Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Why T-34 lost PzKpfw III, but I won “tigers” and “Panther”

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"

As is known, in USSR T-34 uniquely regarded as the best tank of the Second World War. later, however,, from the Soviet Union collapse, This point of view has undergone revision, and the debate about, what kind of place it is actually occupied by the famous "Thirty" in the tank of the hierarchy of the world of those years, do not cease to this day. Yes, and one can hardly expect the, that this debate will be discontinued in the next few years, if not decades, except that future generations will completely lose interest in history.

The main reason for this, According to the author, paradox lies in the history of the tank T-34: He suffered defeats during his strength and weakness of the won in the period. In the first period of the war, when our tank in its reference TTC leaves far behind its German "peer", T-34 as if not earned great fame on the battlefields: Red Army in 1941-1942 He suffered one defeat after another, to and 1943 g. our tank units, often, suffered very heavy losses.

With the advent of the famous "Tiger" and "Panther" Our T-34 lost its superiority in performance characteristics, but at the same time, beginning with 1943 city, our Soviet army finally captured the strategic initiative and did not let her have until the end of the war. Not that, Wehrmacht to become a whipping boy, Germans until the end remained a skillful and persistent adversary, but to confront the Soviet war machine, and, in particular, Soviet tank corps they could not.

of course, such a logical inconsistency is striking and makes the search for some kind of trick: at some point for revisionists has become a classic view, that T-34, despite its, formally, excellent performance, on a number of non-obvious disadvantages was mediocre tank, as manifested in the battles 1941-1942 gg. Well, and then the Germans supposedly just overwhelmed "the corpses of Soviet tank": prevozmoglo quality and quantity t.d.

In this series of articles we will try to understand, which prevented the T-34 win a convincing victory in the initial period of war, and that has helped him to become a tank later Victory. A start with a simple question - to what generally created T34?

At the time of this tank in the USSR "rules of the ball" so-called deep operation, wherein the main tank forces operative compound was considered mechanized (for some time also called tank) housing. Its main task is considered fighting in the operational depth of enemy defenses.

Clarify meaning of this definition. When the troops take up defensive positions, it is a strategic and operational areas. tactical zone starting line of contact with the enemy and end the rear boundary of the first echelon of the army - this is the zone, in which the defenders expect bleed attacking their group, stop them, defeat them. Operational area located just behind the tactical - there are second echelons and reserves tactical defending, as well as various reserves, warehouses, airfields, headquarters and other extremely important for any military objects.

so here, anticipated, in advance of the Soviet mechanized corps (MK) will not participate in breaking the enemy's tactical defense, and that for them it will make the infantry divisions combined armies. MK were to be introduced into the work already done by the enemy's defense gaps and act not operational depth, destroying not really had time to get ready for the enemy's defense. With this, on the then existing ideas, could easily handle like tanks BT-7, but further depth "deep operation" has been expanded from initial 100 to 200-300 km, that is expected, Mechanized Corps that will act on the front-line operational depth. There has to be expected, MK, acting in isolation from the main forces of the army, may meet with more serious, organized resistance.

It was considered, that the main threat to the mechanized corps would represent the enemy tank connection, as, in the opinion of our military analysts, Once they have sufficient mobility to, to be concentrated in a timely manner to counter-attack. Besides, It is taken into account the saturation of the infantry formations large number of small-caliber anti-tank artillery, which could also lead to huge losses escaped to the operating room tank units in the case of, If it is necessary to attack the inferior in numbers, but had managed to take the enemy's defenses.

For, to fend off these threats, anticipated, one side, create a tank with protivosnaryadnym booking, that allowed him not too wary of meetings with a small-caliber TVET, and on the other, to provide such a concentration in the tanks Mechanized corps, that the opponent simply did not have time to collect and throw in a sufficient number of connections, to resist them. Of course, taken into account the fact, that most modern tanks was armed with all of the same caliber guns, that will not be effective against tanks with protivosnaryadnym booking.

of course, envisaged for the mechanized corps and other forms of combat use, including participation in the environment and preventing the break surrounded by enemy troops (as one of the goals of the fighting in the main enemy defense zone), counterattacks he broke through our defenses tank groups, etc..

From today we can say the experience, that the concept of the above-described deep operations, providing for the actions of large motorized formations in the operational depth of enemy combat formations, It was fundamentally correct, but it contained a serious error, It makes it impossible to its successful implementation in practice. This mistake was known absolute tank on the battlefield - in fact, our military experts believed, the clean tank connection is self-sufficient and be able to act effectively even in isolation, or with minimal support infantry, field artillery guns and PTO. In fact,, even the most powerful and strong tanks, It is one of the most important military weapons, still reveal their potential only through joint action with other kinds of ground forces.

Looking ahead, we note, that this error does not give us reason to suspect our military leaders of those years in the rigidity or the inability to predict the characteristics of military conflicts of the future. The thing is, that a similar mistake made absolutely all the leading countries of the world: and in England, and in the US, and, of course, German tank formations originally contained an excessive amount of tanks at the expense of motorized infantry and artillery. Interesting, that the generals of the Wehrmacht did not open their eyes even the experience of the Polish campaign. Only after the defeat of France, before the "Barbarossa" operation, the Germans came to the optimal composition of its armored divisions, and who have demonstrated their highest efficiency in the Great Patriotic War.

You can talk about, that the Soviet tank forces before the war were destroyed in the border battle, that came 22-30 June 1941 g. (end date rather conventional) and that the Red Army lost. During this battle, a significant part of the mechanized corps, concentrated on the western border, either killed, or it suffered heavy losses in the material part. AND, of course, together with T-26, BT-7 on battlefields defeated and latest T-34 and KB-1. Why did this happen?

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"

The reasons for the defeat of our armored vehicles is quite impossible to separate and treat the common causes of, leading to failure of the Red Army in the initial period of war, namely:

1. The strategic initiative belonged to our enemy.

The Germans had a large spy network in our border districts, their aircraft for the purpose of intelligence activities are regularly violated the air borders of the USSR, Wehrmacht concentrated forces and inflicted blows there and then, where and when considered necessary. You can talk about, Germany to take full advantage of, which gave her an unprovoked attack on the USSR and from the first day of the war to seize the strategic initiative in their hands;

2. In the absence of Soviet military plans to reflect a similar invasion.

The thing is, that the pre-war plans of the Red Army largely copied the similar plans of imperial times, and were based on understanding the simple fact, that the beginning of the war - this is not the time, when the enemy crossed the border, and when he announced a general mobilization. At the same time the USSR (as well as the Russian Empire before) much larger than Germany in size at a much lower density of railways. Respectively, while the beginning of the general mobilization of Germany was the first time to deploy the army on the border with the Soviet Union and the first attack, catching our armed forces is only partially mobilized.

To avoid this the USSR (as well as the Russian Empire) created covering troops in the border military districts, wherein, that in peacetime they had a number of divisions, much closer to the standard. As a result, with the beginning of general mobilization of these forces were replenished to full staff for a few days, and then we were to launch an attack on enemy territory. This attack, of course, could not have a decisive character and should be carried out for the purpose of mixing the enemy plans for army deployment, get him to fight defensive battles, disrupting his plans, and thereby win a few weeks to complete the mobilization of the Soviet (previously - Russian) army.

Would like to note, we tried to implement this scenario in 1914 city: speech, of course, It is talking about the East-Prussian operation, that is, the coming of the armies of Samsonov and Rennenkampf East Prussia. AND, of course, it should be noted that, что наличие этого плана превентивного наступления с ограниченными целями дало впоследствии богатейшую почву горе-историкам и предателям Родины для инсинуаций в стиле «Кровавый Сталин готовился первым напасть на душку-Гитлера и завоевать Европу».

However, the Great Patriotic War began quite differently. Since Germany led military operations with 1939 city, her army, of course, была отмобилизована и оставалась такой даже после поражения Франции – это объяснялось тем, что Великобритания не сложила оружия и продолжала войну. Respectively, at 1941 g. сложилась совершенно аномальная, не предусмотренная никакими планами ситуация: Германия имела полностью отмобилизованные вооруженные силы, а СССР – нет, и он не мог приступить к всеобщей мобилизации, потому что это спровоцировало бы Германию на войну. В результате нам удалось провести только частичную мобилизацию под предлогом военных сборов в приграничных округах.

For, чтобы привести в действие предвоенные планы, нам следовало атаковать первыми в момент, когда будет выявлена массовая переброска германских войск на советско-германскую границу, but, At first, unknown, пошел бы на такое И.В. Stalin, and secondly, у него и возможности такой не было, так как разведка не смогла вскрыть это перемещение. Разведка сперва докладывала о том, что на советско-германской границе войск почти нет, а потом внезапно обнаружила у нас под боком группировку из более чем 80 divisions. Против таких сил войска приграничных округов успешно наступать уже не могли, и потому довоенные планы уже никак не могли быть введены в действие, а новых разработать и довести до войск не успели.

3. Неудачная диспозиция наших войск.

Когда выяснилось, что немцы сосредоточили на советско-германской границе силы, вполне эквивалентные тем, что располагали мы, и продолжают их быстро наращивать, the USSR, с военной точки зрения, оказался в полностью провальной ситуации. Вермахт был отмобилизован, а РККА – нет, вермахт мог быть очень быстро сосредоточен на нашей границе, а РККА для этого требовалось куда больше времени. In this way, немцы стратегически переиграли нас, и противопоставить этому мы ничего не могли. IV. Сталин в этой ситуации принял политическое решение воздерживаться от всяких провокаций или любого, что могло быть принято за таковые и постараться оттянуть начало войны на весну-лето 1942 g, а это давало нам возможности намного лучше подготовиться к вторжению.

Кто-то может сказать, что Иосиф Виссарионович «хватался за соломинку», но справедливости ради отметим, что в той ситуации для СССР уже не существовало хоть сколько-то очевидного правильного решения – таковое крайне нелегко найти даже с учетом сегодняшнего послезнания. As is known, история на знает сослагательного наклонения, и И.В. Сталин решил то, что решил, но следствием его решения стала крайне неудачная диспозиция наших войск в приграничных округах. When 22 June 1941 g. Германия напала на Советский Союз, она сосредоточила на Востоке 152 дивизии штатной численностью 2 432 thousand. pers., including:

В первом эшелоне, то есть в группах армий «Север», «Центр», «Юг», а также силы, размещенные в Финляндии – 123 division , including 76 infantry, 14 моторизованных, 17 armored, 9 security, 1 кавалерийскую, 4 light, 3 горнострелковых дивизии штатной численностью 1 954,1 thousand. pers.;

Второй эшелон, располагавшийся непосредственно за фронтом групп армий – 14 divisions, including 12 infantry, 1 горнострелковая и 1 полицейская. Штатная численность — 226,3 thousand. pers.;

Третий эшелон: troops, находящиеся в резерве главного командования — 14 divisions, including 11 infantry, 1 моторизованная и 2 танковых штатной численностью 233,4 thousand. people.

Would like to note, что указанная нами цифра общей численности войск вермахта и СС свыше 2,4 million. people. не включает в себя многочисленные небоевые и обеспечивающие структуры (builders, военные врачи и т.д.). С их учетом общая численность военнослужащих Германии на советско-германской границе составляла свыше 3,3 million. people.

It can be stated, что в немецком построении четко просматривается стремление нанести как можно более сильный удар первым эшелоном своей армии, по сути второй и третий эшелоны – это не более чем средства усиления и резерв.

В то же время советские войска в приграничных округах имели 170 divisions, при этом их штатная численность была ниже, чем у соответствующих им соединений германских войск. Более того – несмотря на проведенные «весенние сборы» подавляющая часть советских дивизий так и не была пополнена до штатной численности. Всего в указанных 170 дивизиях к началу войны находилось (about) 1 841 thousand. pers., what in 1,3 раза меньше численности дивизий Германии.

Besides, should not forget, что на СССР напала не только Германия – ее поддержала Румыния силами, эквивалентными 7 дивизиям (4 дивизии и 6 crews), and in addition, already 25 июня на стороне Германии выступила также Финляндия.

Но главная проблема заключалась в том, that our 1,8 million. people. в начале войны были «размазаны» тонким слоем в глубину до 400 км от государственной границы. В целом дислокация войск в приграничных округах выглядела так:

The first train — (0-50 km from the border) – 53 shooting, 3 кавалерийских дивизии и 2 бригады – примерно 684, 4 тыс.чел.;

Второй эшелон — (50-100 км от госграницы) – 13 shooting, 3 кавалерийских, 24 tank and 12 моторизованных дивизий – примерно 491,8 thousand. pers.;

Третий эшелон — располагался на расстоянии от 100 to 400 и более км от госграницы – 37 shooting, 1 кавалерийская, 16 armored, 8 моторизованных дивизий – примерно 665 thousand. people.

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"

so here, considering, what, согласно уставам, стрелковая дивизия могла перемещаться не более чем на 20 km per day, but in fact, под немецкими бомбардировками, эта скорость была и того ниже, РККА в приграничных округах практически не имела ни одного шанса «сбить» единый фронт из стрелковых дивизий, парируя прорывы немцев механизированными корпусами. Войска в приграничных округах обречены были воевать разрозненно, отдельными группами, против значительно превосходящих сил противника.

4. Лучшая подготовка и боевой опыт германских вооруженных сил.

Need to say, что немцы уже как минимум с 1933 g. прикладывали титанические усилия для расширения своей сухопутной армии, and 1935 city, ими в нарушение международных договоров была введена всеобщая воинская повинность. As a result, а также роста возможностей промышленности, они смогли добиться взрывного роста численности войск – если мобилизационный план 1935/36 gg. предусматривал развертывание армии в 29 divisions and 2 Brigade, to the 1939/40 gg. – уже 102 дивизии и 1 brigade.

of course, не обошлось без естественных болезней роста – так, at 1938 g. во время аншлюса Австрии, германские дивизии, двигавшиеся на Вену, попросту рассыпались на дорогах, завалив вышедшей из строя техникой их обочины. Но к сентябрю 1939 city, когда началась Вторая мировая война, эти сложности были по большому счету преодолены, а к началу Великой Отечественной сухопутные силы Германии состояли из 208 divisions, 56 из которых находились в разных стадиях формирования и боевой подготовки, a 152 были сосредоточены для нападения на Советский Союз. При этом к началу нападения у немцев был превосходный боевой опыт, который они получили в боях против армий Польши, France and England.

В то же время в СССР до 1939 g. вообще сложно говорить о наличии боеспособной армии. Численно дела обстояли не так уж плохо, на тот момент РККА располагало автобронетанковыми войсками (43 бригады и не менее 20 отдельных полков), about 25 кавалерийскими дивизиями, and 99 стрелковыми дивизиями, of which, true, 37 представляли собой вчерашние территориальные дивизии, то есть соединения, rather, милиционного типа, подавляющая часть офицеров которых даже не были кадровыми военными.

Но по факту эти соединения испытывали категорическую нехватку офицерского состава, при очень низком качестве имеющихся кадров (дошло до того, что умение владеть личным оружием и способность обучать этому других приходилось особо отмечать в аттестациях) и имели огромнейшие пробелы в боевой подготовке («в войсках до сих пор еще есть, true, отдельные бойцы, прослужившие год, но ни разу не стрелявшие боевым патроном», из приказа НКО СССР N 113 from 11 December 1938 city). In other words, at 1939 г Германия однозначно превосходила нас как в качестве подготовки солдат и офицеров.

Of course, у РККА тоже был кое-какой боевой опыт – можно вспомнить о Халхин-Голе и о советско-финской войне, но нужно понимать разницу. В то время как Германия к 1939 g. создала вполне дееспособные и мощные вооруженные силы, that, в ходе польской и французской кампаний стали однозначно лучшими в мире, то СССР в результате боев с финнами выяснил, что состояние РККА требует кардинального улучшения, а улучшение это пришлось проводить на фоне взрывного роста наших вооруженных сил!

Хотя это никак не относится к теме настоящей статьи, but, so to speak, «пользуясь случаем» хотелось бы в пояс поклониться С.К. Tymoshenko, in May 1940 g. сменившего на посту наркома обороны К.Е. Ворошилова.

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"
SK. Tymoshenko

Автор настоящей статьи не слишком понимает, каким образом Семену Константиновичу это удалось, but in 1941 g. немецко-фашистские войска встретила уже совсем другая армия – контраст в сравнении с уровнем РККА 1939 g. разителен. Просто вспомним записи «Военного дневника» начальника генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника Гальдера. Этот документ бесценен тем, что представляет собой не мемуары, а личные записи, которые автор делал для себя, вовсе не рассчитывая на какие-то публикации. And so, на 8-ой день Великой Отечественной войны присутствует такая запись:

«Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо».

But, of course, волшебником С.К. Тимошенко не был и ликвидировать наше отставание в качестве подготовке рядового и офицерского состава не мог.

Все вышесказанное можно считать стратегическими предпосылками нашего поражения в сражениях 1941 city, однако к ним были «успешно» добавлены и другие.

5. Слабая работа штабов.

В среднем штабные офицеры Германии, of course, и по своему опыту, и по уровню подготовки превосходили своих советских коллег, но проблема заключалась не только, и может быть даже не столько в этом. maybe, ключевыми проблемами наших штабов в начале войны являлись разведка и связь – две области, которым в германской армии придавали важнейшее значение, но которые откровенно плохо были развиты у наfrom. Немцы умели замечательно комбинировать действия своих разведгрупп и разведывательной авиации, а их соединения были превосходно оснащены радиосвязью.

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"

Читая мемуары германских военачальников, we see, что уровень связи был таков, что командир дивизии или корпуса отлично знал, чем занимаются вверенные ему войска, а его штаб оперативно получал информацию о всех внештатных ситуациях, осложнявших или грозивших срывом намеченных планов. В то же время в РККА в 1941-1942 gg, а то и позже, for, чтобы командир дивизии мог понять, что же собственно, произошло за день боевых действий, ему приходилось ночью объезжать свои подразделения и лично принимать доклады подчиненных ему командиров.

so here, указанные недостатки РККА проявились в Приграничном сражении особенно ярко. Данные о перемещениях противника были отрывочны, but, что намного хуже, поступали в штабы с большим запозданием. Затем какое-то время уходило на выработку решения, после чего соответствующие приказы отправлялись (сплошь и рядом – с нарочными) в войска, которым еще предстояло их как-то разыскать, что было не всегда легко. Таким образом задержка в передаче приказов могла составлять 2 суток и более.

В результате можно говорить о том, что штабы РККА «жили вчерашним днем», and, even in those cases,, when our officers take the most correct decision, which were only possible given the available information at their, they are still outdated by the time of the arrival of the troops.

"Excellent" to illustrate the level of the Red Army in 1941 g. It is the famous tank battle in the Triangle Dubno-Lutsk-Brody oil pipeline - for the operation command of the Southwestern Front has five mechanized corps, и еще одна танковая дивизия подошла позднее. Nevertheless, ключевой удар, from which, in fact, зависела судьба операции, был нанесен всего лишь частью сил одного только 8-го мехкорпуса – его не успели сосредоточить для наступления в полном составе.

Why T-34 lost PzKpfw III, но выиграл у "Тигров" и "Пантер"

6. Неоптимальный состав мехкорпусов.

Об этом недостатке наших войск мы уже говорили выше. Если сравнить советскую танковую дивизию по штатам, действовавшим на 1941 city, с германской, we will see, что по количеству легких гаубиц советская ТД уступала немецкой вдвое, по полковым орудиям – в 5 time, а противотанковой артиллерии в ее составе не было вовсе. Moreover, on 375 танков советской ТД приходилось всего 3 000 people. мотопехоты, and on 147-209 танков германской ТД – 6 000 people.

В состав советского мехкорпуса входили 2 танковых и одна моторизованная дивизия. При этом штат последней — 273 tanka, 6 000 people. мотопехоты, наличие ПТО и т.д., generally, был достаточно близок к немецкой танковой дивизии. But the fact, что немцы в свои «ударные кулаки» включали, usually, 2 armored, and 1-2 моторизованных дивизии, причем последние состояли только из мотопехоты, танков в них не было вообще.

As experience has shown, немецкие штаты значительно лучше отвечали задачам современной маневренной войны, чем советские, despite, что танков в советских соединениях было намного больше. Это еще раз подчеркивает тот факт, что танк является всего лишь одним из средств вооруженной борьбы и эффективен только при соответствующей поддержке другими родами войск. The same, кто измеряет силу армий по числу находящихся на ее вооружении танков, совершают огромную, непростительную для историка ошибку.

Но нехватка артиллерии и мотопехоты – лишь одна «сторона медали». Вторая существенная ошибка в структуре мехкорпусов заключалась в том, что в него умудрились «впихнуть» штатно аж пять типов танков, которые в принципе не могли эффективно взаимодействовать в составе одного подразделения.

Тяжелые танки KB-1 представляли собой средство прорыва обороны противника, легкие Т-26 являлись танками сопровождения пехоты, и все они были бы вполне уместны в виде отдельных батальонов в составе стрелковых дивизий, или в отдельных бригадах/полках, поддерживающих последние. В то же время танки БТ-7 и Т-34 представляли собой средство мобильного уничтожения противника в оперативной зоне его обороны и были предназначены для глубоких и быстрых рейдов по неприятельским тылам, чего медлительные КВ-1 и Т-26 делать никак не могли.

Но помимо танков указанных марок, в состав мехкорпусов входили еще и «огнеметные» их модификации, а по факту в МК вообще присутствовала вся номенклатура танков, производящихся у нас до войны. Naturally, попытка «увязать в одной упряжке коня и трепетную лань» не могла быть успешной – Т-26 и КВ-1 зачастую становились «гирей», ограничивающей мобильность мехкорпусов, или же приходилось выделять их в отдельные отряды, и оставлять их плестись позади основных сил.

7. Нехватка автотранспорта и тягачей.

Проблема неоптимальной штатной численности усиливалась тем, что наши мехкорпуса в основной массе не были обеспечены автотранспортом и тягачами по штату. То есть даже если бы МК были полностью укомплектованы, то и тогда следовало говорить о трагической нехватке в них артиллерии и мотопехоты, но по факту танки могли сопровождать в среднем порядка 50% artillery and motorized infantry, которые были положены им по штату, остальные «на своих двоих», Alas, не успевали.

As a matter of fact, вышеназванные причины обрекали РККА вообще и ее танковые войска в частности на проигрыш летом 1941 g. вне зависимости от ТТХ техники, состоявшей на ее вооружении. С такими исходными данными мы были обречены даже и в том случае, если бы по щучьему велению, или там взмаху волшебной палочки, наши мехкорпуса получили на вооружение вместо Т-26, BT-7, КВ-1 и Т-34, let us say, современные Т-90.

Nevertheless, в следующей статье мы рассмотрим некоторые особенности ТТХ танков Т-34 и постараемся оценить их влияние на неудачи в боях начального периода Великой Отечественной войны.

To be continued…

/Andrew from Chelyabinsk, topwar.ru/

A source