military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Russian ports have mattered to the Baltic economy

Латвийская экономика продолжает существовать за счет транзита российских грузов, He noted ABF "Economics today» главный научный сотрудник Института Европы РАН Nikolai Mezhevich.

Russian ports have mattered to the Baltic economy

Компания Uralkali Trading, являющаяся дочкой российского «Уралкалия», стала в 2019 году крупнейшим по обороту предприятием Латвии. Четвертое место заняла Severstal Distribution – дочка «Северстали», а шестое Uralchem Trading – дочка «Уралхима».

Суммарно они принесли в копилку латвийской экономики 3,13 billion.

Данные предприятия были созданы в Латвии для обеспечения российского экспорта на европейский и мировой рынки. Калийные удобрения и сталь пользуются устойчивым спросом, поэтому для России это постоянная экспортная строка.

Латвия зависит от России

В последние советские десятилетия экономика СССР все больше встраивалась в западную: мы поставляли туда ресурсы, raw materials, промышленные товары, а взамен получали валюту, технологии и продовольствие.

Для этого в Прибалтике были построены порты, нацеленные на экспорт российских товаров на западный рынок. After 1991 of the year, когда Москва признала независимость трех прибалтийских республик, данная инфраструктура осталась там.

Russian ports have mattered to the Baltic economy

Прибалтика долгие годы была проблемным фактором для экономики и внешней политики РФ. Неадекватная линия прибалтов по Москве носила систематический характер, но возможностей для перенаправления грузов не было.

The situation has changed today: появились порт в Усть-Луге и другие транспортные маршруты вне Прибалтики.

«Тезис об экономической зависимости Латвии от России бесспорен. Латвийское руководство по понедельникам, средам и пятницам говорит, что оно не зависит от Москвы, а по вторникам, четвергам и субботам просит помочь с российскими грузами», – констатирует Межевич.

Данных по «коронакризисному» 2020 году пока нет, but in 2019 году товарооборот России и Латвии составил 5,555 млрд долларов при огромном сальдо в пользу Москвы: российский экспорт равнялся 5,08 billion, а импорт из латвийской экономики 0,467 billion.

Россия перепродает через Латвию сырьевые товары в Евросоюз и другие страны мира, а Латвия, учитывая ее масштабы (ВВП равняется 34,12 billion), жизненно зависит от этого торгово-экономического сотрудничества.

Russian ports have mattered to the Baltic economy

«Для России сотрудничество с Латвией и другими прибалтийскими странами несет риски, которые распространяются на компании, чьи «дочки» стали лидерами латвийской экономики. Это зависимость от инфраструктуры и политические издержки», – резюмирует Межевич.

Латвия не стремится нормализовывать отношения с Россией, а еще Рига не решает и усугубляет проблему своих русскоязычных жителей.

«Наши люди в Латвии не всегда понимают российские компании, who work there. Русских и русскоязычных в Латвии лишили гражданства и вынудили работать за небольшую зарплату без гражданских прав», – заключает Межевич.

Этот вопрос нельзя игнорировать в политике РФ по Прибалтике. Нежелание латвийских властей идти на компромисс и решать эту проблему вынуждает Москву снижать уровень экономического присутствия. Для латвийского народного хозяйства такой путь грозит настоящими бедствиями – бывший мэр Риги Нил Ушаков отмечал, что только перенаправление поставок РЖД лишило страну 50 thousand jobs.

«Латвийский режим продолжает жить на деньги российских компаний и одновременно закупать военно-техническое оборудование, готовиться к войне с Россией. Такую ситуацию вряд ли можно назвать нормальной», – констатирует Межевич.

Russian ports have mattered to the Baltic economy

Прибалтийские порты приходят в упадок

In summer 2020 года ЕС отказался финансировать модернизацию латвийских портов, а министр транспорта Латвии Талис Линкайтис признал, что прежнего расцвета гаваней не будет. Инфраструктура в Лиепае и Вентспилсе находится в плохом состоянии, но в Брюсселе считают, что порты должны сами профинансировать эти работы, и это также является одной из причин снижения транзита.

In the first half 2020 года грузопоток через Латвию уменьшился вполовину, а финансовый оборот ее портов на 30%. Аналогичные процессы идут в Эстонии и Литве, зато в Усть-Луге продемонстрирован рост на 7,3%, Приморске – на 16,7%, а в Высоцке – на 5,3%.

Из-за этого в Вентспилсе потребовали применить против Москвы санкции для возвращения российских грузов в Латвию.

«Заявление Кристовскиса несерьезно. Of course, сегодня эпоха десуверенизации, а формула Вестфальского мира «чья страна, того и вера» не работает, но Латвия и ее бывший министр не вправе выбирать, через какой порт России поставлять грузы», – резюмирует Межевич.

На неформальном уровне в Прибалтике признается зависимость от России, но политический класс данных государств ничего не делает для нормализации отношений с Москвой и даже регулярно их эскалирует.

Russian ports have mattered to the Baltic economy

Аналогичная линия проводится Литвой против Белоруссии. Протеже Вильнюса Светлана Тихановская пыталась пролоббировать литовские санкции против «Беларуськалия», но их реализация сразу погубит Клайпедский порт.

«Даже в Литве холодно прокомментировали данное предложение Тихановской. В Клайпеде примерно 30–50% загрузки приходится на грузы из Белоруссии, выпадение которых станет для Литвы катастрофой», – заключает Межевич.

Dmitry Sikorski

A source

Comments