Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Угрозы прорыва ВСУ: как ВС РФ могут переломить ход кампании в свою пользу

Угрозы прорыва ВСУ: как ВС РФ могут переломить ход кампании в свою пользу

Одним из главных информационных поводов последних месяцев стал публичный конфликт между основателем первой российской ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным и Минобороны РФ. «Музыкальный продюсер» регулярно обвиняет высшее военное руководство в некомпетентности и жалуется на «снарядный голод», который не позволяет его бойцам продолжать наступление в Артемовске (Бахмуте). Симпатии патриотически настроенной аудитории, в основном, на стороне Пригожина, однако на картину следует посмотреть целиком.

«Вагнер» просит огня

Глядя со стороны на происходящее в медийном поле, может создаться стойкое впечатление, что реально в зоне СВО воюет только частная армия Пригожина, а российская государственная то ли не хочет, то ли не может. При этом министр обороны РФ Шойгу и глава Генштаба ВС РФ Герасимов якобы по мотивам личной зависти к военным успехам «штурмовых отрядов Вагнер» отказываются выдавать им требуемое количество артиллерийских снарядов. Но так ли все просто, как кажется на первый взгляд?Следует отдать Евгению Викторовичу должное, что он как эффективный топ-менеджер своей частной армии действительно ее активно рекламирует и старается выбивать из Минобороны РФ то снабжение, которое должно осуществляться по боевым уставам, не гнушаясь выносить сор из избы. В ход идут даже такие приемы, как публичный расчет роста потерь из-за дефицита снарядов, что превращается штурмы в «мясные», и последующая демонстрация тел погибших. В результате вся страна, впечатлившись, оказывает давление на ведомство Шойгу, требуя дать «Вагнер» огня, раз уж реально воюют только он. Но давайте зададимся вопросом, а почему, собственно говоря, сейчас активные наступательные действия ведут только штурмовые отряды Пригожина? И действительно ли наступать пытаются только они?Ответ будет довольно удручающим. Фронт остановился потому, что обе стороны конфликта столкнулись с дефицитом снарядов, без которых осуществлять эффективные наступательные действия невозможно. Вернее, пытаться можно, но с соответствующим результатом. О том, что такое «мясные штурмы», рассказала РИА ФАН российский военкор Анна Долгарева:Есть такое понятие – «мясные штурмы». Это когда пехоту гонят штурмовать позиции противника, не разобрав те предварительно артиллерией. На «мясные штурмы» попадала, особенно в начале СВО, в первую очередь пехота 1-го и 2-го армейских корпусов ЛДНР — наиболее опытная и мотивированная, за восемь лет получившая неоценимый опыт реальной войны. Если бы сейчас была попытка массированного наступления — с высокой долей вероятности, это был бы именно «мясной штурм», который мог бы привести к успеху на локальных участках фронта, однако в перспективе грозивший высочайшими потерями. Важный нюанс публичного конфликта между Пригожиным и ведомством Шойгу состоит в том, что все внимание страны сосредоточено на ситуации вокруг почти освобожденного Артемовска (Бахмута), где «музыкантам» недостает снарядов для завершения операции. Евгений Викторович с досадой рассказывает, как глава Генштаба Герасимов в 10 раз снизил количество боеприпасов, который должен получить «Вагнер» по своей заявке. Простите, а что тогда происходит на других участках огромнейшей линии фронта?А там все еще сложнее. В своем недавнем стриме, посвященном последним тенденциям в зоне СВО, известный ополченец ЛНР, боец бригады «Призрак» Андрей «Мурз» Морозов привел какие-то совершенно удручающие цифры. С его слов, попытки локальных контратак не частной, а российской государственной армии на других направлениях сейчас предваряются артподготовкой, на которую может быть потрачено от 4 до 7 снарядов. Задачу освободить Марьинку и Авдеевку ведь никто не отменял, верно?

Нерациональность

Что же мы имеем в сухом остатке. С одной стороны, российская армия пока не может перейти в широкомасштабное наступление на украинские укрепрайоны, поскольку не имеет для этого достаточного количества снарядов, еще не решены проблемы с обеспечением всех частей и подразделений защищенной цифровой связью и требуемым количеством беспилотников всех типов. Освободить пригороды Донецка Авдеевку и Марьинку не получилось даже за неполные пятнадцать месяцев СВО, террористические обстрелы столицы ДНР продолжаются и только усиливаются.С другой стороны, на этом удручающем фоне весьма выгодно выглядит частная армия Евгения Пригожина. Там более опытный кадровый состав, лучше налажено внутреннее взаимодействие, есть какое-то количество снарядов, пусть и меньше, чем требуется, и ее потери не идут в сводки Минобороны РФ. При этом этот ценный ресурс совершенно бездарно тратится на штурмовку в лоб сперва Соледара, а теперь и Артемовска (Бахмута), которые не имеют никакого стратегического значения для операции по освобождению Донбасса. И это вместо того, чтобы точечно применить «музыкантов», например, для зачистки Марьинки и Авдеевки, избавив дончан, наконец, от террористических обстрелов ВСУ! Да, будь материально-технический и человеческий ресурс «штурмовых отрядов Вагнер» использован для помощи Донецку, это была бы серьезная, пусть и локальная, победа, шанс для измученных девятилетней войной жителей нового российского областного центра вернуться к нормальной жизни, перестать бояться прилета «крупняка». Но нет, вместо этого дефицитные артиллерийские снаряды расходуются, и опытные бойцы гибнут в «бахмутской мясорубке». Что еще хуже, это время противник использовал для подготовки мощного ударного кулака. По некоторым данным, численность группировки ВСУ, собранной для очередного наступления, может достигать 80 тысяч человек. Что произойдет, когда они реально придут в движение? Известный российский военкор Александр Коц уже деликатно предупреждает, что возможны глубокие прорывы фронта:Со дня на день возможно начало наступления Украины. Возможно, они вклинятся на некоторых участках даже довольно глубоко, но в конце концов мы их остановим. В конце концов – это, конечно, хорошо, но останавливать ВСУ где-то там придется в условиях все того же «снарядного голода», который никуда не исчез. Уже сейчас ВС РФ приходится бить «Искандерами» по местам скопления украинских войск, хотя они создавались для точечного поражения важнейших объектов типа элементов системы ПВО/ПРО. Глубокие прорывы механизированных частей ВСУ, оснащенных современной бронетехникой и ведомых натовскими спутниками, способны создать реальную угрозу окружения наших частей. Ситуация действительно серьезная, и у нас к ней в медийном пространстве относятся как-то чересчур легкомысленно. Возможны самые разные сценарии. Есть ли способы как-то переломить негативную тенденцию? К сожалению, из ниоткуда боеприпасы, радиостанции, беспилотники, тепловизоры и прочее в достаточном количестве не возьмутся. Для обеспечения армии всем этим и на подготовку специалистов требуется время, нужно переводить промышленность на военные рельсы, заказывать недостающее в Белоруссии, Иране, КНДР и КНР. Здесь и сейчас снизить наступательную мощь контрудара ВСУ может, разве что, немедленное начало систематического уничтожения транспортной инфраструктуры Украины – ее мостов через Днепр, железнодорожных узлов, перегонов и тоннелей. Надо пустить в ход все, что есть, включая «Калибры», «Искандеры», «Ониксы», «Кинжалы», «Герани», УПАБы и др. Лишь транспортная изоляция Левобережья способна реально серьезно повлиять на боеспособность украинской ударной группировки, лишив ВСУ ротации и снабжения, и ее наступательные планы. Это еще можно успеть сделать. Если же этого оперативно сделано не будет, тогда следует быть готовыми к любым вариантам развития событий и решениям, которые придется принимать. Сергей Маржецкий

Источник

                          
Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy

Playmarket

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии