Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Одичание и руина как инструменты дерусификации Украины

Одичание и руина как инструменты дерусификации Украины

Один народ украинцы и русские или нет? В последнее время с легкой руки Владимира Владимировича на Украине актуализировалась дискуссия о самосознании современного украинца. Вообще-то на территории страны проживают представители более 130 национальностей и народностей. Но ключевой спор, естественно, ведется о том, являются ли украинцы хотя бы отчасти русскими или никогда ими не были.

Баталии вокруг этого вопроса не затихают. Для украинских политиков это стало благодатной темой для необременительной спекулятивной софистики. Она удачно ложится в канву главенствующей концепции властей, согласно которой каждый «правильный» житель страны обязан «убить в себе русского». Тридцатилетие независимости также стало удобным рубежом для замера прогресса в этом благородном для каждого местного националиста деле.

Хуторские мечты об украинском «плавильном котле» на американский манер разбиваются о саму провинциальную реальность, которая по своей природе не приемлет разнообразия. Навязчивое желание подстричь всех под одну гребенку скрывает глубинный страх селян перед любыми проявлениями непохожей на их архаичный быт культуры. Чужих здесь не любят. Как, впрочем, и своих, осмеливающихся каким-либо образом выбиваться из общего ряда.

Местная элита, конечно же, считает себя выше всех этих националистических разборок. Им кажется, что они нашли эффективный инструмент утилизации политической энергии населения, который позволит им бесконечно долго разделять и властвовать. То, что их страна уже де-факто распалась и продолжает трещать по невидимым культурным и ментальным швам, этих деятелей нисколько не смущает. Нормальному человеку это тяжело осознать, но многие из украинских власть имущих искренне верят в ту бредовую картину окружающего мира, которую десятилетиями вдалбливали в головы простых украинцев. Они оказались в плену собственноручно созданных иллюзий, изначально предназначавшихся для плебса. И теперь выбраться из дебрей фальсифицированной реальности ни власть, ни народ не имеют ни возможности, ни особого желания. Критический анализ действительности попросту выходит за рамки их мировоззрения.

В трудных ситуациях идеологи украинства призывают на помощь ручных социологов. Так, по данным Центра Разумкова, с тезисом Путина о том, что «никакой исторической основы для представлений об отдельном от российского украинского народа не было и не могло быть, а выделение украинцев и белорусов как отдельных народов было результатом советской национальной политики», согласны 12,5 проц. граждан Украины, не согласны 70 процентов, еще 17 процентов не определились. Не согласны с этим тезисом 52 процента опрошенных на Востоке страны (согласны 22 процента), на юге соответственно 59 и 19 процентов, в Центральном регионе соответственно 74 и 12 процентов, в Западном регионе соответственно 90 и 0,4 процента.

Среди украиноязычных респондентов (общающихся дома на украинском языке) разделяют позицию В. Путина по этому вопросу 7 процентов, среди русскоязычных ― 21 процент, и в обоих указанных группах большинство (соответственно 81 и 55 процентов) ее не разделяют.

По партиям. Позицию Путина не разделяют 92 процента избирателей партии «Европейская солидарность» (при трех процентах согласных с ней), среди представителей электората ВО «Батькивщина» соответственно 82 и 8,5 проц., среди представителей электората партии «Слуга народа» соответственно 79, 5 и 6 процентов. Исключение составляет лишь электорат партии «Оппозиционная платформа ― за жизнь», среди них доля тех, кто с ней не согласен, на статистически значимом уровне не отличается от доли тех, кто согласен (соответственно 40 и 33 процента).

Насколько эти цифры можно считать достоверными? Трудно сказать. Почти 13 процентов жителей Украины, абсолютно согласных с Путиным, в условиях тотального давления на инакомыслящих и активной зачистки информационного поля ― цифра немалая. Но то, что антирусские настроения на восьмой год после майдана разделяет относительное большинство украинских граждан, сомнению не подлежит. Такой «тренд» фиксируют и другие опросы. И странно, если бы украинские граждане реагировали по-другому, третий десяток лет находясь в роли объекта хорошо спланированной антироссийской и антирусской кампании.

Показательно, как рассуждает о социологически-психологическом портрете современного украинца заместитель директора института социологии НАН Украины Евгений Головаха в объемной статье на страницах «Украинской правды». Заметьте, что так мыслит человек, далекий от радикальной русофобии. Хотя как провести грань между оголтелым и «умеренным» национализмом?

«Украинцы ― экспериментаторы. Как ученый, я знаю, что эксперимент ― это всегда угроза. И эксперименты могут закончиться трагедией. Но если ученый не будет практиковать, то ничего и не будет меняться. А россияне занимаются теорией. Путин ими управляет, и никаких тебе экспериментов. Отдают на растерзание Путину, и для них это в длинной перспективе очень трагично заканчивается. А украинцы экспериментируют. Они раз ошиблись, два, три ошиблись. Как настоящие большие экспериментаторы. А может, и на восьмой раз получится? И этот опыт бесценен. Я не понимаю тех, кто считает, что надо разочаровываться 30 лет. Посмотрите на страны, в которых значительно больший опыт, и как тяжело они трансформировались», ― говорит пан Головаха.

Удивительная в своей феерической простоте логика. Откуда Головахе знать о «растерзанных Путиным» несчастных россиянах? Но настоящие «правильные» украинцы даже не сомневаются в том, что русские соседи прозябают в страшных муках и тоскуют по украинской невиданной «свободе». Факт растущей с каждым годом разницы в экономическом развитии? Россия в своем экономическом и социальном развитии догоняет уже Европу, а Украина застряла в середине 90-х? Сущие пустяки, пустые цифры! Придет время, и украинские экспериментаторы наверстают упущенное одним рывком, а достигнутое кропотливым планомерным трудом российское благосостояние рухнет в одночасье. Все, конечно же, изменится волшебным образом, «как роса на солнце».

«Ужасный Русский мир», по мнению Евгения, есть вечная угроза украинству. «Он нас никогда не оставит. Это вообще для Украины определяющее вопросы. Угрозу недооценивали. Такой “любви” к Украине, как у российской властной элиты, я нигде не встречал. И это не Путин. Он лишь олицетворение отношения властной элиты к Украине. Кучма умел обманывать российских чиновников. И применил силу, когда нужно было. Решил же вопрос Тузлы и готов был применить силу. В 90-е, когда я был политически активным, много общался с российскими либеральными экспертами. И что меня удивляло всегда ― сначала они произносили либеральные вещи, а потом подходили ко мне и говорили: “Ну да, все это мы должны говорит о суверенитете, но мы же один народ. Что вы там не выдумывайте, мы ничем не отличаемся”», ― рассуждает он.

Желание отличаться от русских любой ценой является настоящей одержимостью кондовых украинских патриотов. Этот глубочайший комплекс неполноценности неизлечим и практически не поддается изучению социологическими методами. Понятно лишь: что сербу радость, то «свидомому» украинцу смерть. Только сами того не замечая, адепты украинского национализма застряли в дне вчерашнем и не замечают, что никакой «любви» России, так пугающей патриотов, давным-давно нет. А есть трезвые экономические расчеты, в которые «небратья» уже не вписываются ни тушкой, ни чучелом.

Между тем умудренный годами социолог Головаха уверен, что Москва якобы ужасно комплексует из-за разницы в возрасте с Киевом. В рамках личностного аутотренинга Евгений приводит заезженный аргумент о древнемосковских жабах и болотах. Ему тоже кажется, что заброшенные руины, на которых живут одичавшие бомжи, представляют собой большую ценность, чем новый современный комфортабельный и красивый город, в котором живут здоровые, богатые и счастливые люди. А самое смешное то, что наш славный социолог искренне верит: древние руины строили обитающие на них бомжи! Это как если бы граждане Боливии или Эквадора верили в то, что построили древнюю цивилизацию инков, чувствуя себя из-за этого на десять голов выше, к примеру, граждан такого новодела, как Соединенные Штаты.

Также пан Головаха верит в необратимость антироссийского курса Украины и вечность «древних руин»: «Еще в 2013-м году под 60% поддерживали Союз с Россией и Белоруссией. Представляете? А сейчас 20%. Все это и есть результат 30 лет страданий и лишений. Мы будем в Европе с рыночной экономикой и никогда не вернемся в коммунистическое прошлое и наконец будем идти дальше от России и порывать и положительные связи которые, надо признать, все-таки были. Другое дело, от нашего ума и тонкостей политики будет зависеть то, сможем ли мы выдержать это бешеное давление российской “любви” к нам. Надо иметь ум и быть очень осторожным в проведении внутренней политики. Страна очень сложная, и надо понимать, что российское давление ― это серьезная проблема. Надо гибко реагировать».

Ну, хорошо. Обвалив свою экономику, за прошедшие десятилетия Украина достигла выдающейся социологической победы ― число оставшихся в стране адекватных граждан упало в три раза. Допустим, еще лет через 30 количество сторонников сближения с Россией на Украине сведут до нуля. Что ж будут праздновать в этот день? Выдающийся экономический прорыв? Каким образом эти болезненные изменения ментальности смогут остановить новоукраинскую руину? Никаких намеков на ответ не просматривается. Создается впечатление, что настоящих украинцев привлекает сам процесс трансформации в антирусских персонажей. За что в патриотическом порыве они готовы платить собственным благосостоянием. Не будем преувеличивать ― жертвовать заработками простые украинцы, конечно же, не хотят. Просто в силу узости кругозора не понимают связи между экономической катастрофой и антироссийской внешней политикой властей.

А пока украинские власти учатся «гибко реагировать» на угрозы «русского мира», их сограждане ностальгируют по «проклятому» советскому прошлому. Так, по данным социологического агентства «Рейтинг», о распаде Советского Союза все еще жалеет треть украинцев. Противоположной точки зрения придерживается чуть более 60 процентов жителей страны. Еще семь процентов затрудняются с ответом на вопрос об этом. Больше всего сожалеют о крахе СССР жители юго-востока страны, представители старшего поколения и менее обеспеченные группы граждан. Меньше всего по Союзу ностальгируют жители Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской областей.

Понятно, что в рамках программы галицизации всей страны украинцам есть над чем работать. Естественным путем через несколько десятилетий ностальгировать по СССР как сосуществованию с Россией в одной стране на Украине будет попросту некому. Более того, ни экономических, ни тем более политических предпосылок для единения украинцев с русскими на сегодня нет. Российский и украинский поезда разъезжаются в разных направлениях. Россия движется своим путем. А Украина, вероятно, на всех парах летит к цивилизованной демократии и благоденствию?

И вновь на помощь приходит социология. Только один процент опрошенных граждан Украины назвал себя средним классом. А вот богатых украинцев выявить не удалось. В Украине две трети опрошенных граждан (67,1 проц.) отнесли себя к бедным. Возможно, социальная ситуация откроет, наконец-то, украинцам глаза на происходящее? Остается призрачная надежда. Ведь получается, что нищета остается единственной союзницей здравого смысла в стране победившего антирусского достоинства.

Тимофей Марков,специально для аlternatio.org

Источник