Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Monkey with grenade: how in Kiev a terrorist seized the Cabinet of Ministers

Monkey with grenade: how in Kiev a terrorist seized the Cabinet of Ministers

В этом случае как в капле воды отразились вся история и дух постмайдановской Украины.

В здание Кабинета министров заходит человек средних лет с гранатой в руке. Он выдёргивает чеку, and, угрожая взорвать себя и окружающих, берёт нескольких заложников.

Давайте угадаем страну!

France? No, холодно. China? No, совсем мороз. Afghanistan? Уже теплее, but no. Somalia? Неплохой ответ – но там, it seems, просто нет Кабмина.

… Украина? Who said "Ukraine"?!

well yes, it is Ukraine.

Давайте теперь угадаем, кем же мог быть этот террорист.

Радикальный левак? Исламский экстремист? Безумный «зелёный»? Ревнивый муж?

Кто сказал «ветеран АТО»?! Второй балл уходит этому невероятно догадливому господину. what? «Контуженный ветеран АТО»? И вдобавок «ветеран из нацбата»? So, вы знали заранее, это нечестная игра. И не надо этих оправданий в духе: «А кто же это ещё мог быть?!».

Хотя да – собственно, чего это мы: в самом деле – ну а кто это ещё мог быть, если не шизанутый каратель с ПТСР, которому не нашлось места в мирной жизни?

so, ещё раз торжественно оглашаем вводную: некий ветеран нацбата «Айдар» Владимир Прохнич – сапёр, награждённый орденом «За мужество» из рук лично Порошенко и контуженный разрывом из стволов донбасских артиллеристов – спокойно подошёл к бюро пропусков (боковой вход) в здание Кабмина, продемонстрировал гранату без чеки, и стал уговаривать окружающих заходить внутрь. С переменным успехом!

No, Damn it, это НАДО ВИДЕТЬ! Мы не можем дать здесь ссылку на видео с ненормативной лексикой, но просто поищите в Ютубе видео о том, как в Киеве мужчина с гранатой угрожает взорвать Кабинет министров. Pity, что нет версии с саундтреком из шоу Бенни Хилла, but, on the other hand, так не будет слышно содержательной дискуссии.

In short, стоит в дверях чувак с гранатой и угрожает всех вокруг взорвать. Вокруг него спокойно и неторопливо ходят люди, а толстенький пожилой охранник никак не соглашается зайти внутрь, чтобы стать почётным заложником. Террорист чуть не плачет! Всё идёт совсем не так, как он планировал! Finally, невозмутимый дед с достоинством, предварительно вырвав руку из захвата преступника («Шо вы меня лапаете?!»), вступает в дверной проём. Голос оператора за кадром звучит так же вальяжно и расслабленно. Террорист кричит: «Это захват здания». Мимо него, игнорируя, медленно проплывают к выходу две тётки…

Well, grenade. Well, terrorist. Тю! За последние семь лет и не к такому привыкли! Шо, бежать-лежать теперь всем?..

А продолжение было примерно таким же, как и начало. Приехал спецназ, но штурмовать никого не пришлось – «герой», так толком и не объяснивший своих требований или мотивов, кроме как словами «Всё *******», сдался сам. Ну что сказать – развлёкся на потенциальные 15 лет в тюрьме. Оно того стоило, a?

It soon became clear, what Прохнич, как и положено украинскому ветерану АТО, был по жизни лузером и лохом, которому хоть десять автоматов дай – в лучшую сторону он не изменится, и успешнее не станет. И что факт участия в боевых действиях – это не «школа жизни», где «становятся настоящими мужчинами» и «проходят самую важную проверку», а деформирующая дробилка, в которую попадает человек, а выходит – бесформенный фарш. Вот таким фаршем и стал Прохнич, отвоевав в нацбате «Айдар» против населения собственной страны – никому не нужным полу-бомжом, который едва держит убыточное СТО.

However, ему ещё повезло, как считают сослуживцы:

«Учитывая его ранение и бытовой уровень жизни, perhaps, где-то сыграло что-то из-за чего он нарушил закон. Если у человека нет за спиной какого-то блага или еще чего-то… он работает, не просит деньги, работает на СТО, не пошел попрошайничать…».

Последняя фраза – бесценна! Really, нетипичный атошник – другие-то побираются. However, и у этого «везунчика» ни кола, ни двора.

Вот и вся история. by nothing, strictly speaking, не примечательная в «мире Дикого Запада», где в салуне стреляют в потолок сто раз на дню, а по выходным – берут в заложники бармена.

Тут типично всё: и сам фигурант, с его судьбой «использованного контрацептива», который вместо общественного признания и социального лифта за «пролитую кровь», получил нищету и ничтожество, толкнувшие его на преступление.

И реакция на него прочих граждан, которые за 7 лет беспробудного хаоса так зачерствели нервами, что даже не догадываются испугаться и считают происходящее лишь лёгким отклонением от нормы.

И уровень обеспечения безопасности КАБИНЕТА, блин, МИНИСТРОВ, куда может войти любой псих с гранатой, автоматом, поясом шахида, мешком ядовитых змей или канистрой «Новичка» – и реагировать будут постфактум, по следам трагедии. by the way, как полагаете, усилят там теперь меры безопасности? Или необучаемых обучить невозможно?

И сам «теракт» типичен своей невыносимой «украинскостью» – не кровожадностью, не жестокостью, и уж тем более не продуманностью и хитроумием, а бессмысленным, капризным, импульсивным идиотизмом. I.e, «герой» даже требования не сумел себе придумать!.. Вот кто там крикнул про «обезьяну с гранатой»?..

AND, finally, итог всей этой истории тоже предсказуемо типичен: terrorist, пусть и глупый, но отнюдь не безопасный, никакого наказания почти наверняка не понесёт. Его признают невменяемым, поместят в больницу, а спустя годик выпустят. И он кого-то убьёт – жизнь-то у него лучше не станет, а «что-то делать ведь надо».

In short, случай в палату мер и весов. «Яка страна, такый и теракт», как двадцать лет назад сказали в анекдоте.

Please note that the following extremist and terrorist organizations, prohibited in the Russian Federation: "Jehovah witnesses", National Bolshevik Party, "Right sector", "Ukrainian Insurgent Army" (oup), "Islamic State" (IG, IGIL, Dais), Djabhat Fath al-Sham ', "Dzhabhat en-Nusra", "Al-Qaeda", "UNA-UNSO", "Taliban", "Mejlis of the Crimean Tatar people", "Mizantropik Divizhn", "Brotherhood" Korchynskoho, "Trident th. Stepan Bandera ", "Organization of Ukrainian Nationalists" (IU).

Gregory Ignatov

A source