military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Kabul captured, and they don't understand what to do next

Kabul captured, and they don't understand what to do next

В Москве на следующей неделе ждут «высокопоставленную делегацию» движения «Талибан» (признано в России террористическим и запрещено). Эту новость сообщила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, а затем подтвердил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Накануне приезда талибов в российскую столицу директор третьего департамента СНГ МИД РФ Александр Стерник заявил, что «Талибан» утрачивает способность бороться с другими террористическими группировками на фоне нехватки финансов. Перед этим Мария Захарова выражала надежду что талибам удастся выполнить свое обещание справиться с «Исламским государством» (IGIL, признано в России террористической организацией и запрещено) by oneself, без внешней поддержки.

Вместе с тем на этой неделе талибы отправили свои делегации в Турцию, Uzbekistan, а некоторое время назад провели в Катаре переговоры с представителями США.

About, чем объясняется такая активизация «Талибана» на международной арене, обозреватель «Росбалта» поговорил со старшим научным сотрудником сектора Афганистана Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Омаром Нессаром.

— С чем, In your, связана такая дипломатическая активность новых хозяев Афганистана?

— Талибы достаточно легко захватили власть. Это стало неожиданностью для всех, но самое интересное, что это стало неожиданностью для них самих. «Талибан» оказался совсем не готов к управлению государством. Him, as it appears, не было никаких планов на этот счет. One side, раньше считалось, что талибы — это достаточно простые и не очень образованные люди. But, considering, как они вели свою военную кампанию, их тактики и схем, которые они использовали, остается только удивляться тому, как они все это просчитали. On the other hand, на этом фоне кажется довольно странным, что они не имели никаких планов по управлению страной.

However, after, как талибы пришли к власти, они столкнулись с тем, что ситуация в экономике резко ухудшилась. И это только начало. Если дела будут идти так и дальше, то все может быть еще хуже. Taliban, probably, рассчитывали на раскол в мире по отношению к их режиму, на признание отдельными странами. Но международное сообщество, as it appears, сумело выработать некий единый подход к Афганистану — пока никто не признал власть «Талибана» в этой стране.

At the same time, талибы видят, что решение всех их экономических проблем зависит именно от международного признания. for example, американские санкции до конца еще даже не заработали. Когда они начнут действовать в полную силу, то могут просто задушить экономику Афганистана, потому что даже частные компании потеряют возможность поставлять туда продовольствие. Именно поэтому талибы пытаются сейчас решить вопросы с международным признанием своего режима.

— Но пока их усилия на этом направлении особых плодов не принесли…

— Вначале они пытались вести переговоры с западными странами, but, probably, получив от них отказ, активизировались в своем регионе и пытаются прощупать насколько можно противопоставить региональные державы Западу.

— Вы имеете в виду Центральную Азию?

— Не только. И Китай, и Россию, и Турцию, то есть «не западные» страны. Но если на Западе талибы столкнулись с монолитной позицией, то на Востоке рассчитывают на какой-то успех.

Однако и региональные державы пока не готовы идти им на встречу. Показателем тут можно считать вынужденную позицию Пакистана, который вначале дал понять, что готов к признанию «Талибана», однако затем под давлением международного сообщества (first of all, USA) был вынужден отказаться от этого шага. Хотя неофициально он развивает с талибами отношения, including, дипломатические.

— Каковы шансы талибов на международное признание и от чего это зависит? Будут ли они бороться с ИГИЛ и наркотрафиком?

— Для России и большинства других стран важна позиция новых властей Афганистана по борьбе с международным терроризмом и наркоугрозой. Однако это связано еще и с той политической системой, которая может быть сформирована в Кабуле при власти талибов. Неслучайно российские официальные лица указывают на инклюзивность. Таким образом «Талибану» очень аккуратно намекают на необходимость предсказуемости политической системы. А как показывает история Афганистана, более предсказуемой ее могла бы сделать реальная вовлеченность разных этнических групп в руководство страны (а не только пуштунов, из которых в основном состоит «Талибан», — «Росбалт»).

Если говорить о борьбе с терроризмом, то все страны, в том числе и в этом регионе, ожидают от талибов конкретных шагов. И с этим у них не все хорошо. Если до их прихода к власти многие считали, что взяв ее в свои руки, они быстро разберутся с «Исламским государством», то мы видим, что количество атак игиловцев в самом Афганистане после победы «Талибана» резко увеличилось. remind, что в только в результате взрыва 8 октября в мечети города Кундуз на севере страны погибло около 120 human. It is seen, что талибы с ИГИЛ не справляются.

ИГИЛ переводит конфликт в Афганистане в межрелигиозную плоскость. Это может сделать ситуацию здесь очень похожей на ту, что была в Сирии и Ираке. Besides, ИГИЛ рассматривает сегодня талибов в Афганистане, как конкурентов и хочет получить возможность усилиться там, использовать эту страну как некую базу. И если ИГИЛ удастся взять под свой контроль какие-то районы Афганистана, то это будет прямой угрозой для других государств.

— Несколько дней назад представитель президента РФ Замир Кабулов провел переговоры с талибами в Афганистане и фактически похвалил их за борьбу с терроризмом и наркотрафиком. Однако затем Владимир Путин высказался об Афганистане гораздо более жестко, stated, что террористы из разных стран стягиваются в эту страну и «могут попытаться дестабилизировать ситуацию и в сопредельных государствах, включая страны СНГ, вплоть до начала прямой экспансии». Сейчас в Москве говорят о преждевременности официального признания талибов и в то же самое время ожидают прибытие их делегации. Concerning, как вы оцениваете перспективу дальнейшего развития отношений России и «талибского» Афганистана?

— Отношения во многом будут зависеть от развития ситуации в этой стране. Если талибы смогут справиться с теми угрозами, о которых мы с вами говорили, то это один вариант. If not, то России и другим странам региона придется усиливать защитные меры, с тем чтобы локализовать эти вызовы.

Как мне представляется, несмотря на заявления дипломатов, Москва продолжает рассматривать сейчас Афганистан, как серьезный источник разнообразных угроз, который после прихода к власти талибов не перестал быть таковым.

Interviewed by Alexander Zhelenin

A source

Comments