Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Hospital patients were transferred to self-sufficiency?

Hospital patients were transferred to self-sufficiency?

Больницы больше не будут штрафовать за использование лекарств, купленных пациентами или благотворительными фондами. Соответствующие поправки Минздрав внес в Правила ОМС, утвержденные в феврале 2019 of the year, и Порядок проведения контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи по ОМС застрахованным лицам, а также ее финансового обеспечения, утвержденные в марте 2021 of the year. Что изменится для пациентов? Не собирается ли государство вслед за амбулаторными пациентами переложить свои траты на лекарства и на стационарных больных? Об этом рассказал «Росбалту» сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев.

— Минздрав отменил штрафы для больниц за использование лекарств, которые пациенты покупают за свой счет или с помощью благотворительных организаций. Что это означает для больных?

— Все не так однозначно, as the media write. На самом деле Минздрав сравнительно недавно ввел эту норму про штрафы. Эксперты предупреждали, что это решение повлечет за собой серьезные риски для пациентов, но оно было принято. I.e: сначала ведомство сделало шаг назад, а потом вернулось к тому, от чего ушли. Сейчас пресса пишет о том, что теперь брать лекарства у благотворительных фондов и пациентов разрешено. Nothing like this. Штраф отменен, but it does not mean, что произошла легализация применения препаратов, которые находятся, let us say, на руках у пациентов. Yes, Минздрав отменил штрафы, но запрет не сняли. Here's a paradox. Основная проблема в том, что пациент может купить лекарства, но механизма, по которому больница могла бы его применить, no.

Суть проблемы в том, что в ряде случаев больной может даже не покупать, а бесплатно получить в аптеке крайне дорогостоящие льготные лекарства, которые закупает государство. У нас в стране огромное количество пациентов получает льготные препараты, на которые из казны тратятся десятки и даже сотни миллиардов рублей в год. Это все происходит в рамках системы льготного лекарственного обеспечения, под которую попадают определенные категории больных. Not always, но довольно часто бывает, что в инструкции к препарату написано: применять под наблюдением врача. for example, поставить внутривенную капельницу. Но вот этого механизма — как прийти в больницу и ввести препарат, который у тебя уже на руках, — у нас нет, как нет и тарифов на оплату работы врачей и медперсонала в таких случаях. Отмена штрафа такой механизм не вводит. I.e: even if, когда само государство уже потратило деньги на закупку лекарства, часто — немалые, применить его законно, правильно врачи не могут. И решение Минздрава ситуацию для пациентов и медучреждений не меняет. С такой проблемой сталкивается огромное количество пациентов — онкология, рассеянный склероз, ревматология, люди с редкими заболеваниями.

Besides, остается вопрос о том, как пациент хранил этот препарат, как врачам обеспечить безопасность в такой ситуации.

- It turns out, проблема с применением «небольничных» лекарств касается трех возможных сценариев. Первый — когда пациенту в каких-то тяжелых случаях помог с лекарством благотворительный фонд. Второй — когда пациент сам или его родственники купили нужные препараты. И третий — когда он получил льготное лекарство в аптеке.

- Yes. Но для тех случаев, когда больной покупает лекарства за свой счет, мы не настаиваем на внедрении какого-то специального механизма, потому что понимаем: начнутся вымогательства, больницы станут экономить за счет пациентов. maybe, в дальнейшем Минздрав снова введет штраф за применение в стационарах лекарств, купленных пациентами, просто с более четкими формулировками: в каких случаях больница может брать препараты у больного или его родственников, а в каких — нет.

А вот два других случая, которые касаются льготных лекарств и препаратов, закупленных благотворительными фондами, нуждаются в дополнительном регулировании. Там не только не должно быть никаких штрафов, но необходим механизм того, как правильно в больницах применять эти препараты. И даже механизм оплаты работы врачей и медперсонала в такой ситуации. Но оплаты за счет ОМС, а не из кармана пациента.

— Какое-то время штрафы действовали. Как это отразилось на пациентах?

— В большей степени штрафы коснулись работы благотворительных фондов. Именно они несут очень серьезную нагрузку, закупая лекарства для пациентов в самых разных ситуациях. Чаще всего речь идет о спасении жизни. В результате введения санкций за лекарства, закупаемые фондами, медицинские организации автоматически стали попадать на штрафы. У меня нет статистики, но фонды били в колокола. know, в чем была проблема: hospital, fear of sanctions, просто перестали принимать эти лекарства у благотворительных фондов, и пациенты остались без нужных препаратов.

— Чем руководствовались в Минздраве, когда вводили штрафы?

— Это вопрос к Минздраву, мне сложно комментировать. maybe, они исходили из лучших побуждений и таким образом пытались бороться с покупкой лекарств за счет пациентов. Но в таком случае нужно было более четко формулировать эту норму.

— Не приведет ли отмена штрафов к тому, что государство постепенно перестанет закупать лекарства за счет бюджета, и переложит эту свою обязанность на самих больных?

— Отмена штрафов не является индульгенцией для медучреждений и врачей, принуждающих стационарных пациентов покупать лекарства за свой счет. Как это было вне закона, and remains. Если пациент заявит о таких требованиях со стороны врачей или медицинской организации, больнице грозят санкции. Пациенту в таком случае нужно обратиться в Росздравнадзор, в свою медицинскую страховую организацию, in the MHIF. Мы знаем примеры, когда медицинской организации пришлось компенсировать пациенту стоимость купленных самостоятельно лекарств, когда было доказано, что его заставили лечиться за свой счет. Поэтому отмену штрафов нельзя рассматривать с точки зрения того, что теперь пациентов заставят покупать препараты за свои деньги.

— Но бывают ситуации, когда у ФОМС денег нет, у пациента — есть, и родственники сами покупают лекарства. Вы говорите о том, что в таких условиях врачам нужно понимать, откуда эти препараты, как они хранились и насколько безопасны для пациента. Есть ли у вам понимание, как организовать этот процесс таким образом, чтобы пациент мог при необходимости сам купить препарат, а медики при этом были уверены, что он безопасен, и не подставлялись?

— В системе ОМС должны быть деньги, государство должно обеспечивать людей лекарствами хотя бы в стационарах. Yes, если препарат вне государственных перечней, the, of course, нужно дать право пациенту самому или с помощью фондов купить его. Но в целом государство должно нести ответственность за невыполнение своих обязательств перед пациентами. Мы за то, чтобы не идти по пути послаблений и подталкивания пациентов к покупке. Мы за то, чтобы идти по пути реализации норм закона.

- I.e, если пациент оказался в стационаре, если по медицинским показаниям ему нужен тот или иной препарат, государство должно его обеспечить?

— Именно. Если препарат включен в стандарт, включен в клинические рекомендации, включен в перечень ЖНВЛП, почему пациент должен покупать его на свои деньги?

— Но в реальности ведь бывают случаи, когда у ФОМС просто нет денег на закупку лекарств?

- Yes, we see, что у региональных фондов ОМС в этом году очень тяжелая ситуация из-за всей этой истории с ковидом. According to open sources, в ряде регионов территориальные ФОМС испытывают трудности с финансированием. Есть задолженности даже у медицинских организаций. Так что проблема с лекарствами есть. Просто я не хотел бы, чтобы решение этой проблемы возлагали на пациентов и на их кошельки.

Anna Semenets

A source