Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

В России нет пропаганды, кроме американской

В России нет пропаганды, кроме американской

Когда-то у автора был друг, ещё до майдана. Вполне образованный парень, читающий, что ныне редкость, и, как принято говорить, интеллигентный. И вот в очередной раз я решил приехать к нему в гости, сходить в бар или на шашлычки. Мы тогда давно не виделись, а потому я зашёл к нему домой и несколько оторопел.

На полках сплошь «правильные» книги Улицкой, Быкова, Рубиной, Гришковца, Глуховского и как апофеоз писанина Макаревича «Занимательная наркология». Рядом в прямом смысле слова пылились альбомы Би-2 и Земфиры. На кухне стоял набирающий тогда популярность чайник френч-пресс и не менее разрекламированный чай «молочный пуэр». Ничего другого персонаж не признавал, по крайней мере публично.

Меня внезапно накрыло чувство deja vu. Я вспомнил, как ещё в детстве приходилось бывать в директорских кабинетах в качестве «нагрузки» к взрослым. Везде стояли «нужные» бюстики и, будто гаубичные снаряды, в шкафах выстроились тома Ленина, ни один из которых никто никогда не читал. Когда я уже пошёл в школу в начале 90-х годов, из тех же кабинетов на помойку тележками вывозили книги, картины и бюсты.

Однако не это чувство меня смутило, а то, как передо мной развернулась во всю ширь яркая многогранная иллюстрация форматирования конкретного человека в нужном русле. Человеку «продали» целый образ жизни, а не какую-то подписку в социальной сети на Навального или Ходорковского.

В России нет пропаганды, кроме американской

Пропаганды на Западе нет, правда?

К удивлению обывателя, который, конечно, не обязан знать технологические процессы пропаганды, это она и есть. Не какой-то дурацкий баннер на кольцевой дороге, не программа Соловьёва, не две с половиной народных песни местного музыкального коллектива на знаменательную дату, а создание фундаментальной атмосферы и погружение объекта в неё целиком. Чтоб нигде персонаж не смог отсидеться — ни за книгой, ни в кино.

Поэтому, когда меня спрашивают о пресловутой российской пропаганде, обязательно с негативной коннотацией, я со спокойной душой отвечаю: «Её нет, господа. Мы до сих пор даже не можем её увидеть в обыденной жизни, не то чтобы повторить с нужным нам знаком».

Кручу-верчу, запутать хочу!

Проблемы в распознании пропаганды начинаются уже на базовом уровне самого определения этого явления. Отчасти эта путаница связана с гуманитарной природой дисциплины, отчасти она чисто искусственная и сама является частью пропагандистской машины.

Гуманитарная природа пропаганды вполне закономерно привела к самому разнообразному её толкованию. Сотни политологов и исследователей в порыве желания оригинальничать давали авторские определения, уделяя внимание тому или иному нюансу. Приберегая идеи для статей и целых книг, они соревновались друг с другом в степени авторитетности.

Немало шишек обыватель, да и более-менее состоявшийся специалист, может набить, пытаясь найти капитальную разницу между пропагандой, агитацией, позиционированием и PR. Впрочем, вся разница заключается лишь в тех или иных приёмах, терминологии и аудитории. А вот цель всего этого одна и та же — манипуляция сознанием людей.

В России нет пропаганды, кроме американской

А шарик-то вот он!

При этом нельзя забывать об искусственном затуманивании явления. Ещё в Советском Союзе западные деятели, пользуясь формулой «запретный плод сладок» и неповоротливостью советской системы, смогли в небольшой прослойке сформировать исключительно негативный образ пропаганды, присущей только «тоталитарным» режимам. Прослойкой, т. е. целевой аудиторией, были так называемая фарца, отпрыски дипломатов, позже ставшие классическими мажорами, и разнообразные деятели культуры.

Кстати, чуть позже эта целевая аудитория превратится в ключевую, т. е. сама станет оказывать «нужное» влияние. В пример можно привести Владимира Познера. Этот бывший член КПСС, выросший за границей в среде советских представительств, уже в 90-е раскрылся вовсю в своей прозападной позиции.

Таким образом, совершенно неважно, как свои манипулятивные действия будут живописать субъекты прозападной направленности. Будут это называть бренд-менеджментом, позиционированием или PR — суть одна. И уж точно никто в США не будет разборчив в средствах. Надо блокировать пару тысяч страниц Facebook — пожалуйста, выбросить из эфира тот или иной контент — нет ничего проще! А так у них никакой пропаганды нет.

Но главное во всём этом — это колоссальное количество каналов пропаганды. США никогда не ограничивались кумачовым плакатом и радиоточкой на столбе. Делать — так по большому: в кино, в музыке, в изобразительном искусстве, в литературе, не считая сами СМИ. Знаменитый писатель Джордж Оруэлл в своих произведениях подчёркивал необходимость разнообразия пропаганды. А уж ему ли не знать! Гражданин не только регулярно разоблачал тоталитарный СССР, но и работал на спецслужбы Великобритании и регулярно доносил на коллег, которых подозревал в симпатиях коммунистам.

И споём, и спляшем, и в кино сыграем!

Говорить о качестве современного российского кинематографа не приходится в принципе. Видимо, у властей до сих пор идиосинкразия к старому выражению, приписываемому Владимиру Ленину: «Из всех областей искусств наибольшее государственное значение в настоящий момент может и должно иметь кино».

Так или иначе, но «вождь» был в известной степени прав, а какое-никакое кино ещё осталось. И тут у США были изначально выигрышные позиции. Те самые деятели культуры, игравшие некогда роль целевой группы, с радостью подхватили западную повестку. К тому же эти деятели все до единого вписаны в ряды «интеллигенции», а этот специфический социальный конструкт в России традиционно впитывал как губка любые «новые идеи», даже самые деструктивные.

Тут, верно, на первый план можно вывести фигуру продюсера Александра Роднянского, который недавно выехал за границу, занялся ещё более активной русофобской деятельностью и в итоге получил звание иностранного агента. Родился Роднянский в Киеве и рос стандартным советским мажором в зажиточной семье. С развалом СССР мигом выехал в Европу, так сказать для обкатки.

Вернувшись на Украину, Роднянский «внезапно» основал правильный украиноязычный телеканал «1+1», хотя сам Александр в использовании украинской мовы замечен не был. Раскрутив канал, Роднянский продал его компании Central European Media Enterprises (CME). Кстати, компания CME принадлежит Рональду Лаудеру, который в своё время работал и на Минобороны США, и в качестве американского дипломата. К тому времени Роднянский имел выход и на Абрамовича, и на Березовского.

Наконец, в 2000-х Александр переехал в Россию, обосновавшись на СТС и участвуя в других проектах, фактически начал медленную «украинизацию» российского телевидения. Нет, конечно, никто на мове не балакал и трезубы не рисовал. Процессы шли более глубинные. Шла интеграция украинской богемы внутрь нашего телевизионного и развлекательного пространства, что на Западе называют «интертеймент». А так как в современности это пространство напоминает бульон из певичек, музыкантов, комиков, актёров и режиссёров, то эффект был соответствующий.

Отчасти через Роднянского доморощенный шоу-бизнес и бизнес кинематографический, не считая остальную мелочь, начал налаживать экономические контакты и проникаться западным духом в украинском варианте. Кстати, именно поэтому в какой-то момент Украина стала клипмейкерским хабом — дёшево, относительно качественно, а главное, есть способ вывести деньги, ведь 90-е на Украине никуда не ушли. Не потому ли сейчас певцы ртом разбегаются, фрондируя патетикой напоследок?

В России нет пропаганды, кроме американской

Александр Роднянский и Владимир Познер

Но пока Роднянский снимал откровенное «мыло» и ставил шоу для самых гениальных среди недоразвитых, вопросов к нему не возникало. Но вскоре Александр принялся буквально штамповать картины вроде «Левиафана», «Не любовь», «Елена» и «Дылды». Каждый комментировать — что пытаться различить экскременты кошки от фекалий белки: все хороши в ужасном смысле слова. Картины либо эксплуатировали уже опостылевшую чернуху, либо катались на модной теме ЛГБТ. Зато за границей они принимались с восторгом, а Роднянского одаривали золотыми болванчиками.

Конечно, «заслуга» Александра не в низкокачественном арт-хаусе с жуткими историями а-ля «Сталин ел детей», нет. Его главное достижение — это создание нужной атмосферы, которая не приемлет иной точки зрения, кроме прозападной. Каждый скандал, связанный с выходом его картины, играл на него. В очередной раз Роднянский примерял на себя плащ бунтаря, правда, бунтаря-мультимиллионера со связями во власти. А потому к нему наперегонки бежали молодые и не очень граждане, в глубине души иногда не понимая, что выступают не против власти, а против народа и государства.

Так, вслед за Роднянским за границу, периодически устроив очередной сеанс антироссийской риторики, уехал Кантемир Балагов, являющийся режиссёром фильма «Дылда», продюсером которого в свою очередь был Роднянский.

Конечно, можно вспомнить и Павла Лунгина с его лживой картиной «Братство» и письмами в поддержку разных протестов вроде попытки Белорусского майдана. Можно вспомнить и Александра Сокурова, который, кроме редких малоинтересных фильмов, более занят разнообразными инициативами вроде освобождения террориста Сенцова или запрета смертной казни в ДНР, когда на скамье очутились наёмники из «цивилизованного мира». Но это лишь штрихи к портрету кривой реальности.

Писатели оптом?

Современные известные и чисто формально российские писатели в большинстве своём также представляют некую секту, крайне сплочённую. Людмила Улицкая, недавно мигрировавшая в Германию, за последние восемь лет обвинила нашу страну в ведении войны против культуры, в варварстве, в невежестве и агрессивном отношении к ЛГБТ. Дмитрий Глуховский чуть более корявым языком повторил эти обвинения и также отчалил за кордон. Дмитрий Быков, Борис Акунин, Виктор Шендерович вещали всё те же нарративы и также последнее время из-за границы.

Каждый из этих замечательных людей сейчас подъедается как может. Шендерович обитает в каком-то Антивоенном комитете России. Акунин основал благотворительный проект «Настоящая Россия» по сбору средств для Украины — донаты, как говорится, наше всё. Быков, как злословят злые языки, просто получил звание «иностранный агент» и ушёл в запой. Ну хоть какая-то оригинальность!

В России нет пропаганды, кроме американской

Дмитрий Быков

И все эти граждане весьма титулованы, в том числе и зарубежными премиями. Меня всё это ни капли не удивило. Налаживать дружеские отношения с литераторами и привязывать их к себе грантами и премиями США умеют и практикуют с 60-х годов ХХ века.

Ещё в 1953 году в Британии был основан литературный журнал Encounter, собиравший вокруг себя «независимых» писателей антисоветской (антироссийской) направленности. Уже спустя пару лет стало ясно, что вся деятельность финансируется ЦРУ и МИ-6. Однако «правильный» и прикормленный коллектив им собрать удалось.

А уже в 1966 году президентом международного литературного ПЕН-клуба впервые за всю историю стал американец Артур Миллер. Позже сам Миллер заявил: «Мне казалось, что правительство хотело моего назначения президентом клуба потому, что они не могли проникнуть в Советский Союз, и они полагали, что следом за мной туда могли отправиться их люди. Первого человека, который когда-то обратился ко мне по поводу ПЕН-клуба, все считали “сотрудником”. Люди говорили: “Да ведь ясно, что этот парень — “агент”».

В том же году, опять-таки впервые, международное совещание клуба провели в Нью-Йорке. Независимых и свободомыслящих писателей быстро приручили. Нет, никто их не вербовал. На граждан банально вылили поток грантов, сыграли на тщеславии, побаловали снедью в лучших ресторанах и гостиницах. Им так это понравилось, что все несогласные подверглись сильнейшей обструкции. Опыт у США отличный — так зачем изобретать велосипед?

Однако то было время СССР — при всех его недостатках и неоспоримых достоинствах. В 90-е же покупать за долю малую каких-то там падких до устриц и шампанского «мыслителей» стало неэффективно. Ввиду того, что государство самоустранилось не только из идеологического поля, но отдало издательство литературы в частные руки, всё это сразу подобрали.

В России нет пропаганды, кроме американской

Елена Шубина

Сейчас практически монополистом на литературном рынке стала «Редакция Елены Шубиной», входящая в группу компаний «Эксмо-АСТ». Кстати, эта группа также владеет сетью книжных магазинов. Именно вышеуказанной Елене мы обязаны такими «шедеврами», как «Зулейха открывает глаза». В каком-то смысле «Зулейха…» — произведение примечательное: редко когда в одной посуде смогли смешать и антисоветчину, и русофобию.

Забавно, но бесконечно независимое издательство регулярно подвергается критике за внутреннюю цензуру, за монополизм, а также за давление на собственных писателей, чтобы те рекламировали коллег по издательству на зарубежных выставках. Ну а говорить о том, как специфические граждане приватизировали литературные премии и выставки, и вовсе не приходится — скандал за скандалом.

Манёвр с «зелёного тыла»

Традиционно движение зелёных воспринималось аполитичным, пацифистским и достаточно полезным начинанием. Особенно это ценили обыватели в крупных промышленных городах — по известным причинам. Но с тех пор утекло много воды. Разросшись до серьёзных масштабов, движение не могло не попасть под пристальный взгляд как крупных коммерческих структур, так и «большого брата» из США.

К примеру, ещё в 2006 году американская газета Wall Street Journal со ссылкой на организацию Public Interest Watch написала, что Greenpeace получил от ExxonMobil (нефтяная компания из США) 120 тыс. долларов. Но это мелочи, хотя отследить финансы зелёных всех мастей крайне сложно.

В общем, движение медленно и полноценно вошло в политику около 40 лет назад. Знаковым было выступление лидера немецкой партии «Союз 90/Зелёные» Йошки Фишера. Этот замечательный товарищ в 1999 году выступил за проведение военной операции НАТО против Югославии. Вот такие зелёные пацифисты…

После этого уши «большого брата» стали буквально расти над головами зелёных. А сами зелёные превратились просто в какой-то политический холдинг с сектантскими доктринами. Именно их стараниями был принят «Третий энергопакет ЕС», фактически уничтоживший энергосистему Европы и заставивший европейцев с ужасом ждать холодов, грозя кулачком Путину.

Представители Европейской партии зелёных из национальных партий рассыпаны по всей Европе. Свой филиал имеется даже в Азербайджане. Но самое удивительное, что даже в этой мусульманской стране, сидящей на нефти и газе, тамошние зелёные строго отстаивали общие доктрины, сформулированные на Западе, в частности, известную повестку «зелёного перехода» и права ЛГБТ!

Белорусская партия «Зелёные» также не отстаёт. В 2013 году они пикетировали головной офис российской государственной корпорации Росатом в Москве, строящей БелАЭС. Правда, эта контора имеет свою специфику. Они активно выступают за всеобщее продвижение белорусского языка. Опять deja vu?

В России зелёные западного образца как-то быстро маргинализировались, входя то в несистемную оппозицию, то примыкая к Навальному и т. д. Вспомнить хотя бы Евгению Чирикову с её «Экообороной» и защитой Химкинского леса. Не знаю, что там с лесом, а сама Чирикова в 2015 году отбыла в Эстонию и с тех пор оттуда шлёт приветы в виде требований новых санкций против России.

В России нет пропаганды, кроме американской

Евгения Чирикова и её «зелень»

В общем, построить единый фронт зелёным в России не удалось. Отчасти по причине вечной грызни внутри самой доморощенной либеральной оппозиции, где «каждый суслик — агроном». А отчасти из-за самого восприятия их обществом, ведь слишком ярко запомнились уличные маргинальные выходки этих персонажей. Также не стоит забывать само количество разного рода «засланных казачков». Видимо, для зелёных часто не хватало денег.

Таким образом, зелёные партии открывали и закрывали, и снова по тому же кругу. Но определённую роль они всё же сыграли. Благодаря своему имиджу гонимых некоторым зелёным удалось демонизировать адекватные промышленные усилия властей, по крайней мере в своих кругах.

Зелёные партии в России есть и сейчас. Так сказать, в разной степени вменяемости. К примеру, партия «Зелёная альтернатива» пару лет назад предложила поставить памятник Грете Тунберг. Спасибо, посмеялись, но не стоит забывать, что «альтернатива» изо всех сил ломится в состав Европейской партии зелёных. Последствия, думаю, не заставят себя ждать.

Молитесь правильным богам!

В 2015 году в пограничной зоне Ленинградской области были задержаны двое мормонов (Церковь Иисуса Христа Святых последних дней) из США. В погранзоне, да ещё расположенной рядом с Ленинградской АЭС, янки распространяли религиозную литературу. Ну а что? Ведь не так много населённых пунктов в Ленинградской области, верно?

В 2019 году в Новороссийске были задержаны опять же двое мормонов. На этот раз американцы нарушили визовый режим. Они, не имея на то никакого официального разрешения, бесплатно (!) учили российских школьников английскому языку. Оба отправлены домой в США.

Мормоны официально в России не запрещены, но их деятельность регулярно вызывает множество вопросов. Сами их проповеди скорее реклама США, нежели религия. Так, свыше 15 млн мормонов во всем мире верят и проповедуют, что во время второго пришествия Христос явится именно на территорию современных США, где и будет Святая земля.

В России нет пропаганды, кроме американской

Очередной праздник мормонов в ожидании Христа в США

Нежная дружба различных свежеиспечённых сект и США никогда не была секретом. К примеру, глава «Церкви Объединения» Мун Сон Мён (церковь Муна) основал Всемирную антикоммунистическую лигу, направленную против СССР и Китая. Когда «церковь» разрослась, то появились и многочисленные антикоммунистические фонды и организации, которые Мун мог финансировать уже сам. Сейчас церковь Муна — это спрут, тесно связанный с властями США. Только сам Мун удостаивался личных встреч с несколькими президентами Америки, а на собственное 90-летие религиозный миллиардер получил личные поздравления от Барака Обамы.

В России разнообразные секты расплодились ещё в 90-е, позже их существенно прижали. Но недооценивать мощь этого пропагандистского оружия нельзя в принципе. В России пытались пустить корни даже украинские секты, щедро финансируемые из США.

Как оправдание этих опасений можно привести в пример хотя бы часть доклада Международного института новейших государств от 2018 года, опубликованного чуть ли не накануне нелегитимного восшествия Никола Пашиняна в Армении (часть организаций запрещена в России. — Прим. авт.): «Помимо НКО в Армении активно действуют финансируемые из США секты. Например “Свидетели Иеговы”, “Пятидесятники”, “Хоран”, “Евангелистская церковь”, “Слово жизни”, “Церковь Иисуса Христа Святых последних дней”. Ни одна из политических акций оппозиции (прежде всего антироссийской направленности) не обходится без участия сектантов».

Маленькая деталь в череде трагических последствий… Война, разобщённость общества, экономический спад.

Мелочей не бывает…

Разумеется, описать все аспекты американской пропаганды в рамках одного материала невозможно. Здесь и доминирование на всем известном видеохостинге просто по причине того, что заветный «рубильник» в иностранных руках. Здесь и армия ботов. Здесь и планомерная работа ЦИПсО, и не только с территории Украины. Здесь и работа НКО, которые скрываются то за благотворительностью, то за просветительской деятельностью и даже за туризмом.

Важно понимать, что в России пропаганда отсутствует как класс, если она не американская. Колоссальный комплекс деятельности по противодействию откровенно деструктивным для любого общества структурам просто пропущен. А стоит только заикнуться о необходимости противодействия, как вы мигом натыкаетесь на вой «демократов», которые словно по свистку принимают позицию а-ля «37-й вернулся». Кстати, этот рефлекс собачки Павлова тоже результат единственной ныне существующей пропаганды.

Что ж, тогда для особо чувствительных, или дрессированных, можно назвать этот комплекс мер «Службой информационной безопасности». Как угодно, но нужно. И это нужно было сделать ещё вчера…

Сергей Монастырёв,

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho