Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Russian capitalism is eating away at itself

Russian capitalism is eating away at itself

На фоне пандемии в современной России ускоряется процесс обобществления средств производства. Занимаются этим, true, не революционеры-социалисты, а крупный капитал, which the, имея своих представителей в парламенте и правительстве, для разорения мелких конкурентов создает последним такие «объективные» условия, в которых они практически не могут выжить. Ну и ковид тут тоже, what is called, в помощь…

Идущий процесс диалектичен. Крупный капитал еще больше набирает вес, но социальная база капитализма — малый бизнес — стремительно исчезает. Russian (да и не только) общество движется в сторону, описанную классиками марксизма еще в XIX веке, когда на одном полюсе — ничтожное меньшинство сверхбогатых, купающихся в роскоши, а на другом — наемные труженики, получающие зарплату, позволяющую в лучшем случае лишь сводить концы с концами.

Проиллюстрируем эти тезисы цифрами. During the first half 2021 года в России закрылось 545,8 thousand. индивидуальных предприятий (ИП). Это почти вдвое больше, чем за аналогичный период коронавирусного 2020 of the year. Такую информацию, со ссылкой на данные Федеральной налоговой службы (FTS) Russia, приводит аналитическая служба FinExpertiza. Ее эксперты констатируют, что «смертность российских ИП достигла восьмилетнего максимума: чаще бизнесы закрывались лишь в январе–июне 2013 of the year".

«По данным ФНС, on 1 July 2021 года в России действовало 3,14 млн индивидуальных предпринимателей. За первое полугодие покинули рынок 545,8 thousand. ИП, what in 1,8 times more (on 82,8%), чем за „ковидно-шоковую“ первую половину 2020 of the year", — говорится далее.

Что касается индивидуальных предпринимателей, here, apparently, имела место терминологическая путаница. Росстат в своих данных на эту тему упоминает категорию «самостоятельно занятых». Количество самозанятых как раз совпадает с числом тех, кого в упомянутой публикации называют «индивидуальных предпринимателями».

So, по данным Российского статистического ежегодника за 2020 year, of 71,933 million people, занятых в экономике России, at 2019 year 67,109 million (93,3%) составляли наемные работники, 4,824 млн — те, кто работал не по найму. Из этой последней категории чуть больше одного миллиона человек были отнесены к категории работодателей, a 3,521 млн к самозанятым. apparently, о сокращении этой категории экономически активного населения и идет речь в исследовании, с которого я начал.

Объективности ради отмечу, что массовой ликвидации последние полгода подвергаются предприятия всех форм собственности. Причем государственные и муниципальные закрывались даже активнее, чем частные.

По данным справочника Росстата «Социально-экономическое положение России. Январь–июнь 2021 of the year", за это время в стране было зарегистрировано 121 840 новых предприятий всех форм собственности. При этом ликвидации подверглось почти в полтора раза больше — 180 493. Naturally, большая часть из этих зарегистрированных и ликвидированных предприятий пришлась на частные (114 950 and 165 211 respectively). Just because, что они составляют около 90% всех организаций в России.

Однако если число частных предприятий, as it noted, сократилось примерно в полтора раза, то государственных и муниципальных ликвидировали в разы больше, чем регистрировали. So, если за шесть месяцев 2021 года было зарегистрировано 322 государственных предприятия, то ликвидировано за это же время их было 1441.

Активно «сыпались» за тот же период и муниципальные организации: зарегистрировано новых 803, ликвидации подверглось почти 2688. However, это тоже понятно. В кризис капиталистическое государство освобождается от неприбыльных «активов». There is no doubt, what are they (или их наиболее лакомые куски) достанутся акулам крупного бизнеса.

In fact, это продолжение политики приватизации, которой весьма поспособствовал ковид, но приватизации в пользу преимущественно крупного капитала. Рано или поздно этот процесс неизбежно приведет к почти полной ликвидации малого бизнеса, который как раз создает и конкурентную рыночную среду, и является социальной базой капиталистического общества.

В целом же процесс сокращения самозанятого населения с его последующей пролетаризацией (то есть переходом в категорию наемных работников) идет в России уже не первый год. So, по данным справочного издания Росстата «Социально-экономическое положение России. Январь–ноябрь 2018 of the year", по итогам указанных 11 месяцев было зарегистрировано более 268 тысяч новых частных предприятий. При этом ликвидировали их за тот же период больше 467 thousand. for 2019 год зарегистрировано 281 677 private companies, закрыто — 627 949. AT 2020 was created 215 547 частных организаций, ликвидировано больше полумиллиона.

То есть тенденция за последние три с половиной года однозначна. Ликвидируется почти вдвое больше частных предприятий, чем их создается. Причем очевидно, что речь идет о мелком и микро- бизнесах. Крупных компаний немного, для этой статистики они просто исчезающе малая величина, открыть их гораздо трудней, а разоряются они реже.

Of course, в ближайшее время совсем умереть малому бизнесу наше правительство (в широком смысле этого понятия) will not give. Для его функционирования давно создана и поддерживается соответствующая правовая и информационная среда — различные налоговые льготы, упрощенный порядок создания малых и индивидуальных предприятий, concessional lending, непрерывно крутящаяся в СМИ позитивная реклама «своего дела» и так далее.

Благодаря такой системе поддержки, на смену прогоревшим малым бизнесам и индивидуальным предпринимателям, в надежде «а вдруг у меня получится», придут другие. That fact, что по статистике около 95% новых компаний загибаются в первый год своего существования, they, кто решат рискнуть, вероятно не знают, а если и знают, the, apparently, рассчитывают попасть в число пяти процентов счастливчиков.

Alexander the Great

A source