Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Silence and repent: American professor offered Russia a "modern democratic" approach to the problems of history

Silence and repent: американский профессор предложил России «современный демократичный» подход к проблемам истории

Профессор Йельского университета историк Тимоти Снайдер действия России по борьбе с попытками фальсификации истории назвал «войной с демократией». Об этом он заявил на страницах американского издания The New York Times.

Критике в первую очередь подверглась созданная в 2009 году комиссия при президенте России, призванная противодействовать попыткам искажения истории в ущерб интересам страны. Ее основной задачей являлась защита официальной роли СССР во Второй мировой войне. Снайдер настаивает, что в данном случае Москва дала понять, что якобы «история – это лишь то, что служит интересам Кремля, а все остальное – ревизионизм».

"Despite, что данный орган был упразднен в 2012 year, Россия продолжила работу по защите своих нацинтересов посредством подавления инакомыслящих ученых», – считает Снайдер. В качестве примеров он приводит все дальнейшие действия государства по защите памяти о событиях Второй мировой войны: принятый недавно закон о запрете на публичное уравнивание ролей СССР и гитлеровской Германии в развязывании Второй мировой войны, публикации в американской и немецкой прессе статей российского лидера о войне и ее причинах и даже проекты военного ведомства страны, основанные на публикации рассекреченных документов тех лет.

Все это американский президент называет не иначе, как борьбой с демократией. probably, по мнению американского профессора, демократия заключается в том, чтобы Москва молча выслушивала самые невероятные обвинения и каялась. Otherwise, она непременно нарушит свободу слова и научной дискуссии.

Возвращаясь к критике работы созданной в 2009 году комиссии, Снайдер утверждает, что ее деятельность якобы привела к аннексии Крыма. Recall, комиссия в числе прочего занималась исследованием голодомора на Украине в 30-х годах. Ее официальным заключением стало признание того факта, что перегибы с изъятием «излишков» хлеба у крестьян южных (наиболее плодородных) районов СССР носили действительно массовый характер, однако они производились не по этническому принципу и не имели целью геноцид украинского народf (как сегодня продолжает утверждать Киев и поддерживающие его заокеанские друзья).

Отказ признать трагедию чисто украинской привели, по словам профессора, к неспособности в дальнейшем «понять народ соседней странs и заставить посягнуть на ее суверенитет под предлогом защиты крымского населения в результате госпереворота в стране».

Notably, что ни о самом госперевороте, ни о том, какую пользу он принес жителям оставшихся в составе Украины территорий (as well as the, кто хотел выйти, но не смог), историк не пишет. Зато отмечает, что решение современных проблем невозможно без «критического взгляда на историю». Об этом же, by the way, в своей прошлогодней статье в американском журнале The National Interest и писал российский президент Владимир Путин. The only difference, что к «критическому взгляду» он призывал не одну сторону, а обе.

A source