Instagram @ soldat.pro
military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Nagorno-Karabakh: Russian military returns to Stepanakert

Nagorno-Karabakh: Russian military returns to Stepanakert

Когда ночью 10 ноября появились сообщения о подписании трехстороннего соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе с нуля часов нуля минут по московскому времени 10 November 2020 of the year, first, с чем это интуитивно связывалось, касалось, перехода под контроль Азербайджана города Шуши. После чего под серьезным ударом оказывался уже Степанакерт и необходимо было думать о создании гуманитарного коридора для эвакуации жителей столицы Республики Арцах, About, Who, как и когда будет способен обеспечить проведение такой операции.

Но когда появился текст соглашения, It becomes clear, что он готовился не спонтанно, не под давлением каких-то политических эмоций, first of all, конфликтующих сторон. it turns out, что пункты, обозначенные в этом документе, продуманы и согласованы в деталях, что в течение часа, дня или недели достигнуть невозможно. Hard to tell, в какой именно момент начался этот закулисный тайный диалог между Москвой, Баку и Ереваном. By all indications,, к нему имеет прямое отношение и Анкара, а из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, perhaps, France. В этой связи премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что «пока не может обнародовать всех деталей, связанных с подписанием заявления, но в ближайшее время обязательно сделает это». Will wait.

Обозначим некоторые позиции соглашения, которое состоит из девяти пунктов. Договоренности предусматривают прекращение огня и военных действий на территории Карабаха, обмен военнопленными и телами погибших, а также размещение российских миротворцев «вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора». Речь идет об отправке 1960 военнослужащих со стрелковым оружием, которые уже выдвинулись в Карабах с аэродрома в Ульяновске. В республике будут разблокированы транспортные и экономические узлы. Ереван до 15 ноября должен вернуть Азербайджану Кельбаджарский район, and the 1 декабря — Лачинский район, оставляя при этом за собой Лачинский коридор (width 5 km), который будет обеспечивать связь Нагорного Карабаха с Арменией и не будет затрагивать Шуши.

first, что бросается в глаза. Соглашение имеет трехсторонний характер Россия — Азербайджан — Армения. Поскольку внешне оно готовилось вне формата МГ ОБСЕ, теоретически можно было предполагать, что Турция также окажется в числе подписантов, к чему она активно стремилась и чего не произошло. true, президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем телеобращении к жителям республики заявил, что в регионе будет реализована «совместная миротворческая миссия России и Турции», хотя не существует официального подтверждения этого факта. Появление в зоне конфликта наряду с российскими и турецких миротворцев возможно только при каких-то определенных обстоятельствах. Такое решение может быть приято исключительно на основе двухсторонних азербайджано-турецких договоренностей, вне сложившегося нового формата.

Теперь о реакции на происходящие события со стороны Баку, Еревана и Москвы. Алиев отметил особую роль России в разрешении кризиса и поблагодарил президента России Владимира Путина за личное участие в урегулировании. Пашинян заявил, что «текст заявления (имеется в виду трехстороннее соглашение — FROM. T.) очень болезнен лично для меня и для нашего народа» и что он «принял это решение в результате глубокого анализа военного положения и оценки людей, лучшим образом владеющих ситуацией». In its turn, президент России Владимир Путин заявил, что достигнутые договоренности создадут необходимые условия «для долгосрочного и полноформатного урегулирования кризиса». he noted, что «разблокируются все экономические и транспортные связи региона», а «контроль за транспортным сообщением осуществляется в том числе при содействии органов пограничной службы России».

По соглашению российский миротворческий контингент будет находиться в Нагорном Карабахе в течение пяти лет с возможным продлением этого срока и выступает в роли гарантов безопасности проживающих там армян. В будущем будет решаться и статус Нагорного Карабаха. В регионе складывается новая геополитическая реальность, контуры которой не столь очевидны, как казалось раньше.

Stanislav Tarasov

A source