Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Условием нашей победы в войне с коллективным Западом является всеохватывающая национализация

Условием нашей победы в войне с коллективным Западом является всеохватывающая национализация

План приватизации есть, плана национализации нет

За три десятилетия непрерывных «рыночных реформ» в России приватизировали почти всё, что когда-то находилось в собственности государства. Уже к концу 1992 года было приватизировано 46,8 тысячи государственных предприятий, в 1993 г. количество приватизированных предприятий возросло до 88,6 тысячи, в 1994 г. – до 112,6 тысячи. По состоянию на 1 января 1997 г. (после завершения так называемых залоговых аукционов) общее число приватизированных предприятий достигло 126 793. И это, не считая объектов так называемой малой приватизации, которая проходила в 1992-93 гг.: за два года в частные руки было передано свыше 85 тысяч магазинов, ресторанов, кафе, предприятий службы быта. К концу 2003 года число приватизированных предприятий составило 145 тысяч. С 1992 по 2006 г. государственная казна получила от приватизации в общей сложности 505,9 млрд рублей, или (в расчёте по нынешнему валютному курсу рубля) около 34 млрд долларов. Государство и народ были нещадно ограблены.

Российская государственность оказалась под угрозой существования. Нет ни одного мало-мальски нормального государства в мире, у которого не было бы каких-то своих компаний и организаций, решающих самые разные задачи (оборонные, научно-технические, политические, финансовые и проч.). Чтобы остановить сползание российского государства в небытие, в 2004 году некоторые наиболее трезвомыслящие чиновники и политики предприняли попытку не допустить полного обнуления государственного сектора экономики. Был составлен перечень стратегических предприятий и организаций, утвержденный президентским указом от 4 августа 2004 г. В списке поначалу насчитывалось около тысячи предприятий и организаций, которые обеспечивали «прожиточный минимум» российскому государству и которые любой ценой надо было защитить от алчных приватизаторов. На сегодняшний день в списке остается примерно 175 фигурантов (при общем количестве предприятий и организаций в российской экономике более 3 миллионов).

После 24 февраля президентом были поставлены задачи по полному и оперативному обеспечению наших военных, воюющих на Украине, оружием, боеприпасами, боевой техникой и амуницией. Решение таких задач предполагает мобилизацию экономики. Мобилизация экономики, в свою очередь, требует директивного планирования. Директивное планирование предполагает наличие сильного государственного сектора.

Одним словом, вопрос о расширении и укреплении государственного сектора назрел и перезрел. Речь идёт о национализации. Почти девять месяцев прошло с начала СВО и санкционной войны коллективного Запада против России, но никаких признаков подготовки национализации (в виде программ, перечней объектов, законов) нет.

Зато, что удивительно и возмутительно, продолжает действовать «Программа приватизации федерального имущества и основные направления приватизации федерального имущества на 2022-2024 гг.». Документ был утвержден распоряжением правительства 31 декабря 2019 года.

Инерционность мышления наших чиновников поразительна. Когда-то финансовый спекулянт Джордж Сорос (это, кажется, было в 2000 году) прокомментировал дурацкое поведение некоторых игроков на фондовой бирже словами: «Музыка уже не играет, а они продолжают танцевать» (биржевые индексы падали, а они продолжали «бычью» игру).

Долгое время Россия танцевала под музыку «вашингтонского консенсуса». Сегодня её сменил рев снарядов и американских ракет HIMARS, а чиновники продолжают исполнять пируэты «вашингтонского консенсуса». На модели так называемой рыночной экономики пора ставить жирный крест, заменять ее моделью мобилизационной экономики. Программы приватизации менять на программы национализации. А Федеральный закон “О приватизации государственного и муниципального имущества” (от 21.12.2001 № 178-ФЗ) – на Федеральный закон «О национализации». На сегодняшний день лишь в статье 235 Гражданского кодекса Российской Федерации осторожно упоминается возможность обращения в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, причем с возмещением стоимости этого имущества и других убытков. Мне известно, что еще в 2000 году депутат Государственной Думы Г.А. Томчин подготовил проект Федерального закона «Об обращении имущества в государственную собственность (национализации)», но проект был снят с обсуждения. После этого в российском парламенте подобных законодательных инициатив не было.

А оснований для национализации было предостаточно. Например, в 2004 году Счетная палата подготовила аналитическую записку и отчет аудиторов об итогах приватизации в России в 1993-2003 годах. Признавалось наличие громадного количества нарушений при проведении приватизации, невыполнение новыми собственниками условий приватизационных сделок, оценивались понесенные государством ущербы. Недвусмысленно рекомендовалось: либо новым собственникам покрыть все ущербы, либо вернуть объекты приватизации, либо сделать то и другое одновременно. Однако рекомендации Счетной палаты не были реализованы. Это, пожалуй, главное основание для назревшей деприватизации (национализации).

Есть и другие основания, возникшие недавно.

Во-первых, заморозка российских активов. В первую очередь это валютные резервы Российской Федерации на сумму 300 млрд долл. И это также самые разные активы юридических и физических лиц, до которых способны дотянуться западные страны (по моим оценкам, сумма таких активов приближается к 50 млрд долл.). Не сегодня-завтра эти замороженные активы будут официально конфискованы. Большие ущербы Россия продолжает нести от других санкций. Например, в результате прекращения работы в России многих западных компаний, в результате прекращения поставки многих жизненно необходимых нам товаров. Ответом на такие санкционные акции может и должна стать национализация активов компаний из тех стран, которые включены российским правительством в список «недружественных государств».

Во-вторых, достаточно большое число российских владельцев частных компаний продемонстрировали, что они находятся на стороне геополитических противников России. Уже несколько месяцев высказывались предложения лишить этих лиц российского гражданства, выслать и лишить имущества. В середине ноября с такой инициативой выступили некоторые депутаты Совета Федерации.

В качестве примера, достойного подражания, можно взять национализацию, которая была проведена в Советской России. После Октябрьской революции 1917 года большевики первым делом взялись за национализацию иностранной собственности. И это не был грабеж. Напомню, что и собственники, и управляющие иностранных фабрик и заводов исчезли из страны после 25 октября 1917 года, и значительная часть промышленности остановила работу. А ведь доля иностранного капитала в таких важных областях, как горнозаводская и металлообрабатывающая промышленность, составляла 52%. В электрических и электротехнических компаниях — 90%. В паровозостроении — все 100%! Правительство большевиков просто вынуждено был брать на свой баланс иностранные предприятия, чтобы не допустить полного экономического краха страны. Национализация иностранной собственности была проведена буквально за несколько месяцев.

Параллельно проводилась национализация фабрик и заводов, принадлежавших российским частным лицам. Вся крупная капиталистическая собственность на средства производства была национализирована методом безвозмездной конфискации. Одновременно была поставлена задача централизации управления экономикой (военное время диктовало свои законы). 28 июня был принят декрет о национализации крупнейших предприятий горной, металлургической, металлообрабатывающей, текстильной, электротехнической, лесопильной, табачной, резиновой, стекольной, керамической, кожевенной и цементной промышленности. Для централизованного управления народным хозяйством в рамках ВСНХ вскоре были созданы главки и центры, каждый из которых занимался своей отраслью: Главметалл, Главторф, Главтоп, Главтекстиль и т. д. К осени 1918 в руках государства было сосредоточено 9542 предприятия.

Обычно два таких эпизода нашей истории, как «национализация предприятий после революции 1917 года» и «военная интервенция и гражданская война 1918-1922 гг.» не очень увязываются. Между тем если бы не было быстрых национализаций частных предприятий в течение буквально года, то не было бы успехов в отражении иностранной интервенции и победы советской власти в гражданской войне. И сегодня условием нашей победы в войне с коллективным Западом является быстрая, всеохватывающая национализация.

Фото: worldcrisis.ru

Валентин КАТАСОНОВ

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho