Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Macron Rubicon, Khabib's tweet and folk art in a crisis era

Macron Rubicon, Khabib's tweet and folk art in a crisis era

На прошлой неделе Францию потрясли три террористические атаки за день. Выходец из Туниса ворвался в церковь в Ницце и начал резать людей. Three people died. Спустя несколько часов неизвестный попытался напасть с ножом на полицейских и был застрелен. Третья атака произошла в Саудовской Аравии: преступник напал на консульство Франции в Джидде с острым предметом. Все атаки произошли на фоне объявленной Макроном войны исламскому террору. Две недели назад 18-летний чеченец Абдуллах Анзоров убил ножом учителя Самуэля Пати, который демонстрировал карикатуры на пророка Мухаммеда. Макрон решил бороться с исламским радикализмом, stressing, что страна не откажется от свободы слова, в том числе от карикатур на Мухаммеда. Слова французского президента вызвали острую реакцию у мусульман. Елена Кондратьева-Сальгеро — о том, какие сейчас настроения во Франции.

Если вместо того, that 100 раз услышать, вы желаете один раз увидеть, как выглядит целый мир в миниатюре одной отдельно взятой страны, то вам сюда — в осеннюю Францию 2020, где в один клубок свились все актуальные всеобщие проблемы и конфликты: воинствующий терроризм, санитарный кризис и даже Нагорный Карабах.

Франция сегодня представляет собой очень наглядную Чашку Петри, где изучение питательной среды и давшего всходыпосеванекоторых организмов позволяет понять и спрогнозировать европейские и мировыe аналоги. Как по одной капле воды можно догадаться о существовании Мирового океана.

A eсли вы наивно полагаете, что беспрецедентный накал религиозного терроризма в Европе спровоцировали безобразные карикатуры третьесортного журнала “Charlie Эbdo”, вы либо плохо информированы, либо сознательно игнорируете неприятную очевидность. Позвольте напомнить и соблаговолите проверить: первые акты исламистского терроризма в Европе начались еще в 90-х. Убийство умеренного имама Абдельбаки Сахрауи за отказ импортировать во Франциюалжирский джихади сразу вслед за этим взрыв на станции Сен-Мишель (8 dead, 117 wounded) — это лето 1995. Между первыми терактами тогда ещеползучегоисламизма и убийством журналистов “Charlie Эbdo” — 20 years. И несметное количество жертв по дороге, забываемых буквально на ходу.

Macron Rubicon, Khabib's tweet and folk art in a crisis era

Вход в церковь Нотр-Дам-де-Нис, which 30 октября атаковал выходец из Туниса Брахим Ассауи | A photo: REUTERS / Eric Gaillard

Когда даже журналисты начинают путать годы и даты, имена фанатиков и героeв и вынуждены сверяться с энциклопедиями, пополняемыми в режиме реального времени, можно говорить о текущей, хоть и латентной войне. Война эта останется скрытой до тех пор, пока не перейдет рубеж официального объявления властями. Этот Рубикон был пройден президентом Макроном несколько недель назад, в момент его официального заявления обисламистском терроризме”, с которым он пообещал бороться, не уступая ни горсти свобод, ни пяди земель. As always, после очередной удавшейся террористам бойни.

Заявление президента Макрона было расценено исламским миром какоскорбление всему исламскому миру”, вызвав в сердцах и в сетях шквал возмущения и проклятий не только в адрес самого президента, but France, и французов, и вообще всех, кто осмелился признать, что в данный момент мир атакует именно исламистский, а не какой-нибудь другой абстрактный терроризм.

За заявлением президента последовала серия показательных убийств уже знакомым методом — обезглавливанием и нападением с режущими предметами (нож или топор). Убийство французского учителя, убийство прихожан храма в Ницце, не считая нескольких единичных и не удавшихся нападений в разных городах Франции и не Франции (одно из таких нападений случилось в Саудовской Аравии во французском консульстве).

Macron Rubicon, Khabib's tweet and folk art in a crisis era

Плакат памяти убитого Самуэля Пати

Даже если сухо отмечать факты и только факты, а их трактовку оставить на личное усмотрение всех любителей доморощенной аналитики, баланс все равно неутешительный и далеко не в пользу сторонников всеобщего безоглядногопримиренияпод эгидой принципаоно само рассосется”. Факты тревожны и удручающи: модераторы не успевали панически тереть волны одобрительных комментариев террористам за убийство учителя и прихожан со стороны защитниковсамой миролюбивой религии в мире”. И никому из этих защитников отчего-то не хочется лишний раз напоминать, что все известные и замечательные интеллектуалы-мусульмане во Франции, давно и активно выступающие против исламистского сепаратизма — Буалем Сансаль, Зинеб Эль Разуи, Мохамед Сифауи, Жанетт Буграб и многие другие — столь же давно и безнадежно живут под круглосуточной полицейской охраной, чтобы иметь возможность высказывать собственные убеждения, не поплатившись головой.

The facts are, что во Франции с самого начала терактов и за все истекшие десятилетия не случилось ни одной мирной мусульманской манифестации, публично осудившей убийства, совершаемые фанатиками во имя их религии. Это тоже один из тех неудобных моментов, с которыми сегодня все еще так не хочется считаться конфузливo политкорректным СМИ.

The facts are, что твитрусского чемпиона” (так французская пресса называет Хабиба Нурмагомедова), воспринятый официальными СМИ как открыто поощряющий убийство журналистов и учителя, как откровенно антифранцузский и даже как угрожающий был в буквальном смысле облайкан не только анонимным войском поддержки террористам, но и известными футболистами, такими как Карим Бензема, Мамаду Сако, Тьемуэ Бакайоко и Миралем Пьянич. А еще под этим твиттом, в знак солидарности с футболом и отсутствием мозгов, также поставил свой весомый лайк бывшая звезда когда-то не политизированного спорта Дэвид Бэкхем. Здесь хочется просто напомнить некоторым публичным людям, что иногда гораздо умнее и достойнее биться головой в мяч или, на худой конец, пить пиво.

Macron Rubicon, Khabib's tweet and folk art in a crisis era

Пост Нурмагомедова о Макроне

Засим перейдем к другой обещанной порции глобального посева во французской Чашке Петри с экзотическим для европейских ушей названием Нагорный Карабах. Легко догадаться, что среднестатистическому французу, замученному карантином и новым всплеском террористической опасности, сегодня откровенно непонятны, а потому мало интересны проблемы армяно-азербайджанского конфликта, местоположение которого ему даже на карте сложно с точностью определить.

Зато даже самый безразличный среднестатистический француз не смог пропустить мимо ушей оскорбление, брошенное турецким президентом Эрдоганом в адрес президента Макрона. remind, что после очередного обещания французского президента бороться с исламизмом, не запрещая никакие карикатуры, г-н Эрдоган посоветовал г-ну Макрону заняться своим психическим здоровьем, вслед за чем франко-турецкие отношения обострились, как ятоган.

Вот тогда-то во все быстро разбегающиеся по сторонам щели раздора и полезли неведомо откуда взявшиесядругие элементы”. Namely: сразу в нескольких французских городах (Вьенн, Дижон, Десин), As if on cue, активизировались симпатизирующие Эрдогану турецкоподданные. Целые группы невнятных беженцев турецкого происхождения, объявляющих себя сторонниками политики турецкого президента, начали устраивать рейды в армянские кварталы, выискивать выходцев армянского происхождения и сеять террор, пока только самыми примитивными средствами: крикамиАллах акбар!” и обещаниями поразить и умертвить Армению (в самых непристойных выражениях).

Эта новая модификация межэтнических конфликтов на фоне всего происходящего окончательно подкосила и прессу, и полицию, заметавшуюся в попытках во что бы то ни стало прикрыть очаги самовозгорания на местах в надежде на успокоительную силу карантина. На карантин сегодня вообще возлагается много больше надежд, нежели одна санитарная необходимость. Однако общая ситуация вряд ли позволяет верить, что один маленький карантин сможет все эти надежды оправдать…

Ho самыми любопытнымивсходамивсего вышеописанного посева в бульоне культур, которым предстанет перед наблюдателем сегодняшняя Франция (а то и вся Европa…), я считаю неожиданно возникший и распространившийся по сетям со скоростью, опережающей вирус и модераторов, ролик какой-то неведомой французской рок-группы, заклейменной, засрамленной и зачищенной, но продолжающей победное шествие по интернету, как крамольная листовка по карманам посвященных.

Ролик называетсяКапитан Влад”. is he, лихо смешивая элементы юмористической мультипликации с документальными кадрами, воспевает Путина в образе Супермена, с серпом и молотком (!), который спасет мир от всех узаконенных политкорректностью новыxценностей” (в качестве примераценностейпоказаны борцы ЛГБТ-сообщества и французские политики, отличившиеся самыми громкими коррупционными скандалами).

Краткое содержание песни: Капитан Влад, ты не из нашей прекрасной страны, но ты придешь сюда из далекой России не пошутить, а освободить всех нас от нескольких сотен “eccentrics” (слово на четырнадцатую букву русского алфавита…). Ты вернешь нам веру в мир без коррупции и разврата. На картинках — Путин и медведь, Путин и лошадь, Путин и щука, Путин и дзюдо, Putin, побивающий Саркози, Олланда и Макрона, заставляющий плясать Трампа и дрожать тренажеры в спортзале

Как принято писать в жанре успокоительного шаблона, “вот в таких непростых условияхпротекают сегодня все события мирового уровня: карантины, теракты, этнические разборки и народное творчество.

Народное творчество, of course, радует больше всего. Но если вспомнить, что всеобщая глобализация распространяется повсеместно и бесконтрольно, а по единой капле можно догадаться о существовании великого океана, то вывод из нынешней ситуации скорее положительный. Все-таки народное творчество, как мифы и легенды, никогда не возникает из ничего. А капля, as is known, и камень точет.

Так что в ролике пусть поют, в сетилайкают, а мы постараемся не резать кроликов в ванных по примеру Айсидоры Дункан. Процесс переформатирования менталитетов пошел и глобализируется. Hабираемся терпения и ждем.

A source