Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Iranian model: from presidents to supreme leaders

Iranian model: from presidents to supreme leaders

Резкий рост заболеваемости ковидом и чемпионат Европы по футболу потеснили из информационной повестки прочие мировые новости и почти за кадром оказалось знаковое политическое событие, произошедшее в соседней и достаточно важной для России стране — Иране. Там состоялись президентские выборы, победу на которых одержал ультраконсервативный политик 60-летний Ибрагим Раиси.

Президента в Иране избирают всенародным голосованием, хотя эта должность лишь вторая по важности в местной политической системе. В теократическом государстве, каковым является Исламская республика Иран, роль фактического (и юридического, по конституции) главы государства играет рахбар — духовный лидер и высший руководитель государства, избираемый пожизненно узким кругом представителей мусульманского духовенства.

More 30 лет эту должность занимает Али Хаменеи, который в этом году приложил все усилия, чтобы на завершившихся президентских выборах у Ибрагима Раиси не было серьезных конкурентов. Suffice it to say, что к участию в этих выборах не были допущены не только умеренные, но и консервативные кандидаты, вроде бывшего иранского президента Махмуда Ахмадинежада.

При этом фигура Раиси наводит ужас на многих, кто знаком с его политической биографией. Suffice it to note, что в конце 1980-х годов, являясь первым заместителем председателя Верховного суда, он был одним из четырех судей, заседавших в так называемых «комиссиях смерти». Согласно данным правозащитников, именно Раиси принимал решения, по которым тогда были казнены около пяти тысяч человек, преимущественно политзаключенных. Став главой Верховного суда, он жестко расправился с массовыми волнениями в Иране в 2009 year («зеленая революция»).

About, почему именно такого кандидата поддержал духовный лидер Ирана, обозреватель «Росбалта» поговорил со старшим научным сотрудником Института Востоковедения РАН, professor Владимиром Сажиным.

— На ваш взгляд, почему духовный лидер Ирана Хаменеи так продвигал кандидатуру Раиси на этих президентских выборах?

— Самая главная причина — Раиси близок по взглядам к верховному лидеру Хаменеи.

— Погодите, а разве тот же бывший президент Ахмадинежад, тоже консерватор, не близок Хаменеи?

- No! В последние месяцы президентства Ахмадинежада у них были большие разногласия.

— А в чем они состояли?

— Это были тактические расхождения. В экономике, first of all, в вопросах финансовой деятельности некоторых отраслей. Но дело доходило до скандалов, когда Ахмадинежад в какие-то моменты даже отказывался ходить на работу, бастовал, can say.

Besides, Ахмадинежад — это такой эксцентричный тип политика, большой популист. Приходит в голову даже аналогия с Дональдом Трампом. Of course, Иран и США — это совершенно разные страны, там разные условия, но что-то общее у этих двух бывших президентов есть.

by the way, у Ахмадинежада в Иране очень много последователей и сторонников, и верховный лидер не хотел иметь в списке кандидатов на президентский пост человека, который имел определенные шансы на победу на этих выборах.

К тому же Раиси и Хаменеи — оба родом из города Мешхеда. Раиси в свое время посещал лекции Хаменеи. At all, Мешхед даже иранские шииты считают центром фундаментализма. Этот город даже более консервативный, чем столица иранского шиизма город Кум.

Замечу также, что Раиси — выходец из среды, где придерживаются крайне консервативных взглядов, выступают против участия женщин в политике, против нарушения любых шиитских законов и предписаний. Так что на данном этапе он очень подходит господину Хаменеи.

— Чем вы объясните этот ярко выраженный уклон в ультраконсерватизм верховного лидера? Can, aging?

— Конечно верховному лидеру уже 82 of the year, у него не очень хорошее здоровье, онкология, and today, I believe, он пестует своего последнего президента… Многие политологи, как в Иране, and abroad, consider, что он таким образом готовит себе смену.

At all, по конституции Ирана совершенно не обязательно, чтобы преемник верховного лидера проходил через президентские выборы, но сам Хаменеи проделал этот путь. Он сменил первого верховного лидера современного Ирана аятоллы Хомейни, будучи президентом страны.

Хаменеи хочет передать сейчас свое наследство в руки, как говорят в Иране, «принципиалиста».

— Иными словами, в руки принципиального исламиста?

— Того, кто будет следовать принципам Исламской революции и заветам имама Хомейни. Чтобы никаких отступлений.

- It turns out, уже можно рассматривать Раиси как будущего верховного лидера Ирана?

— В иранской системе предсказывать что-то довольно непросто. Есть еще версия, что Хаменеи видит в качестве преемника своего сына — также очень консервативного политика. But, I repeat, версии могут быть разные. for example, имам Хомейни незадолго до своей смерти в 1989 году провозгласил своего наследника. Когда же после его кончины собрался Совет экспертов (Маджлис-е хебреган, шиитские богословы) он долго заседал, примерно так, as it happens, когда кардиналы избирают нового Папу Римского, но в итоге выбрали Хаменеи, который до того занимал в соответствующем списке лишь 14 a place.

Так что сделать сейчас прогноз, кто станет новым верховным лидером Ирана, очень трудно.

Interviewed by Alexander Zhelenin

A source