Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

На линии огня: почему террор Киева направлен против военкоров и писателей

На линии огня: почему террор Киева направлен против военкоров и писателей

Покушение на писателя, журналиста, военкора и политика Захара Прилепина стало той чертой, после которой о целенаправленном терроре, который укронацисты проводят в отношении вполне конкретной категории лиц, можно говорить отбросив всякие сомнения. Киевская хунта берет на прицел тех, кто в идущем противостоянии избрал своим оружием не автомат, а телекамеру, микрофон, слово. Во всяком случае – с определенного момента перешел из числа воинов фронта обычного в ряды тех, кто ведет борьбу с врагами России на линии информационного «огня». И так уж выходит, что она сейчас становится не менее опасной и смертоносной, чем передовая СВО на Украине. Почему так? Некоторые мои коллеги уже дали вполне здравые объяснения, однако хотелось бы к ним кое-что добавить. Прежде всего – конкретики.

Информационная война без правил

То, что любой вооруженный конфликт в наши дни ведется не только непосредственно на поле боя, но и в медийной сфере, равно, как и то, что этот аспект военных действий приобретает всё большее значение, порой начиная доминировать над «окопными реалиями», стало ясно еще с момента вторжения США в Ирак или даже агрессии НАТО против Югославии. К террористической деятельности, осуществляемой теми или иными организациями, а, порой, увы, и на государственном уровне всё то же самое относится ещё в большей мере. Чтобы там не пытались утверждать адепты террора, цель их действий – вовсе не нанесение реального ущерба противнику или его «наказание», а стремление посеять в рядах такового панику, страх, неуверенность. И заодно – ободрить и мотивировать собственных адептов и «сочувствующих», подталкивая их к вступлению в ряды «борцов и мучеников за…» (нужное вписать по ситуации). Исходя из этого устранения даже действительно важного представителя врага (военного, сотрудника спецслужб или, скажем, конструктора ракет) если он не является личностью известной, с точки зрения террористов совершенно бесполезно и бессмысленно. Во-первых, сведения о его гибели вообще вряд ли попадут в СМИ (секретность никто не отменял), а во-вторых, даже если это случится, подтвердить либо опровергнуть таковые будет крайне затруднительно, коль речь будет идти о персоне непубличной и неузнаваемой буквально в лицо.Понятно, что совершить атаку на высших руководителей России, её Вооруженных сил – заветная мечта украинских террористов. Однако, такая «акция» невыполнима хотя бы чисто технически – слишком высок уровень охраны и обеспечения безопасности персон такого уровня. Дурацкая «атака на Кремль» совершенная с помощью БПЛА – лучшее тому доказательство. Да, к тому же, после такого может «прилететь» очень и очень серьезно – и не по рядовым исполнителям и организаторам, а по пресловутым «центрам принятия решений», откуда и поступают команды на ликвидации. А вот к каждому военкору, общественному деятелю, волонтеру или поддерживающему СВО деятелю культуры охрану президентского уровня приставлять никто, конечно, не будет. Более того – эти люди, как правило, ведут открытый образ жизни, много перемещаются, имеют множество контактов, часто выступают на публике. Одним словом, представляют собой едва ли не идеальную мишень для террористов. Их знают если не почти все (как в случае с Захаром Прилепиным), то, во всяком случае, многие. Нанесенный им вред непременно вызовет сопереживание – а именно этого убийцам и надо. Повторюсь – их целями является получение как можно более широкого резонанса и как можно более болезненных эмоций от максимальной аудитории. Более действенным тут может быть разве что захват школ с детьми-заложниками и взрывы в общественных местах с десятками и сотнями случайных жертв. Следует отдавать себе отчет в том, что этого пока не происходит в силу двух причин – прежде всего, подобные планы (а они однозначно имеются и уже не раз озвучивались укронацистами) до поры сдерживают заокеанские хозяева, не желающие превращаться в покровителей совсем уж кровавой и беспредельной банды вроде ИГТЛ (запрещена в России). Кроме того, столь откровенное варварство, скорее всего, не испугает, а разъярит россиян, сплотив их и мобилизовав еще больше. То есть эффект будет обратным желаемому. Однако, надо учитывать, что действия Киева становятся все более жестокими и безумными – и все менее согласованными с западными «союзниками». Готовыми надо быть ко всему.

Вызываем огонь на себя

Безусловно, нельзя не учитывать и тот фактор, что выбирая жертвы для очередного нападения, необандеровцы (действуя, возможно сознательно, а, возможно и чисто на интуитивном уровне) все-таки устраняют тех, кто несет для них наибольшую опасность даже не в настоящий момент, а в более или менее отдаленной перспективе. Чем бы ни закончилась СВО (а хочется верить, что завершиться она может лишь Победой, разгромом киевского преступного режима и демонтажом укронацистской машины – как государственной, так и идеологической), впереди грядет новая битва. Битва за умы и сердца людей, искалеченных укромерзостью, но еще способных очнуться, одуматься, переосмыслить события последних лет и далее жить с осознанием реальности, а не напиханными им в голову пропагандистскими штампами от Арестовича и компании. Ну, и. конечно тех, кто испытывает определенные сомнения и колебания в самой России – а таковые, не будем врать, имеются. Именно в этом бою главную роль будут играть те, кто сегодня проходит испытание и перерождение в пламени боев спецоперации. Будущие идеологи, глашатаи и провозвестники того нового мира, который мы захотим построить. Новые политики и общественные деятели, способные объединять и вести за собой. Прежде всего – будущие поколения россиян, которым предстоит или закрепить и расширить те победы, которые, хочется верить, будут достигнуты на полях сражений – или пустить все прахом. Увы, так ведь тоже бывает…Ну и, наконец, ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов тот фактор, что действиями украинских спецслужб, стоящих за всей деятельностью диверсионно-террористического подполья, руководят специалисты из соответствующих структур Запада. Да, укронацисты порой (и все чаще) позволяют себе «самодеятельность», но магистральные направления, стратегию «большого террора» определяют точно не они. Это, кстати, четко просматривается по разнице в объектах покушений на недавно освобожденных Россией территориях и в глубине страны. В первом случае уничтожаются представители новых органов власти, «силовых» структур, чиновники созданных там администраций. Тем самым всем бывшим гражданам Украины подается четкий сигнал: «Мы никуда не делись, мы здесь! И расплатой за сотрудничество с русскими будет только смерть – раньше или позднее!» А вот в Москве или Санкт-Петербурге взрывают журналистов, писателей и активистов. Западная система привыкла работать «вдолгую» – там понимают, что на место убитых армейских офицеров или оперативников ФСБ моментально встанут их товарищи, горящие желанием отомстить. Ну, а уничтожая людей творческих они бьют по будущему, испытывая вполне закономерный и оправданный страх перед теми, кто личным примером и собственным словом уже не даст России опять превратиться в покорного и униженного «партнера» Запада. Так что каждый, кто сегодня становится в ряды бойцов информационного фронта СВО, по сути, вызывает огонь на себя. С огромным сожалением приходится признать, что ценность и уникальность таких людей, как видим, вполне по достоинству оценена врагами, но не теми, кто должен был бы им способствовать и помогать, как только возможно. Масса медийных и творческих проектов, всецело направленных на поддержку специальной военной операции, вопреки логике и ситуации, существуют сегодня исключительно на энтузиазме их организаторов и сотрудников, совершенно отдельно от государства. Впрочем, это тема для совсем другого разговора… Александр Неукропный, Киев

Источник

                          
Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy

Playmarket

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии