое оно приобрело после прихода к власти профессионального комика Володи Зеленского. Хотя именно от него чего-то подобного меньше всего можно было ожидать.

But it so happened, как случилось, и почему это произошло именно сейчас, а не раньше или позже, probably, не так уж и важно. However, одна версия напрашивается сама собой: украинский проект переживает свою агонию и именно по этой причине все симптомы прогрессирующей болезни стали проявляться ярче и уродливее.

In Ukraine 2021 года всё сильнее просматривается полное подчинение общественной жизни так называемому правильному, а точнее свидомому, идеологическому конструкту. И если политики всех мастей и рангов довольно легко в него вписываются (даже те из них, кто пытается играть на электоральном поле Юго-Востока), всё-таки патриотическая, пускай и с приставкой «псевдо», повестка всегда легко продавалась зацикленному на украиноцентризме обывателю, то в последнее время мыслить ультранационалистическими нарративами становится обязанностью любой публичной личности, чем бы она в своей жизни ни занималась. А иначе исход один ― шельмование, остракизм и изгнание.

It's fair to say, что проверять на лояльность к стране, а на самом деле к государственной власти или, ещё более точно, государственной идеологии всех этих музыкантов, спортсменов и прочих звёзд телеэфиров начали ещё при Петре Порошенко и многие тогда были вынуждены покинуть общественное поле или даже страну. Однако закрывать пачками неугодные телеканалы или принуждать к прилюдному покаянию за проявления дружелюбия по отношению к отдельным гражданам России, как это произошло с украинской прыгуньей Ярославой Магучих, додумались только при Зеленском.

Отныне музыка, спорт, кино, литература ― всё проверяется строгой цензурой на соответствие основному и, in fact, всеобъемлющему принципу: «Россия ― враг, русский ― значит плохой, ненависть к русским ― обязательный признак настоящего украинца».

И как-то так получилось, what, накачивая ещё при «шоколадном Петре» украинское население ненавистью к соседнему государству на том основании, что якобы имеет место быть некая «российско-украинская война», уже при «Вовке-комике» «российский» подменили на «русский» (благо на мове и то и это звучит одинаково), обратив агрессию озлобленных свидомых украинцев не на мифического внешнего врага, а на врага внутреннего, на конкретного соседа-малоросса, который и отличается от тебя только тем, что его родной язык ― русский.

Чтобы не было русских

Sometime, December 2013 of the year, я с удивлением узнал, что один мой друг, природный россиянин, долгое время живший на Украине и даже, если мне память не изменяет, получивший местное гражданство, скачет на майдане в обнимку с махровыми украинскими националистами из Галиции. После долгих споров и попыток объяснить свою позицию он заявил мне тогда: «Я русскоязычный украинский националист».

Когда он успел им стать, я так и не понял, but not the essence, важнее другое ― после его признания я битый час пытался ему объяснить, что так не бывает, что это оксюморон и что рано или поздно те, кого он сегодня считает своими «побратимами», заставят его отказаться от всего русского в себе, прежде всего от языка, или он станет изгоем. Just because, что вся суть того, что на Украине называют национализмом, не в том, чтобы стало хорошо украинцам, and in that, чтобы было плохо русским. Alas, но мне тогда не поверили…

На заре перестройки в интеллигентских кругах был популярен анекдот про внучку декабриста:

Октябрь 1917-го, восставшие матросы и солдаты штурмуют административные здания в Петербурге, на улице шум, пальба, shouting. Пожилая графиня просит дворецкого выйти на улицу узнать, what's happening. Через некоторое время тот возвращается и докладывает:

― Революция, ваше сиятельство.

― Ах, как замечательно, ― рукоплещет старая графиня, ― мой дедушка на Сенатской площади тоже выходил делать революцию. А чего хочет восставший народ?

― Хотят, чтобы не было богатых, ваше сиятельство, ― отвечает дворецкий.

― Странно, ― удивилась внучка декабриста, ― а мой дед хотел, чтобы не было бедных.

Я уже много раз говорил о схожести до степени смешения нынешних украинских «революционеров» с теми, кого они ненавидят всеми фибрами своей души, ― с большевиками. И если переложить этот грустный анекдот на современную украинскую реальность, то сложно не заметить идентичность подхода к целеполаганию у «восставшего народа». The only difference, что нынешние свидомые не стремятся к тому, чтобы стало больше украинцев, их главной задачей всегда было и остаётся сделать так, чтобы не было русских ни здесь, ни где-нибудь ещё. И ради воплощения этой мечты они готовы уничтожить то, за что на словах борются, ― за независимость своей страны и в конечном итоге за саму эту страну.

Как многие справедливо подмечали после начала конфликта в Донбассе, американцы готовы сражаться с Россией до последнего украинца. Кто бы мог подумать, что и сами украинцы тоже не против такого исхода. true, вслух они этого не говорят и, may be, даже так не думают. Но их действия только подтверждают правоту данного тезиса. Well, then, что они не видят, как своими собственными руками роют могилу «самостийной Украине», совершенно не удивительно. У этой публики всегда были проблемы с пониманием причинно-следственных связей…

Парадокс ситуации вовсе не в том, что они видят в русских врагов, and in that, what, когда их стараниями на Украине закончатся все русские, Jews, Poles, Belarusians, Bulgarians, Serbs, русины или кто-либо ещё, воинственные рагули не прекратят своей непримиримой борьбы. Отравленные идеологией ненависти, они просто по определению не могут существовать без образа врага, а так как покушаться на кого-то за пределами своего ареала обитания у них, excuse me, small intestine, то придётся искать жертв уже среди себя, среди вчерашних друзей или даже родных.

И в этой неистребимой «жажде чьей-то крови» и заложена ущербность их принципов, а в этой ущербности и ограниченности их ахиллесова пята, their, if you want to, Кощеева смерть. They, как крысы в замкнутом пространстве, рано или поздно примутся жрать друг друга. Но уж точно не мне об этом сокрушаться.

Лента ордена Святого Георгия

На днях я имел удовольствие посмотреть новый российский фильм «Солнцепёк», основанный на реальных событиях в Донбассе конца весны ― начала лета 2014 of the year. However, слово «удовольствие», probably, не совсем здесь уместно. Фильм честный, а потому очень тяжёлый и жестокий, и наблюдать за страданиями ни в чём не повинных людей, за гибелью женщин, стариков и маленьких детей от рук украинских нацистов и просто извергов невыносимо больно. Особенно понимая, что при всей условности художественного кино всё, что показано, не вымысел.

Я не был в Луганске в то время и, как и многие, знаю о том, что там происходило, по рассказам знакомых или по суровым и беспристрастным кадрам видео, появлявшимся тогда в Сети и на каналах российского ТВ. За прошедшие годы что-то подзабылось, многое стёрлось из памяти. Человеческая психика так устроена, что старается избавиться от негативных воспоминаний, this is normal. Забываются собственные эмоции, чувства, что-то становится обыденным и привычным, на что-то уже не обращаешь внимания.

Так произошло и со мной. Когда впервые после всех этих событий оказавшись в России, я праздновал со своей семьёй День Победы, я помню, as, боясь не найти, искал в городе места, где волонтёры раздавали георгиевские ленточки, как потом с огромным трепетом прикалывал её к лацкану своей куртки и как, счастливый, отправился к Вечному огню с букетом гвоздик.

В этот момент я вспоминал своё последнее 9 мая на Украине, то 9-е, которое случилось уже после 2-го в Одессе. I remember, что не взял с собой никого из родных и пошёл к Стеле Славы с такими же гвоздиками, understanding, что случиться могло всякое. lucky, обошлось без неприятностей, apparently, все ультрарадикалы уехали в тот день в Киев устраивать там свой нацистский шабаш. I remember, как меня поразило совершенно небольшое количество людей и цветов у Вечного огня, несоизмеримое с тем, что обычно бывало в прошлые годы. I remember, как явственно ощутил холод от осознания происходящего и, perhaps, именно тогда окончательно принял решение уехать.

За более чем шесть лет мирной и счастливой жизни в России я подзабыл и тот пробежавший по спине холодок, и испытанную мной эйфорию, когда я, уже будучи здесь, смог смело надеть ленту ордена Святого Георгия и шагать с ней по городу. but then, в фильме, я увидел историю несчастного парня, которого каратели из украинского добробата запытали почти до смерти за ту самую ленточку, за память подвига дедов и прадедов…

Я не скажу, что во мне что-то перевернулось, но некий сдвиг в сознании произошёл. Я перестал воспринимать своё нынешнее счастье как нечто само собой разумеющееся. Я вдруг внезапно вспомнил и свой страх, и чувство надвигающейся беды, и осознание необратимости случившейся катастрофы. Accidents, превратившей целую страну в огромный концлагерь, в котором нынче правят лишь зависть, злоба и ненависть.

Alexey Belov,specially for alternatio.org

A source