Военные специалисты
EnglishРусский

Александр Роджерс: США готовы в одностороннем порядке уступить России и Китаю

Александр Роджерс: США готовы в одностороннем порядке уступить России и Китаю

РИА «Новости» на днях опубликовали выдержки из статьи Дэвида Пайна, заместителя директора по национальным операциям в Министерстве внутренней безопасности (Homeland Security), в «Нэшионал Интерест» под названием «Чтобы противостоять России и Китаю нужно сделать «сферы влияния» снова великими».

Но, во-первых, целиком данная статья гораздо интереснее и информативнее (многие ключевые моменты переводчики из РИА «Новости» почему-то проигнорировали, выделив другие). Во-вторых, отсутствует анализ, насколько адекватны высказывания Пайна.

Мы попробуем это исправить.

Пайн: Существует растущая угроза войны на два фронта против России и Китая, исходящая из их растущего превосходства в областях ядерного, электромагнитного и кибернетического оружия.

Роджерс: Американцы, как обычно, судят по себе – это они бы обязательно напали, если бы уверенно ощущали собственное превосходство. Предполагать, что они даром никому не нужны (большая часть мира пытается защититься от них и их «ценностей»), чтобы на них нападать – это свыше их разумения.

Пайн: Невзирая на растущую стратегическую военную незначительность США, многие, если не большинство определяющих политику Штатов людей продолжают верить, что американская армия остаётся самой сильной в мире.

Роджерс: Фраза подразумевает (и мы с этим согласны), что это не так.

Пайн: Это заблуждение заставляет их продолжать пренебрегать восстановлением ядерного арсенала, постройкой современной системы противоракетной обороны и увеличением надёжности американских электрических сетей для предотвращения катастрофической атаки со стороны России и Китая.

Роджерс: И опять эта убеждённость, что мы обязательно нападём. Хорошо у них мозги промыты, даже на таком высоком уровне. Но тут нам более интересны утверждения о текущих слабостях США.

Пайн: Американские лидеры должны отбросить ложную идеалистическую концепцию о безопасном однополярном мире, в котором США универсально признаны наиболее могучей суперсилой. Реальность тотально отличается от этого.

Роджерс: К исходу третьего месяца заключения Зоркий Сокол заметил, что у тюрьмы не хватает одной стены.

Пайн: Америка сегодня сталкивается с нарастающе острыми, ограниченными и некомфорными вариантами выбора, а также отчаянно нуждается в новой, опережающей гранд-стратегии, которая противостоит, разделяет и разрушает альянс между этими двумя ядерными супердержавами.

Роджерс: Ой, всё. Какая-то кремлёвская пропаганда. Всем же известно, что российская экономика порвана в клочья, мы страна-бензоколонка, а в торговой войне с Китаем Трамп безоговорочно победил. Или перемог?

Пайн: Чтобы ответить на этот беспрецедентный вызов национальной безопасности и обеспечить выживание Америки, лидеры США должны заменить гонку за гегемонией, устаревшую и проигравшую гранд-стратегию, новой – с внешнеполитическим балансированием.

Роджерс: Пока что все их «новые» стратегии ничем не отличаются от старых.

Пайн: Стратегия стратегического сокращения (экономии) позволит сохранить драгоценные американские кровь и сокровища, а также наши ограниченные военные ресурсы и перенаправить их на защиту коренных, жизненных интересов США.

Роджерс: А до сих пор что было? Пропаганда же говорила, что в Афганистане и Ираке американская армия борется с угрожающим США терроризмом, не?

Пайн: Это снизит риски развязывания ненужной войны с американскими соперниками, являющимися ядерными супердержавами, и приведёт к более безопасному и более мирному миру.

Роджерс: Интересно получается – чтобы планета более мирной, США должны снизить своё присутствие за границей своей страны. Так кто всё-таки главный мировой агрессор?

Пайн: Стратегия экономии должна обеспечить, чтобы ни одна крупная сила не могла доминировать в Европе и Северо-Восточной Азии. Вместе с тем, это должно вынудить союзников США осознать, что основная ноша обеспечения безопасности в их регионах лежит на них самих, и только от них будет зависеть баланс с региональными гегемонами типа России и Китая.

Роджерс: Вы должны понимать, Боливар не вынесет двоих. Все должны страдать и умирать за американские интересы, как и прежде, но теперь уже без участия самих США.

Пайн: Американские вооружённые силы останутся базироваться за горизонтом, за границей или внутри США, избегая выдвижения на передовые позиции, где они обычно служат «растяжками», обеспечивающими американскую вовлечённость в чужие войны в случае агрессии, но недостаточно, чтобы защитить американских союзников или хотя бы сдерживать такую агрессию.

Роджерс: «Помощь из-за горизонта» – это забавно. Хотя можно подумать, что американцы до сих пор как-то кому-то помогали. Обычно обходились «мысленно мы с вами, а телом в Майями».

Пайн: Стратегия заморского балансирования восстановит для США свободу действий в выборе, в какие войны вовлекаться, а каких избегать из опасения, что эти войны могут быстро и неожиданно эскалироваться до ядерного уровня.

Роджерс: Есть сильное подозрение, что без развязывания со стороны США войн в мире станет существенно меньше. И вторая часть утверждения Пейна подразумевает, что Вашингтон не будет вмешиваться в войны, где участвуют Россия и Китай (потому что героям страшно).

Пайн: Соответственно, чтобы снизить растущий риск вовлечения Штатов в войны с участием великих держав, которые могут подвергнуть домашнюю территорию США ядерному или электромагнитному удару, США должны убрать свои войска из Европы, Африки и Азии, включая Ближний Восток.

Роджерс: Без разницы, как вы это обоснуете и оправдаете – просто выметайтесь.

Пайн: Это также подразумевает воздержание от вторжения и оккупации других стран или вовлечённость в проекты «национального строительства».

Роджерс: Благо все предыдущие проекты нацстроительства от США предсказуемо провалились.

Пайн: США будут направлять свои экспедиционные войска только в страны в пределах их сферы влияния или жизненных интересов, как Западная Европа и Япония, и только в случае неотвратимой угрозы вражеской атаки на эти страны.

Роджерс: Что-то не вижу никаких жизненных интересов США ни в Западной Европе, ни в Японии. Спокойно могут обойтись и без них.

Пайн: Исключением может быть сохранение ограниченного количества американских войск, размещённых в Германии, чтобы отвратить потенциальную российскую агрессию против Западной Европы – в признание уникальной важности региона для американской экономики и промышленности.

Роджерс: А немцев спросили, хотят ли они такой «защиты»? У меня вот сильные сомнения на этот счёт.

Пайн: Сокращение военного присутствия США за границей будет способствовать снижению поддержки антиамериканского терроризма и, что наиболее важно, существенно снизит стремление России и Китая заключить альянс между собой против Соединённых Штатов.

Роджерс: 1. Они всё-таки понимают, что антиамериканские настроения вызваны военным вмешательством США в дела других стран. 2. Они считают всех вокруг идиотами.

Пайн: Как часть этой стратегии, Америка наконец-то прекратит свою провальную «Глобальную войну против террора», на которую безрезультатно потрачены триллионы долларов в виде антипартизанских войн на Ближнем Востоке.

Роджерс: Ну почему «безрезультатную». Определённые люди «со светлыми лицами» на этом знатно попилили бюджеты – это тоже результат.

Пайн: Вместо этого, через два десятилетия отвлечения, за которые Россия и Китай превзошли американские возможности в фактически каждой сфере стратегических военных технологий, США нужно наконец начать модернизировать и восстанавливать их стратегический ядерный арсенал и стратегические оборонные возможности.

Роджерс: Фразу «Россия превзошла американские возможности в фактически каждой сфере стратегических военных технологий» нужно перечитывать три раза в день вместо еды всем многочисленным западопоклонникам, которые до сих пор верят в американское превосходство.

Пайн: Исторический анализ показывает, что наиболее великие страны в периоды острого упадка начинали применять стратегии сокращения и были более успешны, чем страны, внедрявшие другие стратегии.

Роджерс: Главное, продолжать в это верить.

Пайн: Внедрение гранд-стратегии заморского балансирования может сопровождаться продвижением США дипломатического «мирного наступления» и переговорами о заключении соглашения о глобальных сферах влияния, которое защитит жизненные интересы США и обратит растущую вероятность ненамеренной и катастрофической войны с Россией или Китаем.

Роджерс: Не вижу смысла заключать подобное соглашение сейчас, когда США ещё не достигли дна своего падения и будут пытаться претендовать на чрезмерную зону влияния, не сопоставимую с её реальными тающими возможностями. Такие вопросы с кондачка не решаются – зайдите на недельке.

Пайн: Предыдущее такое соглашение о сферах влияния было заключено президентом Франклином Рузвельтом, премьер-министром Уинстоном Черчиллем и советским диктатором Джозефом Сталиным на конференции в Ялте в феврале 1945 года.

Роджерс: Вообще-то должность Сталина называлась «генеральный секретарь», а не «диктатор» (диктатор – это в Древней Греции). И мы прекрасно помним, что это соглашение практически сразу после его заключения американцы начали нарушать.

Пайн: Оно позволило успешно сохранять мир в Европе на протяжении половины столетия, во многом благодаря ядерному паритету США и Советского Союза на протяжении всей Холодной Войны.

Роджерс: Вот именно, что только благодаря вовремя изготовленной советской ядерной дубинке Запад не напал на СССР. А все соглашения с англосаксами не стоят бумаги, на которой написаны и будут нарушены ими в момент, когда те сочтут, что могут это сделать безнаказанно и с выгодой для себя. Это нам история многократно демонстрировала.

Пайн: Подобное соглашение между США, Россией и Китаем может послужить благу всего мира.

Роджерс: Забавно, что ни о какой субъектности Британии или Евросоюза речь не идёт вообще. Как говорил Паниковский, «Ты кто такой?».

Пайн: Российский президент Владимир Путин неоднократно повторял, что одной из задач его внешней политики является заключение «нового Ялтинского соглашения».

Роджерс: Вы неправильно поняли формат. Соглашение будет между Россией и Китаем, а проигравшую сторону никто спрашивать не будет.

Пайн: В такой схеме мир будет разделён на регионы, над каждым из которых будет доминировать региональный гегемон, обеспечивающий региональную стабильность и мир.

Роджерс: Не показывайте это украинцам. Хотя нет, покажите.

Пайн: По такому соглашению США сохранят за собой крупнейшую сферу влияния, включая всё Западное Полушарие, Западную Европу, Японию, Австралию и Новую Зеландию, которые останутся под защитой американского «ядерного зонтика».

Роджерс: Я же выше уже писал, что пока запросы американцев неадекватно велики, нужно подождать.

Пайн: Российская сфера влияния будет включать бывшие республики СССР, Сербию, Иран, Ирак, Сирию и Ливию.

Роджерс: Грузия, Прибалтика, Украина – поздравляю, вас только что слили (и не говорите, что вас не предупреждали)! Турцию тоже оставили без львиной доли их притязаний в Сирии и Ливии. А вот про нашу долю Африки и Латинской Америки забыли, нехорошо. Ну и Алясочку пора вернуть…

Пайн: Китайская сфера влияния может состоять из Северной Кореи, Тайваня, Южно-Китайского моря, Пакистана, Афганистана, четырёх марксистских наций в юго-восточной Азии и около половины африканских стран, «управляемых марксистскими диктаторами».

Роджерс: Про «марксистских диктаторов» это он сейчас серьёзно? Жесть, какой неадекват. А вообще Тайвань и Пакистан, поздравляю, вас тоже слили!

Пайн: Лидеры США должны согласиться на такой план и признать, что американские войска не будут размещаться в Восточной Европе – кроме случая российской агрессии – и тогда Россия, осознав, что её западная граница в безопасности, сможет переключиться на растущую угрозу со стороны Китая.

Роджерс: 1. Польша, Чехия, поздравляю, вас тоже слили. 2. Про «переключиться на растущую угрозу со стороны Китая» вспоминается «Фантазёр! Ты меня называла». Но пусть надеется.

Пайн: Как говорил в «Искусстве Войны» древний китайский генерал Сан Цзы «Чрезвычайно важно во время войны атаковать стратегию врага. Следующее, что лучше делать – это разрушить его альянсы с помощью дипломатии».

Роджерс: 1. Он пытается побить китайцев с помощью китайской мудрости. Он точно неадекват. 2. Пока что разрушение альянсов происходит только с США (причём в львиной доле за счёт их собственных усилий). Но это слишком сложно для их понимания.

Пайн: Сегодня США могут даже согласиться выйти из НАТО, которое продолжит функционировать как альянс с европейским лидерством, а не с американским – в обмен на российский выход из альянса с Китаем и прекращение русско-китайского военного сотрудничества и совместных учений.

Роджерс: 1. Евросоюз, поздравляю, вас только что слили всех. 2. Мы порвём с Китаем, а США обратно вернутся в НАТО? Нет, спасибо, дураков нет.

Пайн: Такое соглашение признает и будет уважать жизненные интересы всех трёх ядерных сверхдержав и решит все текущие крупные диспуты.

Роджерс: Вот только веры «наглым рыжим мордам» нет ни на грош. Да и поужаться с хотелками господам американцам не помешает.

Пайн: Это минимизирует потенциальные риски военного конфликта в интересах сохранения мира между великими державами.

Роджерс: Ты глянь, как «страна-бензоколонка с порванной в клочья экономикой» внезапно стала «великой державой». Наверное, что-то случилось.

Комментарий Грэхема Эллисона: Сохранение мира критично для американской национальной безопасности. Даже конвенционная война может эскалировать до риска ядерной войны и глобальной катастрофы. Двигаясь вперёд, американские политики должны будут отбросить недостижимые фантазии о мирах, о которых они мечтали, и принять факт, что сферы влияния остаются центральной частью геополитики. Это принятие неизбежно будет длительным, запутанным и мучительным процессом. Но оно также принесёт волну стратегической креативности – возможность фундаментального переосмысления концептуального арсенала американской национальной безопасности.

Роджерс: Про «креативность» это такое смешное утешение. Чтобы что-то осмыслить нужна рефлексия, а у США с этим всё очень плохо.

Дальше Эллисон: У России и Китая уже есть их сферы интересов, независимо от того, признают их американские лидеры или нет.

Роджерс: Не может быть!

Эллисон: Повторяющиеся американские военные вмешательства в эти сферы с момента окончания Холодной Войны (в основном в виде продвижения НАТО в Восточную Европу и особенно в страны Балтии) провоцировали Россию и Китай к заключению военного альянса.

Роджерс: Сенсация! Обнаружен разумный американец!

Эллисон: Далее у США есть соглашения о безопасности с более чем пятой частью всех стран, что приводит к существенному рассеиванию их военных возможностей.

Роджерс: Это приводит ещё и к огромным, непомерным военным расходам. О чём Вашингтону много лет настойчиво повторяли.

Эллисон: Чтобы решить эту проблему, есть еще одна жизнеспособная и политически приемлемая альтернатива заключению соглашения с Россией и Китаем – это односторонний вывод американских военных из Восточной Европы, Центральной Азии, Ближнего Востока, Южно-Китайского моря, Японии и Корейского полуострова.

Роджерс: Конечно, односторонний – наших войск (кроме Сирии) там попросту нет.

Эллисон: Американские лидеры продолжают верить, что чем больше союзников у США, тем безопасней это для страны.

Роджерс: Хрущев тоже так думал. И тратил кучу ресурсов СССР на подкуп «дружественных режимов». Безрезультатно и бессмысленно – в большинстве случаев, как только кончились подарки, закончилась и «дружба».

Эллисон: Между тем, готовность воевать в неконвенционных и потенциально ядерных войнах против России и Китая из-за стран, не входящих в список жизненных интересов США, создаёт больше рисков для национальной безопасности Штатов, чем преимуществ.

Роджерс: Я больше скажу, «жизненно важными» для США на самом деле можно назвать только Канаду и Мексику, как находящиеся на том же континенте. Ну, максимум, ещё Панаму – из-за канала.

Эллисон: Администрация Байдена должна подвергнуть все союзы США анализу на «расходы-доходы», чтобы определить, какие из них усиливают национальную безопасность Штатов, а какие только увеличивают риски вовлечения в конфликты с великими странами за второстепенные интересы.

Роджерс: Они сильно удивятся результатам.

Эллисон: Америка должна разорвать все соглашения, которые не пройдут такой тест.

Роджерс: Список тех, кого США собираются кинуть, стремительно разрастается.

Эллисон: Максимально срочно американские лидеры должны немедленно проинформировать Москву и Пекин, что Америка не будет вмешиваться ни в какие потенциальные войны за Тайвань или бывшие советские республики (которые всё равно невозможно защитить), существенно денонсируя возможные будущие военные вмешательства США в их сферы влияния.

Роджерс: Америка всегда тебя кинет, родной!

Эллисон: Такие действия усилят национальную безопасность США и существенно снизят вероятность атаки России и Китая на американскую территорию, снизив угрозу для Москвы и Пекина, а заодно повышая вероятность трений и непонимания между ними, потенциально разделяя и разрушая их альянс с течением времени.

Роджерс: Ещё один фантазёр.

Эллисон: Как показывает история, ничего не объединяет Россию и Китай больше, чем американские близорукие попытки осуществлять проекции силы в Восточную Европу и Восточную Азию в рамках усилий по становлению в качестве доминантной суперсилы.

Роджерс: Как говорил мастер Огвэй, «Пытаясь отсрочить судьбу мы иногда невольно приближаем её».

Эллисон: Если бы Америка не разжигала их гнев, то их исторически враждебные отношения возобновились бы уже давно.

Роджерс: Что-то я не помню особой вражды между Россией и Китаем за последние тысячу лет (стычка на Даманском и одинокий конфликт в царское время – всё, больше ничего не припоминается). Но пусть американцы продолжают на это надеяться…

Статья красочная и информативная, она заслужила полный перевод. Она показывает панические настроения среди американского высшего руководства. Сдавать влияние в мире целыми регионами и отовсюду уходить в кратчайшие сроки – два основных тезиса данной статьи. Очень напоминает паническое бегство из Афганистана, но только уже в планетарных масштабах.

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Александр Роджерс

Источник