Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Libya: who fights for Fayez Sarraj?

Libya: who fights for Fayez Sarraj?

Почему операцию по освобождению Триполи можно называть контртеррористической?

Ливийская Национальная Армия с боями продвигается всё ближе и ближе к центру Триполи. Сегодня уже нет сомнений в том, что победа маршала Хафтара – дело совсем недалёкого будущего, а центральная площадь ливийской столицы – площадь Мучеников, – очень скоро услышит чёткий шаг его парадных расчётов. Но пока война продолжается. Although, слово «война» тут не совсем уместно. «Контртеррористическая операция» — пожалуй, именно так нужно называть то, что происходит в эти дни в Ливии.

Почему «контртеррористическая»? Да хотя бы потому, that forces, противостоящие Маршалу, активно опираются на помощь вооруженных формирований, не имеющих юридического статуса. In other words, thugs.

Libya: who fights for Fayez Sarraj?

because, что эти силы решили, что именно «они здесь власть» и начали активную торговлю недрами страны, набивая прибылью как собственные карманы, так и бюджеты вышеупомянутых бандитов, а последние, чувствуя полную безнаказанность, in the territories, подконтрольных ПНС, заменили собой все государственные силовые структуры.

Что уж говорить о положении рядовых ливийцев и о том, в какую бездну отчаяния загнал их Fayes Sarraj и его кукловоды из вышеупомянутых бандитских «джамаатов»? Вынужденная несостоятельность сил правопорядка в Триполи, Мисурате, Сирте и прочих городах и населённых пунктах оккупированной террористами части Ливии ещё раз доказала известный тезис: где нет Государства, там правит беззаконие. А на страже этого беззакония стоят персонажи, подобные этому.

Libya: who fights for Fayez Sarraj?

«Я получал по тысяче динар в неделю (about 15000 рублей – ca.. FAN) плюс ежемесячный бонус в 750 динар. Тратил их на еду и наркотики. Тут почти у каждого есть свой поставщик «веществ» и такие большие деньги нам платят потому, что знают, на что они уходят и поощряют это: командирам нужно, чтобы мы не боялись воевать и не чувствовали боли при возможном ранении. Also, many, в том числе и я, не имеют никакой военной подготовки — нас никто ничему не обучал. Просто пришли, забрали, увезли на войну и дали оружие. Although, некоторые приехали воевать сами – ради денег и новых машин, которые иногда получались бесплатными. Сейчас я могу сказать, что мне повезло родиться ливийцем и солдаты Маршала при задержании обращались со мной нормально, said, что я им брат. Я хочу попросить прощения у моих родителей и сказать им, чтобы они не оставляли мою беременную жену», — рассказывает задержанный боевик ПНС Ахмед Али Барка.

Если кто-то до сих пор не понимает, против кого сражаются бойцы Khalifa Haftar, то какие еще аргументы помогут это понять? Ливийская Национальная Армия всё туже сжимает кольцо вокруг территорий, заражённых терроризмом. Ради людей, которые живут там только надеждой на её победу.

Author: Algis Mikulskis

A source