military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Criminals face trial for the first time, took possession of the whole state

Criminals face trial for the first time, took possession of the whole state

Сегодня мы стоим перед лицом явления, чреватого возрождением нацизма

75 years ago, 1 October 1946 g. приговором по делу главных нацистских преступников завершил свою работу Международный военный трибунал в Нюрнберге. Его уникальность заключалась в том, что впервые в истории не какой-то отдельно взятый народ, а все мировое сообщество, Объединенные Нации законно покарали тех, кто преступно попрал общепризнанные нормы международного права, совершил чудовищные злодеяния против мира и человечества.

На скамье подсудимых оказалась почти вся правящая верхушка нацистской Германии, за исключением Гитлера, руководителя управления имперской безопасности рейхсфюрера СС Гиммлера и министра пропаганды Геббельса, в финале войны покончивших жизнь самоубийством.

В число обвиняемых вошли 24 политических и военных деятеля: D. Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий германской авиацией; R. Гесс – до 1940 g. заместитель Гитлера по НСДАП, член совета министров по обороне империи; AND. Риббентроп – министр иностранных дел, уполномоченный фашистской партии по вопросам внешней политики; R. Лей – руководитель Трудового фронта, один из лидеров НСДАП; AT. Кейтель – фельдмаршал, начальник штаба верховного главнокомандования вооруженными силами; E. Кальтенбруннер – обергруппенфюрер СС, начальник имперского управления безопасности и полиции безопасности; A. Розенберг – заместитель Гитлера по вопросам идеологической подготовки членов НСДАП, имперский министр по делам восточных оккупированных территорий; D. Франк – рейхслейтер фашистской партии, генерал-губернатор оккупированных польских территорий; AT. Фрик – министр внутренних дел; YU. Штрейхер – гаулейтер Франконии, идеолог расизма и антисемитизма; AT. Функ – министр экономики, президент Рейхсбанка, член совета министров по обороне империи; D. Шахт – организатор перевооружения вермахта; D. Крупп – глава крупнейшего военно-промышленного концерна, принимавшего активное участие в подготовке и осуществлении агрессивных планов германского милитаризма; TO. Денниц – гросс-адмирал, командующий военно-морскими силами, преемник Гитлера в качестве главы государства; E. Редер – гросс-адмирал, to 1943 g. главнокомандующий ВМС; B. Ширах – организатор и руководитель фашистских молодежных организаций Германии; F. Заукель – обергруппенфюрер СС, генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы; A. Йодль – генерал-полковник, начальника штаба оперативного руководства верховного командования вооруженных сил; F. Папен – один из организаторов захвата власти в Германии фашистами; A. Зейсс-Инкварт – руководитель фашистской партии Австрии, заместитель генерал-губернатора Польши; A. Шпеер – имперский министр вооружений и боеприпасов; TO. Нейрат – бывший министр иностранных дел, протектор Богемии и Моравии; D. Фриче – начальник отдела в министерстве пропаганды и руководитель отдела радиовещания; M. Борман – с 1941 g. заместитель Гитлера по НСДАП, руководитель партийной канцелярии.

Борман был привлечен к суду заочно, место его пребывания так и не было установлено. Дело разбитого параличом Круппа было выделено в отдельное производство и приостановлено. Лей избежал скамьи подсудимых, повесившись в тюремной камере до начала процесса.

Обвинения выдвигались против лиц, входивших в высшее политическое и военное руководство Третьего рейха, как в личном плане, так и в качестве членов любой из следующих групп или организаций, к которым они принадлежали: правительственный кабинет, руководящий состав национал-социалистской партии (NSDAP), охранные отряды германской национал-социалистской партии (SS), включая службу безопасности (SD), государственная тайная полиция (гестапо), штурмовые отряды германской национал-социалистской партии (CA), генеральный штаб и высшее командование германских вооруженных сил.

person, преданные суду Нюрнбергского трибунала, обвинялись в развязывании агрессивной войны в целях установления мирового господства, то есть в преступлениях против мира; в убийствах и истязаниях военнопленных и мирных жителей оккупированных стран, угоне гражданского населения в Германию для принудительных работ, убийствах заложников, ограблении общественной и частной собственности, бесцельном разрушении городов и деревень, бесчисленных разорениях, не оправданных военной необходимостью, то есть в военных преступлениях; в истреблении, порабощении, ссылках и других жестокостях, совершенных в отношении гражданского населения по политическим, расовым или религиозным мотивам (только через лагеря смерти гитлеровцы пропустили за годы войны 18 million. human, of which 11 million. They have been destroyed).

У главного обвинителя от СССР Р.А. Руденко были все основания заявить в своей вступительной речи 8 February 1946 city, что «впервые перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и самое государство сделавшие орудием своих чудовищных преступлений».

Открывшийся 20 November 1945 g. Нюрнбергский процесс отличался невиданной гласностью: all 403 судебных заседания были открытыми. На них присутствовали более 60 thousand. human, в том числе немцев. Процесс велся одновременно на четырех языках, включая немецкий. В мировой прессе его ход освещали около 250 корреспондентов.

Важнейшей чертой процесса стала безукоризненная правовая обоснованность. Суд заслушал 116 witnesses, вызванных как обвинителями, так и защитниками, было исследовано более 4 thousand. документальных доказательств. При этом решающая роль принадлежала официальным документам, составленным в свое время подсудимыми. Отмежеваться от их авторства гитлеровской верхушке не удалось.

Защита подсудимых пыталась подорвать обвинение путем ссылки на то, что международное право якобы рассматривает лишь действия государств и не устанавливает наказания для отдельных лиц, that, хотя и практически осуществили действия государства, Nevertheless, не могут нести за них личной ответственности.

Международный военный трибунал с полным основанием указал, что преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права. In this way, был реализован основополагающий принцип: «уголовной ответственности подлежат конкретные физические лица».

Трибунал исходил из убеждения, что исполнители действий, that, согласно международному праву, осуждаются как преступные, «не могут прикрываться своим должностным положением, чтобы избежать наказания в надлежащем порядке».

Не сумев укрыться за своим должностным положением как представителей государства, которые якобы не могут нести личной ответственности за действия этого государства, подсудимые пытались свалить всю вину на Гитлера, а также Гиммлера и возглавляемые им структуры имперской безопасности. Ни один из сидевших на скамье подсудимых своей личной вины в инкриминируемых ему преступлениях не признал. Соответствующей линии придерживалась и защита, стремясь обосновать ссылки на приказ как на обстоятельство, исключающее уголовную ответственность за последствия его исполнения.

На ничтожность таких доводов обратил внимание не только Р.А. Руденко. Главный обвинитель от Великобритании X. Шоукросс заявил: «Эти люди вместе с Гитлером, Гиммлером, Геббельсом и несколькими другими сообщниками являлись одновременно руководителями германского народа и его движущей силой. Exactly then, когда они занимали самые высокие государственные посты и пользовались огромным влиянием, были запланированы и совершены все эти преступления».

Одна из заслуг судей Нюрнбергского трибунала состояла в том, что они пресекли попытки главных немецких военных преступников спрятаться за необходимостью выполнения приказа.

В соответствии с оглашенным приговором Международный военный трибунал приговорил Геринга, Ribbentrop, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, а также Бормана (in absentia) к смертной казни через повешение, Гесса, Функа и Редера – к пожизненному заключению, Шираха и Шпеера – к 20, Нейрата – к 15 и Деница – к 10 years in prison. Фриче, Папен и Шахт были оправданы. После отклонения ходатайств осужденных на смертную казнь о помиловании Союзническим Контрольным советом, осуществлявшим верховную власть в оккупированной Германии, приговор в ночь на 16 October 1946 g. был приведен в исполнение.

Р.А. Руденко высказал предусмотренное процедурой особое мнение, в котором заявил о несогласии с оправданием Фриче, Папена и Шахта и непризнанием генерального штаба и членов правительственного кабинета преступными организациями, хотя доказательств их виновности у трибунала было более чем достаточно. Тем не менее было достигнуто главное: фашистские главари не только сели на скамью подсудимых, но и понесли кару в соответствии с тяжестью содеянного. Besides, через устав Международного военного трибунала удалось утвердить в международном праве положение о том, what, поскольку фашистские военные преступники и их преступления против мира являются преступлениями международными, к ним неприменима общеуголовная давность. Преступник должен понести неотвратимое наказание, какое бы время ни отделяло суд от момента совершения преступления.

Однако уже не первый год нормы международного права, утвердившиеся в Нюрнберге, деформируются политиками стран Балтии, Ukraine, их покровителями на Западе. In Estonia, Латвии и Литве легально действуют организации ветеранов войск СС, им устанавливаются памятники и обелиски, им выплачивается пенсия, а официальная пропаганда с сочувствием отзывается о пользе «трудового перевоспитания» в фашистских концлагерях. А бывшие солдаты и офицеры Красной армии нередко попадают под суд как «оккупанты». На Украине легионеры эсэсовской дивизии «Галичина» уравнены в правах с участниками Великой Отечественной войны.

Между тем преступность организации, признанной таковой Международным трибуналом (а он признал «всех лиц, которые были официально приняты в члены СС» преступниками),не могла быть в дальнейшем пересмотрена судами отдельных стран. Однако норма, внесенная в Нюрнберге в международное право, пересматривается – причём даже не судами, а политическими властями.

Мы стоим перед лицом явления, чреватого возрождением нацизма и милитаризма.

Yuri RUBTSOV

A source