Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Financial dystopia Japan

Государство в Японии попало в полную зависимость от Центробанка

Банк Японии во многих отношениях уникален. Его уникальность заключается в первую очередь в том, что он является первопроходцем в проведении сверхмягкой денежно-кредитной политики, когда масса денег, создаваемых Центробанком, быстро растёт, при этом деньги становятся очень дешёвыми, даже бесплатными.

Долгое время Банк Японии имел статус института, независимого от государства. By law 1942 года он стал подконтролен правительству; министр финансов Японии получил право самостоятельно изменять подзаконные акты банка. AT 1949 году был создан Политический совет, определявший интересы государства в области монетарного регулирования, but in 1998 году вступил в силу закон, вновь установивший независимость Центробанка от государства.

По статусу Банк Японии является акционерной компанией: 55 % его капитала принадлежит правительству, 45 % – частным и институциональным акционерам. Подобного рода центробанки акционерного типа со смешанным государственно-частным капиталом – не редкость. for example, Национальный банк Бельгии (50 % – государство, 50 % – частный капитал); Национальный банк Швейцарии (52 % – государство в лице кантонов и кантональных банков, 48 % – частный капитал); Банк Греции (8,93 % – государство, 91,07 % – частный капитал); Центральный банк Турецкой Республики (55,12 % –Минфин, 44,88 % – частный капитал).

Процентная ставка, по которой Банк Японии предоставляет кредиты коммерческим банкам (сегодня она называется ключевой ставкой), at 2001 году упала до нуля. Это произошло впервые за всю историю центральных банков. Ставка продержалась на нулевой отметке до 2006 года и потом повышалась не намного. AT 2007-2008 gg. её уровень равнялся 0,5 %, at the end 2008 года ставка опустилась до 0,3 %, затем до 0,1 %. FROM 19 December 2008 year on 4 October 2010 года её уровень – 0,1 %. 5 October 2010 года Банк Японии снизил процентную ставку до диапазона 0 – 0,1 %.

29 January 2016 года процентная ставка Банка Японии была снижена до отрицательного значения – минус 0,1 % и остаётся такой по сей день. По депозитным операциям Банка Японии ставка также отрицательная – минус 0,5 %.

Besides, с конца ХХ века Банк Японии накачивает экономику страны деньгами – преимущественно путём скупки на рынке долговых бумаг государства (политика так называемых количественных смягчений) под флагом борьбы с угрозой дефляции, за оживление экономики.

Если по величине активов Банк Японии в конце ХХ века относился к разряду крупных центробанков мира, то сегодня он стал Центробанком №1. Вот последние данные об активах ведущих центробанков мира (по состоянию на ноябрь 2019 of the year, trillion. Doll.): Банк Японии – 5,3; Европейский центральный банк (ECB) – 5,2; Народный банк Китая – 5,2; ФРС США – 4,0. При этом Япония по масштабам экономики существенно уступает и Соединённым Штатам, и Китаю, и группе стран еврозоны. Если взять отношение активов центробанков к валовому внутреннему продукту, то получим следующую картину (%): Japan - 102,0; страны еврозоны – 39,2; China - 36,8; US - 17,4.

В Европе и США сейчас идут дискуссии о том, не слишком ли далеко ЕЦБ и ФРС зашли в количественных смягчениях. Ведь они подобны наркотику, привыкнув к которому, экономика жить потом без него не может. Однако положение дел в Европе и США – цветочки по сравнению с тем, что мы имеем в Японии. Центробанк Японии, взятый в сравнении с размерами экономики страны, превратился в самый грандиозный в мире пузырь. Есть впечатление, что с конца ХХ века Японию используют как полигон ультралиберальной денежно-кредитной политики.

И ФРС, и ЕЦБ, и другие центробанки закупают часть долговых бумаг, которые выпускают Минфины. So, на сегодняшний день на балансе ФРС находится примерно 13% всех облигаций, выпущенных Казначейством США. Что касается ЕЦБ, правила предусматривают, что он не может приобретать более 1/3 общего объема казначейских бумаг, выпущенных государством-членом еврозоны. А как в Японии?

First of all, это страна – мировой рекордсмен по относительному уровню государственного долга, он оценивается в 250 % VVP. И долг государства в Японии растёт быстрее, чем у многих других стран. В последние годы средняя величина дефицита государственного бюджета Японии составляет около 4,5 % VVP (in USA, Great Britain, еврозоне – примерно 3 %). По данным японских экономистов, at 2018 финансовом году треть доходной части государственного бюджета формировалась за счет займов. Эта доля растёт из года в год. Если тенденция сохранится, к середине 2020-х годов большая часть бюджета Японии будет формироваться не за счёт налогов, а за счёт государственных займов. Прямо финансовая утопия или, more precisely, антиутопия.

В Японии в отличие от США и еврозоны Центробанк является главным покупателем государственных долговых бумаг. AT 2016 году на балансе Банка Японии находились примерно 40 % государственных облигаций. Государство в Японии попало в полную зависимость от Центробанка. AT 2017 году правительством и Центробанком был сделан очень неординарный шаг, which the, как сообщилось, должен решить проблему государственного долга: parties agreed, что ЦБ Японии будет выкупать с рынка госдолг Японии, принадлежащий всем прочим держателям облигаций. Сейчас эти «прочие» обременяют государственный бюджет – им надо выплачивать проценты по государственным бумагам, на что расходуется более 15 % budget. А если «прочие» бумаги попадут на баланс Центробанка, то те проценты, которые Минфин платит Банку Японии по государственным бумагам, будут возвращаться в Минфин (получаемая Банком Японии в виде таких процентов прибыль, согласно закону, должна перечисляться в казну).

По плану каждый год Банк Японии будет выкупать долг на 700-800 billion. dollars. Уже сейчас на балансе Банка Японии сосредоточена половина всех казначейских облигаций. It is assumed, что весь государственный долг будет выкуплен к 2026 year. At first sight, красивая схема долгового финансирования государства без нагрузки на бюджет в виде процентных расходов. Однако при этой схеме государство оказывается в полной власти Центробанка. apparently, это пилотный проект. Если проект признают успешным, схему могут взять на вооружение США, Европа и другие страны. Некоторые эксперты говорят, что японская схема приведёт к полному уничтожению государства, а отдельные государственные институты превратятся в структурные подразделения центробанков, которые станут единственной властью.

Одновременно Банк Японии тихой сапой скупает национальные компании. Ему в отличие от центробанков большинства других стран разрешено приобретать на рынке корпоративные бумаги – облигации и акции. И Банк Японии этим пользуется, он давно входит в десятку крупнейших акционеров на токийской фондовой бирже. In March 2018 года в портфеле Банка Японии имелись акции 40 % всех компаний, бумаги которых торговались на токийской бирже (1446 companies from 3735, имевших листинг на бирже). Спустя год данный показатель вырос до 50 %. AT 2019 year 23 компаниях Банк Японии был основным акционером, общий объём его инвестиций в акции составил 28 trillion. yen (250 billion. Doll. USA).

Экспансия Банка Японии на фондовом рынке продолжается. К ноябрю 2020 года инвестиции Центробанка Японии в акции могли достичь 40 trillion. yen. According to experts, в следующем году банк станет главным институциональным инвестором на фондовом рынке, обойдя государственный пенсионный фонд. Многие экономисты с тревогой смотрят на эксперимент. Поддерживая постоянный спрос на японские акции, Центробанк способствует росту их курса и общего биржевого индекса. Бизнес получает незаслуженные дивиденды от роста капитализации компании, размываются стимулы к совершенствованию бизнеса. Скупку акций Банком Японии некоторые называют «ползучей национализацией», ведущей к уничтожению классического капитализма.

Готовы ли другие центробанки взять на вооружение опыт Банка Японии? Пока в мире есть ещё лишь один Центральный банк, который является активным участником рынка корпоративных бумаг. Это Национальный банк Швейцарии, 20 % активов которого – вложения в акции. Однако в отличие от Банка Японии, который инвестирует исключительно в акции своих компаний, в портфеле швейцарского банка основная часть акций приходится на бумаги американских корпораций.

Valentin KATASONOV

A source