Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Россия может и должна освободиться от импортного засилья

Россия может и должна освободиться от импортного засилья

Не менее половины стоимости конечной продукции, создаваемой на российских предприятиях, приходится на импортные составляющие

В первой и второй статьях на эту тему я рассказал о том импортном засилье, которое лишило Россию экономической независимости. Во-первых, на внутреннем рынке потребительских товаров по многим товарным группам импорт доминирует. Во-вторых, продукцию многих предприятий, действующих на территории России, только условно можно назвать отечественной: ее производство осуществляется с помощью все того же импорта.

Во-первых, импорта деталей и комплектующих, которые поступают в Россию из-за рубежа.

Во-вторых, машин и оборудования, на которых осуществляется производство конечного продукта.

В-третьих, минеральных ресурсов и продуктов их первого, грубого передела, которые завозятся в Россию из других стран.

Не менее половины стоимости конечной продукции, создаваемой на отечественных предприятиях, приходится на импортные составляющие. С 2014 года, когда против России стали объявляться первые экономические санкции российскими властями было запущено более двух десятков программ импортозамещения, рассчитанные до 2020 года. Все они были провалены. Импортная зависимость по некоторым товарным группам за это время стала еще более критической. Из всех факторов производства, используемых в российской экономике, пожалуй, лишь один фактор остается преимущественно отечественным – рабочая сила.

Я много раз писал и говорил, что наша страна бывала в таких ситуациях высочайшей импортной зависимости, которые угрожали ей полной утратой национального суверенитета. Говорят, что на рубеже 19-20 вв. в Российской империи началась индустриализация. Но она была «выборочной» (создание преимущественно производств по добыче полезных ископаемых и их первичному переделу – нефтяная, угольная промышленность, производство кокса, черная металлургия, производство простейших металлических изделий и т.п.). Такая урезанная индустриализация лишь усиливала импортную зависимость России. Вот данные о доле импорта в покрытии внутренних потребностей Российской империи накануне Первой мировой войны по отдельным товарам на 1913 год (%):

Хлопок-волокно – 46,9

Шерсть – 21,8

Чай – 99,9

Свинец – 97,4

Цинк – 90,3

Алюминий – 100,0

Никель – 100,0

Уголь каменный – 17,7

Кокс – 18,0

Цемент – 8,5

Бумага – 21,0

Суперфосфат – 52,1

Тракторы – 100

Автомобили – 100

Станки металлорежущие – 85

Машины для промышленности – 60

Машины для сельского хозяйства – 58

Как видим, по всем видам продукции машиностроения импортная зависимость была выше 50 процентов, а по некоторым достигала 100%. Впервые задача вывести Россию из-под полуколониальной зависимости от ведущих капиталистических стран была поставлена в контексте плана индустриализации страны на XIV съезде ВКП (б) в декабре 1925 года. В отличие от урезанной индустриализации дореволюционной России эта была уже всеобъемлющая индустриализация.

Сегодня скептики говорят, что более-менее полное импортозамещение возможно, но потребует нескольких десятков лет. Мол, слишком глубоко мы увязли в болоте импортной зависимости по всем направлениям. В октябре в Совете Федерации проходили парламентские слушания по вопросу поддержки импортозамещения. Там прозвучало много интересных фактов и цифр. В период с 2015 по 2021 год в проекты по импортозамещению, по данным Комитета Совета Федерации по экономической политике, было вложено более 3 трлн руб., при этом прямое государственное финансирование составило свыше 500 млрд руб. Итак, в пределах семилетнего периода среднегодовые затраты на импортозамещение составили около 430 млрд руб., а среднегодовой уровень бюджетного финансирования был немногим более 70 млрд руб. В 2015-2021 годах сумма бюджетной поддержки импортозамещения была просто смехотворной – менее 0,5 процентов всех расходов федерального бюджета. Не удивительно, что при таком уровне финансирования все анонсированные в 2014 году программы импортозамещения были с треском провалены. На парламентских слушаниях были озвучены некоторые показатели ждущего своего утверждения проекта документа «Стратегия развития обрабатывающей промышленности», подготовленного Минпромом. Некоторые целевые показатели «Стратегии» не могут не удручать. Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике Алексей Синицын на слушаниях обратил внимание на «дыры» в «Стратегии»: “Например, техника для горнодобывающей промышленности. Производителей мало, и они – из недружественных стран: Caterpillar – из Америки, Liebherr – из Германии, Komatsu, Hitachi – из Японии. Все они ушли с нашего рынка, но мы почему-то не обсуждаем, как заместить эту технику. Пока и техника, и запчасти поступают по ранее заключенным контрактам, но, если поставки по ним прекратятся, что будут делать наши добытчики?

Станкостроение называют одним из приоритетов импортозамещения. И в то же время на развитие отечественного производства станков на 2023 год из бюджета выделяется гомеопатическая доза в 1 млрд руб. К 2030 году, как предполагается, отечественное станко-инструментальное оборудование на рынке будет составлять 38%. А остальные 62% где будем брать?

А ведь все импортозамещение можно провести в сроки, не превышающие одного десятилетия. И об этом свидетельствует опыт индустриализации в СССР. Приведу некоторые данные из информативной книги довоенного времени: Мишустин Д. Д. Внешняя торговля и индустриализация СССР. – М.: “Международная книга”. 1938 г.

Главный залог успеха индустриализации, по мнению автора книги, заключался в выполнении нескольких главных условий. Во-первых, максимальное увеличение доли средств производства в импорте (машины и оборудование, сырье, металлы и проч.) при сокращении всех других товарных групп. Во-вторых, проведение индустриализации и импортозамещения по определенным алгоритмам (сначала главным приоритетом выступает тяжелая промышленность, потом обрабатывающая (особенно машиностроение), потом машиностроение для нужд обороны). В-третьих, максимально быстрое введение в эксплуатацию импортных средств производства, наращивание на их основе отечественного производства, в том числе производства средств производства (группа отраслей «А»). Д. Мишустин выделяет три этапа в развитии советского импорта в довоенное время.

Первый этап можно условно назвать периодом разгона, или разбега (названия мои). Д. Мишустин называет это «восстановительным периодом». Его временные рамки: 1925-1928 гг.

Второй этап можно назвать рывком, или прыжком. Д. Мишустин называет это «резким подъемом». Это также примерно четыре года: 1929-1932 гг.

Третий этап можно назвать «перенесением центра тяжести на внутреннее производство» и постепенным сворачиванием импорта. Такое сворачивание наблюдалось с 1933 года и продолжалось вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Приведу некоторые цифры, иллюстрирующие эволюцию советского импорта. Первый этап. В 1924 году весь импорт СССР составил 1.138,8 млрд руб., а в следующем году он вырос до 2.274,5 млрд руб. (в постоянных ценах 1913 года), т.е. удвоился. И примерно на этом уровне находился по 1928 год включительно. На этом этапе наблюдалось резкое повышение доли товаров производственного назначения (машины, оборудование, сырье и полуфабрикаты). В частности, доля машин и оборудования в импорте в 1925 году равнялась 16,6%, а к 1928 году она выросла до 30,3%. В стоимостном выражении импорт машин и оборудования вырос на первом этапе с 526,0 млн руб. до 1.256,6 млн руб., т.е. в 2,5 раза.

Второй этап – четыре года первой пятилетки (которая, как известно, была выполнена досрочно, в четыре года). Это период резкого увеличения объемов импорта. Вот данные по годам (млн руб. в ценах 1913 года): 1929 г. – 2911,8; 1930 г. – 3956,0; 1931 г. – 5166,6 1932 г. – 4285,4. Опираясь на свои расчеты, Д. Мишустин пишет: «почти половина товаров, ввезенных советской страной за все годы ее существования, была импортирована только за 4 года первой пятилетки». Рекордный объем импорта за все довоенные годы советского государства пришелся на 1931 год. Одновременно продолжалось неуклонное повышение доли товаров производственного назначения в импорте. В частности, на машины и оборудование в импорте в 1929 году пришлось 33,6%, 1930 году – 51,2%, 1931 году – 60,1%. Стоимостные объемы такого импорта равнялись (млн руб.): 1929 г. – 1295,6; 1930 г. – 2374,4; 1931 г. – 2909,2. В стоимостном выражении импорт машин и оборудования в 1931 году превысил показатель 1925 года в 5,5 раза. Кстати, 1931 год оказался рекордным и по такому показателю, как доля производственного импорта в общем объёме импорта. Он равнялся 93,2% (потребительский импорт, наоборот, имел максимально низкую долю – 6,8%). Для сравнения отмечу, что в 1928 году доля производственного импорта (машины и оборудование, металлы, сырье для легкой промышленности) в общем объеме импорта равнялась 64%.

Примечательно, что в начале 1930-х годов СССР продолжал занимать достаточно скромные позиции по общей величине импорта. В среднем за годы первой пятилетки удельный вес советского импорта в мировом импорте едва превышал 2%. Он был по своим размерам меньше импорта не только крупных империалистических держав, но даже меньше импорта таких стран, как Аргентина, Австралия, Чехословакия. Для сравнения укажем, что удельный вес США в мировом импорте с 1929 по 1932 г. колебался от 12,3% до 8,5%, Англии — от 17,9 до 15,3%, Франции — от 9,0% до 6,5%, Германии — от 9,1% до 7,8% и Италии — от 3,4% до 2,9%. Советский импорт даже в годы наивысшего развертывания был ниже среднегодового импорта царской России в предвоенный период. И в то же время СССР в 1931, 1932 и 1933 гг. СССР, как отмечает Д. Мишустин, стоял на первом месте в мире как покупатель машин и оборудования. В 1931 г. СССР закупил около одной трети, а в 1932 г. — около половины мирового экспорта всех машин (не считая автомобилей).

Третий этап совпал с началом второй пятилетки (1933-1937 гг.). К этому времени удалось создать фундамент советской промышленности, причем не только тяжелой (добывающая, металлургия, энергетика), но отчасти и обрабатывающей, прежде всего машиностроения. В книге множество интересных цифр, свидетельствующих о резком сокращении объемов советского импорта, в том числе машин и оборудования. Приведу лишь одну цитату на этот счет из упомянутой книги: «Достаточно сказать, что в 1937 г. импорт машин был в 10 раз меньше импорта машин 1931 г., когда этот импорт достиг наивысшего уровня». Вот такой «маневр» провел Советский Союз в период между двумя мировыми войнами: резко нарастил импорт инвестиционных товаров для того, чтобы потом отказаться от импорта вообще.

Такой же импортный маневр необходим и нынешней России. Однако для этого ей необходима Стратегия экономического развития и экономическая мобилизация. Если они будут, Российская Федерация сможет уже до конца текущего десятилетия эмансипироваться от импорта и стал мощной и независимой державой.

Фото: stolicaonego.ru

Валентин КАТАСОНОВ

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho