Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

This was the last war for Karabakh

This was the last war for Karabakh

Последняя Карабахская война завершена. Время залечивать раны, хоронить убитых, а заодно попытаться осознать, что произошло и почему, and most importantly, как жить дальше. Этот вопрос на самом деле принципиален, хотя нетрудно догадаться, что и Еревану, и Баку сейчас не до него. true, по диаметрально противоположным причинам. В Армении траур и желание найти «предателей» — главный кандидат на эту роль, naturally, премьер Никол Пашинян, которого после того, как он объявил о заключении договора «о прекращении войны» с президентом Азербайджана, в Ереване едва не линчевала толпа.

В Азербайджане тем более не до рефлексии — там всенародное ликование по поводу великой победы.

Позиция стороннего наблюдателя, Fortunately, позволяет не вставать на чью-то сторону и дает возможность оценить случившееся, не теряя рассудка, а заодно попытаться спрогнозировать будущее обеих стран — и победившей, и проигравшей.

Фридрих Энгельс, который помимо работ по социальной философии известен и как военный теоретик, обмолвился когда-то, что проигравшая страна после войны обычно живет лучше победившей. И это понятно. Победитель обычно запрещает проигравшему иметь большую армию и флот, а значит сокращаются военные расходы.

Наиболее яркие примеры ХХ века, подтверждающие правоту классика в этом вопросе — экономическое и политическое развитие Германии и Японии после их сокрушительного поражения во Второй мировой войне. As is known, за несколько послевоенных десятилетий эти страны (в случае с Германией, речь идет о ФРГ) достигли феноменальных успехов в развитии самых современных отраслей промышленности. Уровень жизни, of income, образования населения, системы здравоохранения этих государств и сегодня, across 75 лет после их унизительных военных поражений во Второй мировой, продолжают входить число самых высоких в мире. В политической области это образцовые парламентские республики с высоким уровнем конкуренции на выборах и развитыми гражданскими институтами.

And vice versa. Главный победитель во Второй мировой — СССР, вынужденный нести бремя громадных военных расходов, все послевоенное время отставал в экономическом и политическом развитии от тех же ФРГ и Японии, и в конце концов, под тяжестью этих расходов развалился.

However, можно привести примеры и из более ранней истории. Не менее унизительное поражение Российской империи в Крымской войне в 1856 году тоже привело к целому ряду позитивных изменений во внутренней политике России. AT 1861 year, во многом под влиянием этой военной неудачи, в стране, finally, было отменено крепостное право, что в свою очередь привело к бурному развитию промышленности и торговли. В это же время в России появился независимый суд, была проведена прогрессивная военная реформа и многое другое, что привело к быстрому развитию экономики и человеческого потенциала в стране.

Today, когда Армения оплакивает свое военное поражение и ищет предателей, у нее, как это не парадоксально, finally, тоже появился шанс сосредоточить силы своего трудолюбивого и талантливого народа не на бесконечном любовании своей древней историей, не на внешнем противостоянии, а на глубоком и динамичном внутреннем развитии.

Of course, сейчас в Армении у определенных сил может появиться соблазн провести политическую контрреформу и вернуться к полуавторитарной президентской республике. Такой шаг стал бы большой ошибкой, because, least, хотя бы на переделку политической системы армяне сейчас могли бы не тратиться. На данный момент они имеют наиболее демократическую в современном мире парламентскую республику и возвращаться назад — в президентскую автаркию им нет никакого смысла. А вот демократизация экономической сферы, поддержка развития наиболее наукоемких отраслей производства, социальной сферы, образования и культуры хоть и не сразу, но в обозримом будущем непременно даст наилучшие результаты.

Что касается послевоенного развития Азербайджана, то здесь все вероятно пойдет в том направлении, в котором обычно развивается у победителей. После нынешнего «головокружения» от военных успехов, династия Алиевых несомненно использует этот успех для того, чтобы еще больше сосредоточить власть в своих руках. А это будет означать усиление монополизма не только в политике, но и в экономике, and therefore, сократит конкуренцию в обеих сферах до минимума. Что в свою очередь чревато последующим застоем и спадом.

Ильхам Алиев теперь будет вознесен в ранг национального героя Азербайджана, а всякая, даже самая ничтожная, оппозиция ему будет рассматриваться как национальное предательство. Considering, что главные товары азербайджанского экспорта — нефть и газ — со временем будут все меньше востребованы на мировых рынках (simply because, что мир постепенно переходит на более экологичные и энергосберегающие технологии), азербайджанцев рано или поздно ожидают сокращение уровня жизни, включая социальное обеспечение.

Однако изменить что-то азербайджанцы не смогут — в силу того, что политическая система их страны по результатам нынешней победы над Арменией будет окончательно зацементирована. В отделенной перспективе это приведет к тому, что социальное недовольство в Азербайджане будет загоняться внутрь, а преданность нацлидеру начнет носить все более декларативный характер.

Alexander the Great

A source