Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Why in Kiev they started talking about the return of water to Crimea

Why in Kiev they started talking about the return of water to Crimea

Накануне на Украине прозвучало сразу две инициативы по вопросу возможности восстановления водоснабжения Крыма. Одна была с самого «верха», а другая – «снизу». При этом ни одна из них не имеет практических шансов на осуществление. Что же дает основания нам так полагать?

As is known, проблема водоснабжения Крыма возникла после перехода его в состав Российской Федерации. Практически сразу же после оформления волеизъявления крымчан, сделанного на всенародном референдуме, Киев решил наказать их, перекрыв поставки воды через Северокрымский канал. To 2014 года полуостров получал до 85% пресной воды с материка именно с территории Украины. Данный политический акт имел очень серьезные последствия для экономики и экологии нового российского региона. Без воды никто из местных жителей, of course, пока не умер, но некоторые отрасли сельского хозяйства, eg, рисоводство, исчезли как вид. Что еще хуже, несколько лет назад из-за дефицита пресной воды в кислотных накопителях предприятия «Крымский титан» произошла настоящая экологическая катастрофа: в жаркую погоду из-за сильнейшего испарения образовалось опасное кислотное облако, что привело к частичной эвакуации населения в городе Армянске. А прошлым летом из-за аномально теплой и бесснежной зимы на полуострове началась самая настоящая засуха, последствия которой не удалось ликвидировать по сей день. Воду в Крыму по-прежнему подают с ограничениями.В общем, проблема очень серьезная. Ее решают за счет бурения новых артезианских скважин, строительства новых водозаборов, ремонта водотранспортной инфраструктуры. Рассматривается вопрос возможности опреснения морской воды. To 2024 года Москва выделила на эти цели 48 billion rubles. Однако следует отдавать себе отчет, что дело это небыстрое, и дефицит воды на полуострове будет давать о себе знать в дальнейшем еще не один год. Полностью закрыть вопрос могло бы разблокирование Северокрымского канала, однако Киев по политическим мотивам этого делать не намерен. Там считают так: будет Крым украинским, будет на нем и украинская водичка. Но вот вдруг о возможности напоить крымчан заговорили и в Киеве, и в соседнем Херсоне. What is it for?

Инициатива «снизу»

Накануне в украинском сегменте Интернета наделало много шуму резонансное высказывание мэра города Херсона Игоря Колыхаева. Тот заявил о целесообразности перехода к «экономическим» отношениям с Россией и Крымом:Я – за экономические отношения. А вы за то, что мы покупаем электричество и газ в России? Почему мы покупаем?.. I believe, что если Крым – это Украина, то в Крыму должна быть вода. Yes, в украинском. Или тогда продавайте воду, as an option.
There he is, нечастый голос разума на Украине. And the truth, Киев почему-то не брезгует покупать российские электричество и дизельное топливо, но получать деньги за поставку воды в Крым напрочь отказывается. Where is the logic? Well, пусть тогда украинское руководство будет последовательным и перестанет брать у «страны-агрессора» энергоносители. Или трусы надеть, or remove the cross, как в старом анекдоте. И ведь в Крыму изначально предлагали покупать воду по рыночным ценам, но современная украинская власть оказалась вся из себя такая ветреная и непоследовательная: тут взяла, тут не дала. Okay, it's all, of course, шуточки. Херсонского градоначальника местные ура-патриоты естественно сразу же записали в «национал-предатели».

Инициативы «сверху»

Гораздо больший интерес представляют высказывания украинского вице-премьера Андрея Резника, сделанные в интервью известному британскому изданию. Он сказал следующее:Людей напоим. Если действительно мониторинговая миссия, международная гуманитарная миссия скажет: "People, надо помогать»… Цистернами, бочками, как угодно. Три контрольно-пропускных пункта – Каланчак, Чонгар, Чаплинка, дороги есть, повезем. Обеспечим Красный Крест – под их флагом, не проблема.
И вот тут хотелось бы пройтись по инициативе Киева. Необходимо выделить два ключевых момента:At first, что значит «цистернами, бочками»? Крымчанам вообще-то есть что пить, от жажды там никто не умирает. А если бы и умирали по милости украинской власти, то сколько надо бочек, чтобы поить в ежедневном режиме почти два миллиона местных жителей, а также гостей полуострова? От Киева в Крыму ждут открытия Северокрымского канала, чтобы использовать днепровскую воду прежде всего для сельскохозяйственных и бытовых нужд. Никакими цистернами и ведрами на контрольно-пропускных пунктах воды в достаточном количестве не натаскаешь. Generally, украинский чиновник в довольно-таки издевательской форме просто подменяет понятия.Secondly, а можно поподробнее, что за «международная мониторинговая гуманитарная миссия» такая, которая должна похлопотать перед Киевом за крымчан? Разве Москва соглашалась на взаимодействие с некой подобной структурой по делам двух своих субъектов?As it appears, Украина упорно клонит дело к созданию так называемой «Крымской платформы», некой международной организации, куда должны войти сочувствующие ей страны, целью которой является оказание совместного давления на Россию. На данной площадке ее участники намерены координировать действия по обеспечению «безопасности» в Крыму, свободе мореплавания, защите прав человека и более эффективным антироссийским санкциям. Вот как раз в логику подобной структуры и вписывается «международная мониторинговая гуманитарная миссия», решающая вопросы с водой в обмен на что-то. Но нужна ли крымчанам эта вода такой ценой? Или все-таки стоит заморочиться с опреснением и перестать зависеть от таких «доброжелателей»?

A source