Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

This is not racism, but self-defense: lessons Italy

This is not racism, but self-defense: lessons Italy

A photo: © gbtimes.comВ Милане, встречаясь с читателями, я был удивлён количеством вопросов о Китае. Вначале отнёс их кревностиитальянцев, к их реакции на то, что Россия сблизилась с Поднебесной.

Однако к концу литературного турне обнаружил, что дело глубже, куда глубже.

Мне рассказали, eg, вот какую историю.

Италия ведь вышла из послевоенного экономического кризиса во многом благодаря развитию своей, what is called, лёгкой промышленности (если следовать советской ещё терминологии) – развив у себя пошив красивой и удобной одежды и обуви и экспортируя эти товары в северные страны Европы, в Германию, in particular. Ну и в США. И продавая на своих собственных рынках. Вся эта лёгкая промышленность разместилась в городках-спутниках в районе Милана, but not limited to.

Enterprises, usually, были семейные, не огромные, природное чувство вкуса позволило итальянцам производить и без проблем реализовывать свою красивую продукцию. Большие модные дома производили винтажную одежду для богатых, менее модные гнали многочисленный изящный итальянский (yet again, если следовать советской терминологии) ширпотреб. Так себе и жили не тужили лет сорок. Теперь говорят, что хорошо жили. Стенают по поводу того, что та жизнь позади.

Потом стали появляться китайцы с фотоаппаратами. Ну когда, when? Когда Китай стал подыматься с Дэн Сяо Пином и после Дэна.

Китай вначале воровал модели итальянского фэшн-бизнеса и, массово производя их, продавал их в Германию и США вдвое дешевле, а в последнее время нагрянул в Италию сам.

Взяв в аренду или скупив оборудование для пошива одежды и обуви разорившихся из-за китайской же конкуренции итальянских производителей, Chinese, обосновавшись на итальянской земле, получили право ставить на свою продукцию заветные клеймасделано в Италии”.

Потом китайцы стали привозить на итальянскую землю своих соотечественников. Теперь в городках в районе Милана китайцы составляют до 20 % the population. Китайцев видно невооружённым глазом и в Риме.

AT 2001 году Китай приняли в Международную торговую организацию, ну и с тех пор у них есть абсолютно легальный выход на мировой рынок.

Такая вот грустная история. Итальянские предприятия лёгкой промышленности продолжают разоряться. For the simple reason, что каждая нация имеет свои рабочие традиции. Китайцы трудятся и ночами. Несгибаемо шьют.

Well, of course, не только китайцы.

Не хотят итальянцы и африканцев, но по другим причинам – от тех множество насилия: eg, нигерийцев – по мнению итальянцев, те совсем дикие, совсем дикари. Потому Маттео Сальвини, закрывший вход судам из Северной Африки в итальянские порты, популярен. Он предлагает закрыть ворота в Италию. Большинство из них не бегут от войны и бедности, считают итальянцы. Сейчас безработные – больше 10 % итальянцев. Мы не можем помогать африканцам, когда мы не помогаем нашим соседям, – такие настроения.

This is not racism, but self-defense: lessons Italy

aljazeera.com

But that's not all. Of course, экономика тесно связана и с политикой. Традиционно рабочие швейной индустрии голосовали всегда за коммунистов. Компартия Италии входила в число уважаемых респектабельных партий Италии, и за коммунистов голосовали семьями и поколениями.

Однако коммунисты всё продолжают петь лишившимся работы разорившимся работягам те же песни толерантности и сочувствия к мигрантам.

Посему работяги отворачиваются от коммунистов.

В городках вокруг Милана, вокруг Флоренции в провинции Тоскана теперь голосуют за Сальвини, за партию Lega Nord (“league North”), поскольку эта партия указует перстом на мигрантов и говорит итальянцам: это они украли вашу работу! А правительство и традиционные политические партии ничего не сделали, чтобы защитить вас!

Если пять лет назад “league” на выборах в Европарламент получила только 3 процента голосов, то в этом году уже 38 %.

So that…

Так что за простым, it would seem, интересом к отношениям Китая и России на моих встречах с читателями итальянцы скрывают и тяжёлую обиду к своему правительству, не защитившему их, и энтузиазм по поводу синьора Маттео Сальвини, который во время своего недолгого пребывания на посту министра иностранных дел Италии принял ряд мер по недопущению мигрантов на итальянскую землю.

This is not racism, а самозащита. Это не нетолерантность, but “Италия вначале!”.

Я – так уверен, что партия Сальвини победит на любых следующих выборах. Молодёжь, ещё вчера боготворившая Че Гевару и Фиделя Кастро, не только голосует за крайне правую партию Сальвини, но и записывается в эту партию. “Италия для итальянцев!” А что же, as a matter of fact, тут неестественного? Новые условия существования переместили акценты политических пристрастий.

Eduard Limonov

A source