Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Вашингтон дистанцируется от Зеленского

Вашингтон дистанцируется от Зеленского

Резонансная утечка в Интернет секретных документов Пентагона вызвала оживленную дискуссию: было ли это реальным провалом американских спецслужб либо имеет место хорошо срежиссированный вброс в рамках информационной войны?

Пытаясь разобраться, нужно, прежде всего, отметить, что для того, что ныне принято называть «информационной войной», скорее подходит определение «пропагандистская война», история которой насчитывает не одно столетие, а может и тысячелетие. Это битва спецслужб, в которой каждая преследует две ключевых задачи:

1. Получить максимально полную и достоверную информацию о противнике и его планах;

2. Не допустить утечки соответствующей собственной информации, а лучше «скормить» ему «дезу», причем сделать это так, чтобы он ей поверил, счел достоверной.

Касательно защиты, то ключевая методика тут проста: максимально ограничить доступ к действительно «чувствительной» информации. Исполнитель самого высокого ранга должен знать только то, что ему необходимо знать для выполнения поставленной задачи, и более того, даже его могут ввести в заблуждение относительно реальных планов.

Так, готовя нападение на СССР, нацистская Германия в качестве операции прикрытия имитировало подготовку высадки в Англии, но руководство гитлеровского флота долгое время этого не знало, — оно готовило операцию «Морской Лев» всерьез, докладывало фюреру и постоянно просило её отложить (лучше навсегда) из-за высоких рисков, выдерживая традиционные истерики Гитлера.

Еще один пример (может, не до конца достоверный исторически), который приведен в мемуарах легендарного советского разведчика Павла Судоплатова. Осенью 1942 г. через созданный канал дезинформации (немцы «завербовали» офицера Генштаба РККА) была сброшена деза, что основной удар зимней кампании советские войска нанесут на Ржевском выступе (в реальности — под Сталинградом).

При этом руководивший Ржевской операцией заместитель Верховного Главнокомандующего (!) Жуков об этом не был поставлен в известность.

Характерна и история с запиской Генштаба И.В. Сталину в мае 1941 года. На стол вождю она попала, написанной от руки заместителем начальника Оперативного Отдела Генштаба Василевским с пометками начальника Генштаба Жукова.

То есть её содержание было настолько конфиденциальным, что не было доверено даже проверенным-перепроверенным машинисткам Генштаба и делопроизводителям, скорей всего, лично передано руководством РККА в руки Сталину.

И дело не только в том, что опасались работы этих техсотрудников на вражескую разведку. Утечка могла произойти и невольно, скажем, машинистка, поняв из её текста, что война неизбежна, бросилась бы закупать продукты и прочие предметы первой необходимости, это заметили бы её родственники, и «поехало».

Последним же «рубежом обороны» является использование разного рода эвфемизмов и даже искажений (которые реальный адресат поймет) в самых-самых защищенных документах.

Вот, к примеру, фрагменты из переписки Сталина с командующими фронтами: «Выйти на рубеж известной вам реки», «Где находится корпус Ротмистрова?» (генерал Ротмистров уже пару лет командовал армией).

Когда же нужно дезинформировать противника, в ход идут самые изощренные методы, дабы заставить противника в неё поверить, чтобы он счел её достоверной. Так, сообщение о главном советском ударе под Ржевом было не единственной информацией, переданной «завербованным» офицером.

К этому моменту он уже довольно долго снабжал абвер вполне достоверной инфой, нередко ценной для немцев и все для того, чтобы те в нужный момент поверили дезе стратегического значения. Нередко «фейковые» (используя современную терминологию) документы запускаются по обычным каналам именно в расчете на то, что вражеская разведка их не прохлопает.

Для придания достоверности «вбросы» (точнее, — «подбросы») даже планов военных операций на 90–95% совпадают с реальными, корригируя с другой, добытой вражеской разведкой информацией, и лишь оставшиеся 5–10% содержат «детали», в которых, как известно, прячется Дьявол.

Грань порой оказывается настолько тонкой, что историки десятилетиями спорят, был ли это вброс дезы или реальная утечка. В частности, это касается эпизода с падением в 1942 на советской территории самолета с офицером, везшим план немецкого наступления на Юге.

А одним из самых известных эпизодов является операция по дезинформированию советского руководства накануне войны. 12 июня 1941 г. главная газета нацисткой Германии «Фёлькишер беобахтер» опубликовала статью Геббельса «Крит как пример» с намеком, что высадка на Британские острова будет произведена таким же образом, как недавний захват греческого острова Крит, — воздушным десантом.

Номер еще печатался, когда в типографию нагрянуло гестапо и конфисковало весь тираж, а Геббельс вплоть до 22 июня исчез из «информационного пространства», что было воспринято как опала, но иностранные посольства успели газету со статьей получить.

В общем, главное в разведке не «Штирлицы» и «Джеймсы Бонды», а высочайшего уровня аналитики, с гроссмейстерским уровнем мышления, которые должны в гигабайтах информации (на всех носителях), полученной из сотен и тысяч источников, «отделить зерна от плевел», просчитать дальше противников многоуровневые комбинации.

Исходя из вышесказанного, практически невозможно представить, что у 21-летнего военнослужащего одного из разведывательных подразделений ВВС (причем, как следует из СМИ, речь идет о летчике, а не об аналитике) оказался доступ к огромному массиву секретной информации, включая настолько чувствительную, что её утечка якобы заставила изменить планы крупного наступления.

Тем паче, что служил Джек Тейшейра не в US ARMY, а в Нацгвардии, которая, как и в других странах, предназначена в первую очередь для решения внутренних задач, а прокси-война на другом континенте совершенно не в сфере её полномочий, и «лишнего» не положено знать даже высшему её руководству.

Впрочем, и степень закрытости информации бывает разной, какая-то идет под «безобидным» грифом: «для служебного пользования». Ведь не всё по тем или иным причинам целесообразно озвучивать публично, но причастные должны быть «в курсе», в том числе и для общего понимания ситуации. К такой информации Трешейра, конечно, доступ имел.

«Что знают двое, знает свинья», и такая информация попадает к «визави» практически со стопроцентной вероятностью, что, безусловно, учитывается при её составлении. А еще, конечно, через неё можно подбросить и дезу.

В этом контексте информация о конкретных воинских частях, их состоянии и планах на перспективу однозначно выходит за рамки той, которая нужна для «понимания».

Поэтому ключевой вопрос в нынешнем инциденте не в том, что произошла «утечка», а в том, что она приняла характер громкого скандала, а весь массив данных оказался в публичном доступе.

Следовательно, цели вброса не ограничиваются дезинформированием руководства противника, то есть руководства России, круг «адресатов» куда более широк, включая общественное мнение в различных странах, а также руководство целого ряда стран.

В общем, это классическая информационно-психологическая операция в «современном стиле». Важной её составляющей могут быть фейковые «утечки», это уже давно распространённый прием информационных войн — публикация фейковых новостей с указанием в качестве первоисточника авторитетных изданий, где ничего подобного не было.

Секретная информация Пентагона — что может быть «авторитетнее»? Хотя в самих якобы потерянных материалах такого нет (мало кто будет сверяться с первоисточником из тысяч документов).

Таким образом, в инофрмпространство можно вбрасывать то, под чем официальному Вашингтону «подписываться» не с руки (ведь он признал утечку, а значит и подлинность документов). Скажем, «информацию» о серьезных разногласиях в руководстве России и чуть ли не бунте против Владимира Путина.

А вот то, что в первоисточнике есть, и подлинность чего фактически подтверждена, это серьезный сигнал «заинтересованным лицам» о позиции США, то, что вслух даже на закрытых переговорах говорить не принято.

В общем, операция многоуровневая и преследующая весьма широкие цели, среди которых есть главные и второстепенные, к «главной теме» — конфликту на Украине и ситуации вокруг имеющие максимум косвенное отношение.

Но главное, конечно, — «украинская проблема» и волнующий многих вопрос: не является ли военная часть «утечек» частью глобальной комбинации по «усыплению бдительности» и введению в заблуждение российского руководства?

Думаю, это маловероятно, это было бы так же наивно со стороны американцев, как попытка одного гроссмейстера поставить другому «детский мат». «Скрыть подготовку крупной операции столь же невозможно, как шило в мешке», заметил товарищ Сталин во время Тегеранской конференции, а с тех пор возможности получения информации неизмеримо выросли, значительно опережая в росте средства её защиты.

Поэтому, уверен, публикации в открытых СМИ, даже всяких «инсайдов» и скандальных утечек, — последнее, на что ориентируется военная разведка, выясняя реальные планы противника.

Что же касается содержащихся в появившихся документах оценок положения на украинском фронте, то, рискуя показаться нескромными, напомним, что они близки к тем, которые «Альтернатива» сделала еще в январе. Еще раньше мы предсказывали исчерпание ресурса украинской ПВО и что западные поставки не в состоянии это компенсировать.

И тогда же мы отметили, что главной целью начавшегося медийного раздувания темы грядущего украинского наступления было поддержание заметно падающего духа в украинских войсках и тылу, приведя в качестве исторической аналогии слова Адольфа Гитлера, сказанные 24 февраля 1945 года: «Я уверенно смотрю в будущее. “Оружие возмездия”, которым я располагаю, изменит обстановку в пользу Третьего рейха».

Ну а теперь западные страны (США прежде всего), начинают готовить уже собственное общественное мнение к тому, что разрекламированное «наступление возмездия» так и не состоится или приведет к результатам, далеким от ожидаемых.

Суть нынешней линии США в витиеватых дипломатических выражениях обозначил Госсекретарь Энтони Блинкен. По его словам, контрнаступление Украины начнется в ближайшие недели, и Вашингтон его поддержит. «Украина — демократия. Президент Владимир Зеленский несет ответственность за руководство страной, но он должен прислушиваться к воле украинцев», — заявил он. При этом решение о том, возвращать ли Крым, должна принять Украина.

В переводе на общедоступный, — поддерживая Украину, США выполняют свой «демократический долг» (куда же от него деться), но решения принимает Зеленский, ориентируясь, как положено при демократиях, на волю граждан. Они же (это уже фигура умолчания) жаждут продолжения войны и наступления. Но ответственность за его результаты ляжет на Зеленского.

В общем, американцы умывают руки.

В этом же контексте широко распространяемая трактовка, что ставшая достоянием гласности «подборка» различных документов является намеком Зеленскому, чтобы он не шел на дальнейшую эскалацию (так, сделан вывод, что Китай начнет поставлять вооружения, если Киев начнет обстреливать историческую территорию РФ или совершит теракт против кого-то из руководства России), а начинал искать пути к миру. Тонко намекается даже на возможность его физического устранения.

Не будем гадать, действительно ли экс-клоун обрел такую «субъектность», что Вашингтону приходится такими вот методами пытаться на него воздействовать, либо он вынужден играть по написанной для него партитуре.

Но то, что при неблагоприятном для Запада развитии событий «крайним» сделают его — не слушал, мол, добрых советов, уже очевидно.

Александр Фидель,

Источник

                          
Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy

Playmarket

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии