Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Новая Арктическая стратегия США бессильна против географии и российских ледоколов

Новая Арктическая стратегия США бессильна против географии и российских ледоколов

Ввод в строй новых боевых ледоколов России – лучший ответ на очередной выплеск американского лицемерия по поводу Арктики

7 октября 2022 года президент США Джо Байден утвердил новую «Национальную стратегию США для Арктического региона», согласно которой Соединённые Штаты намерены усилить влияние в регионе, а также «управлять напряженностью» в связи с «растущей стратегической конкуренцией в Арктике, усугубленной неспровоцированной войной России на Украине и активными усилиями КНР по укреплению влияния в регионе».

Стратегия рассчитана на 10 лет. Основное внимание в ней уделено сдерживанию России и Китая в Арктике по четырем направлениям: безопасность, устойчивое экономическое развитие, международное сотрудничество, изменение климата.

В сфере безопасности стратегия предполагает сдерживание угрозы США и их союзникам «путем наращивания возможностей, необходимых для защиты американских интересов в Арктике, в то же время согласование общих подходов с союзниками и партнерами и снижение рисков непреднамеренной эскалации». Для этого потребуется «присутствие правительства США в Арктическом регионе с целью «защиты американского народа суверенной американской территории».

Среди арктических союзников и партнеров Америки названы Канада, Дания (включая Гренландию), Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция.

В документе отмечается, что «растущее стратегическое значение Арктики усилило конкуренцию за формирование ее будущего».

В документе справедливо говорится: «Россия за последнее десятилетие инвестировала значительные средства в расширение своего военного присутствия в Арктике. Она модернизирует свои военные базы и аэродромы; развертывает новые береговые и зенитно-ракетные комплексы, модернизирует подводные лодки; увеличивает число военных учений и тренировочных операций с новым боевым арктическим командованием. Россия также развивает новую экономическую инфраструктуру своих арктических территорий для разработки углеводородов, полезных ископаемых и рыболовства».

Беспокоят американцев и арктические планы Китая: «Китайская Народная Республика стремится усилить свое влияние в Арктике за счет расширения экономической, дипломатической, научной и военной деятельности… За последнее десятилетие КНР удвоила свои инвестиции, сосредоточив внимание на добыче важнейших полезных ископаемых; расширила свои научные виды деятельности; и использовали эти научные обязательства для проведения исследований двойного назначения с разведкой или военного применения в Арктике. КНР расширила свой ледокольный флот и впервые направила морские суда в Арктику».

Авторы документа выражают надежду, что СВО «может усложнить экономическое развитие России в Арктике и усилия по её военной модернизации». На мой взгляд, это и стало поводом для обновления Арктической стратегии США (предыдущая ее версия была датирована 2013 годом и в части военных усилий мало чем отличалась от нынешней).

Обширный документ на 99 процентов состоит из общих демагогических фраз о заботе о коренных народах Арктики, о необходимости борьбы за снижение углеводородных выбросов, об устойчивом развитии Арктического региона, о необходимости свободы судоходства и т. д. и т. п. Конкретных положений о расширении военного присутствия США в Арктике нет.

Однако по ряду оговорок можно сделать вывод, что США рассчитывают, что инвестиционные и военные возможности России окажутся перегружены «агрессивной войной на Украине» (так в документе) и намерены воспользоваться этим.

Так, в новой стратегии говорится о наращивании сотрудничества с Канадой в модернизации Североамериканского командования воздушно-космической обороны для «улучшении возможностей связи и позиционирования, навигации и синхронизации путем разработки сети связи и передачи данных, способные работать в северных широтах». США будут также наращивать «спутниковое покрытие Арктики для обеспечения эффективной торговли и безопасности на море и в воздухе».

И все эти заявленные меры имеют чисто военную цель – обеспечить полноту разведданных о российских военных объектах в Арктике.

«Ледокольный флот береговой охраны [США] будет поддерживать постоянное присутствие в Арктике США и дополнительное присутствие по мере необходимости в европейской Арктике». Этот пассаж невозможно воспринимать всерьез, так как ледокольный флот США в настоящее время состоит всего из двух единиц, из которых лишь Polar Star – ледокол тяжёлого класса, способный работать в арктических льдах. В декабре 2018 года адмирал Пол Цукунфт, возглавлявший Службу береговой охраны, отклонил запрос на проведение операции по обеспечению свободы судоходства в Арктике, опасаясь, что 40-летний Polar Star сломается и американцам придется просить Россию отбуксировать его в порт для ремонта.

Суровые арктические условия вконец износили Polar Star, поэтому ледокол уходит в каждое плавание с годовым запасом провизии на случай серьёзной неисправности. По словам адмирала Цукунфта, Polar Star «буквально цепляется за жизнь».

У России 40 ледоколов, а у Китая всего два, но вполне современных.

Впервые о претензиях США на военное доминирование в Арктике было заявлено в президентской директиве № 66, подписанной Джорджем Бушем-младшим в январе 2009 года. В ней говорилось: «У США имеются широкие и фундаментальные интересы национальной безопасности в Арктическом регионе, и они готовы отстаивать эти интересы как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими государствами». Директива заявляла, что свобода морей – главный приоритет США, и это напрямую относится к Северному морскому пути, который «включает проливы, используемые для международного судоходства; режим транзитного прохода применяется к проходу через эти проливы».

Всем этим директивам и стратегиям грош цена, так как без флота тяжелых ледоколов противостоять России военным путем в Арктике Соединённые Штаты не могут.

В июне 2019 года Пентагон представил Конгрессу США новую Арктическую военную стратегию. В ней отмечалось, что таяние арктического морского льда «открывает новые морские пути и расширяет доступ к природным ресурсам в летние месяцы. Если тенденции потепления продолжатся в нынешних темпах, то уменьшение площади арктического морского льда может привести к почти свободной ото льда в летние месяцы Арктике к 2040-м годам». По мнению Пентагона, в Арктике началась «эра стратегической конкуренции» (era of strategic competition).

Новая Арктическая стратегия США предусматривает строительство на Аляске новых глубоководных портов, аэродромов и развитие «другой инфраструктуры». Это означает, что для полноценного военного присутствия США в Арктике нужны крупные военно-морские базы, способные обеспечить круглогодичное базирование флота. Но их пока нет.

У США есть, как мы писали, две авиабазы на Аляске. Там строятся новые военные объекты и предполагается разместить до 10 тысяч военнослужащих. Имеются также две зарубежные арктические военные базы – Thule на севере Гренландии и авиабаза в норвежском Ставангере.

В июне 2018 года Конгресс США поставил Пентагону задачу построить еще нескольких военно-морских баз и портов в Арктике, о чем косвенным образом упоминает «Новая арктическая стратегия». В начале 2020 года Госдеп США представил очередную стратегию национальной безопасности и обороны Арктического региона, в которой предусмотрено создание «готового, боеспособного и имеющегося в наличии» флота полярных ледоколов, и призвал создать «соответствующие активы и ресурсы, способные обеспечить постоянное присутствие Соединенных Штатов в Арктике и Антарктике».

9 июня 2020 года Конгресс США в специальном меморандуме потребовал, чтобы США к 2029 году имели современный флот тяжелых ледоколов. Новые американские ледоколы будут оснащены современным военным оборудованием, которое позволит использовать эти корабли «в интересах ВМС США, получать любую разведывательную информацию, обеспечивать применение оружия другими боевыми единицами и ставить различные виды радиопомех».

Однако американцы не могут конкурировать с нами в мирном освоении Арктики в силу того, что арктическая география, как мы писали, на стороне России. Самым серьезным ограничивающим фактором для американских ВМС является удаленность арктических путей от границ США.

Однако вставлять нам палки в колеса американцы будут: невозможно создать надежную судоходную линию там, где США затеют военные провокации, это будет отпугивать потенциальных клиентов почище сомалийских пиратов. Кроме того, в «Новой арктической стратегии» акватория Ледовитого океана и Арктика в целом объявлены «достояние всего человечества», присутствие здесь России считается вызовом цивилизованному сообществу.

Новая Арктическая стратегия США бессильна против географии и российских ледоколов

Так что строительство двух российских боевых ледоколов проекта 23550, ранее многими критиковавшееся, оказывается кстати. Первый ледокол этого класса «Иван Папанин» уже спущен на воду, спуск на воду второго патрульного ледокола «Николай Зубов» запланирован на третий квартал 2024 года.

Ввод в строй новых боевых ледоколов России – лучший ответ на очередной выплеск американского лицемерия по поводу Арктики.

Фото: discover24

Владимир ПРОХВАТИЛОВ

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho