Военные специалисты
EnglishРусский

Куда послал Евросоюз участников Восточного партнерства?

Куда послал Евросоюз участников Восточного партнерства?

Европейское Сообщество и «вся мировая прогрессивная общественность» не верит в очевидное: саммит «Восточного партнерства», который по мысли руководителей ЕС (и примкнувшего к нему НАТО) должен был решить все проблемы окончательной вербовки не потерявших до конца связи с Россией бывших советских республик, оказался разговором ни о чем.
Грозной резолюции в духе «эй вы там, в Кремле, руки прочь от Украины, Молдавии, Армении, Азербайджана, Грузии и, возможно, Белоруссии» не получилось. Встреча евросоюзных высокопоставленных чиновников с восточными партнерами завершилась невнятным выражением «обеспокоенности и разочарованности». Которые захотелось подсластить демонстрацией удовлетворения от реализации желания погрозить пальчиком Москве.

«Мы по-прежнему глубоко обеспокоены продолжающимися во многих областях региона Восточного партнерства актами дестабилизации и нарушениями принципов международного права, которые представляют собой угрозу миру, безопасности и стабильности. Мы призываем к удвоению усилий по содействию мирному разрешению оставшихся конфликтов в регионе Восточного партнерства на основе принципов и норм международного права», — цитирует заключительную декларацию саммита официальный портал Совета ЕС и Совета Европы.

При этом об «АТО» на Донбассе — ни слова. И о попытках Запада повлиять на электоральный процесс в Белоруссии — тоже. Впрочем, в отношении последней — это, скорее всего потому, что «Беларусь приостановила свое участие в Восточном партнерстве, но ЕС продолжает сотрудничать с белорусским народом». То есть фрау фон дер Ляйен с Батькой разговаривать — это как-то ниже уровня достоинства бывшей акушерки. Она теперь будет контактировать непосредственно с белорусским народом. Только как — загадка. Ну, не через Тихановскую же, проедающую бюджетные деньги Литвы.

Еще одна наводящая на размышление цитата:

«Лидеры подчеркнули, что их партнерство по-прежнему прочно основано на общих основных ценностях , взаимных интересах и общей собственности, ответственности, вовлеченности, дифференциации и подотчетности».

Цепляет в этой фазе словосочетание «общей собственности». Как известно у Евросоюза и восточно-европейских стран, участвующих в проекте, общей собственности как раз нет. Но сам факт упоминания о ней наводит на мысль, что Евросообществом эта формула в отношении младших евробратьев и евросестер понимается как обобществление собственности сторон по принципу «что твое — то мое, а что мое — то не тронь».

Испанская La Vanguardia сокрушенно вздыхает:

«Вовлеченные в двусторонний приграничный конфликт в тени Кремля Армения и Азербайджан, со своей стороны, не хотят присоединяться [к продолжению участия в проекте Восточного партнерства], но заинтересованы в укреплении экономического сотрудничества. И Беларусь, место для которой на саммите тоже было предусмотрено, никого из своего правительства не прислала. Впервые в истории. Ее президент Александр Лукашенко покинул группу в нынешнем году после введенных Евросоюзом санкций за фальсификацию выборов и репрессии против оппозиции».

«Будем надеяться, что это кресло скоро займет законное правительство», — приводит испанская газета высказывание Урсулы фон дер Ляйен, подчеркнув, что она «снова раскритиковала использование Минском иммигрантов в качестве инструмента давления на ЕС».

Но совершенно не заметив, что выраженные председателем Еврокомиссии надежды фактически означают насаждение нужного Европе руководства в независимой стране, то есть прямое вмешательство во внутренние дела Белоруссии.

«Параллельно с саммитом Восточного партнерства президент Франции Эммануэль Макрон и новый канцлер Германии Олаф Шольц договорились с премьер-министром Украины (в тексте именно так. — прим. EADaily) о возможных путях возобновления мирных переговоров с Россией. Но Зеленский призвал Европу издать указ о санкционных превентивных мерах против Москвы заставить его отказаться от своих планов, — заключает La Vanguardia. — В ЕС эту позицию отстаивают Польша и страны Балтии, но Франция, Германия, Испания и Италия предпочитают делать ставку на разрядку и избегать заявлений, которые могут быть восприняты Россией как провокация».

По мнению немецкой Berliner Morgenpost евроруководители не зря потусовались на встрече. Во всяком случае, «федеральный канцлер Олаф Шольц и президент Франции Эммануэль Макрон заручились поддержкой партнеров по ЕС посреднических усилий Парижа и Берлина, прилагаемых к решению украинского конфликта».

Фраза эта вроде бы должна подчеркнуть позитивный настрой лидеров двух ведущих европейских государств на ликвидацию внутриукраинского противостояния. Но (ох уж это владение словом, с которым евролидеры далеко не всегда в ладах) на самом деле газетная цитата показывает всю несамостоятельность двух западных участников нормандской четверки, вынужденных обязательно оглядываться на то, что «будет говорить княгиня Марья Алексевна», то бишь остальные члены ЕС.

«Соответствующая декларация была принята в четверг вечером на саммите глав государств и правительств ЕС в Брюсселе. В ней говорится, что дипломатические усилия поощряются для полного выполнения Минских соглашений 2015 года, особенно в так называемом нормандском формате».

Ущипните меня, чтобы стало понятно, не сон ли это: Франция и Германия отныне будут совместно с Россией «принуждать Украину к миру внутри страны»?

Польский сайт Visegrad/Insight полагает, что «Восточное партнерство рискует повторить прошлые ошибки, попав в ловушку пассивного самоуспокоения». Почивать на лаврах нет оснований, считают обозреватели портала Елена Панчулидзе и Ричард Янгс, авторы статьи Moving on from the Eastern Partnership («Уходя от Восточного партнерства»). Судя по названию, аналитики заметили, что результаты встречи на высшем уровне говорят отнюдь не о сближении партнеров.

«15 декабря 2021 года на шестом саммите Восточного партнерства (ВП) была принята декларация, которая обещала более тесное сотрудничество, — пишут эксперты. — Со стороны ЕС восточным партнерам были предложены полезные обновления политики, но никакого серьезного стратегического обновления не случилось. Евросоюзу не удалось решительно продвинуться вперед по двум важным вопросам: безопасности и дифференциации. Хотя он с запозданием признал „Трио ассоцииремых“ — Грузии, Молдовы и Украины — он мало что дал этим государствам в плане ощутимых политических достижений».

Ну и где тут «более тесное сотрудничество»?

«ЕС пригрозил России „серьезными последствиями“, „серьезными издержками“ и даже скоординированными санкциями в случае любой „дальнейшей агрессии против Украины“, такой вывод можно сделать, исходя из документов, принятых на саммите, — сообщает печатный орган ЕС Politico. — Но казалось бы жесткие реплики из Брюсселя на самом деле не более, чем прикрытие продолжающихся разногласий между 27 странами по поводу того, какие именно действия против Москвы могут быть предприняты. Заметна также и неуверенность Евросоюза в том, достиг ли он и его международные партнеры, включая США и Великобританию, согласованного определения, что будет представлять собой „дальнейшую агрессию“ Москвы».

В переводе с дипломатически политкорректного на бытовой язык: дорогие европейские ребята, вы хоть сами-то знаете, чего хотите?

«Европейский Совет вновь заявляет о своей полной поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины», — заявили лидеры ЕС в своих выводах, которые были одобрены вечером в четверг на саммите в Брюсселе.

«Любая дальнейшая агрессия против Украины получит в ответ огромные последствия и агрессор заплатит серьезную цену за свои действия. Включая ограничительные меры, согласованные с партнерами», — заключает издание.

Чтение этих строк воскрешает в памяти бессмертное из «12 стульев»:

«Так будет с каждым, кто покусится, — детским голоском сказал Коля. На что именно покусится, Коля не сказал».

Вообще, судя по практически полному отсутствию в крупнейших СМИ ЕС глубоких аналитических материалов, посвященных саммиту Восточного партнерства, европейские журналисты заранее были готовы к тому, что ничего интересного из этой темы не выжать. Поэтому сосредоточились на угрозах еэсовских санкций в адрес Москвы, если та вдруг решит «двинуть свои танки на Киев».

Да, на этой теме можно было бы словить крутой хайп. Но подвел Кремль, упорно твердящий, что нападать на незалежную не собирается. Ну и, конечно, сильно не хватает снимков из космоса, на которых были бы видны готовящиеся к прорыву украинской границы тысячи российских танков и миллионы пехотинцев.

Французское издание Les Echos отреагировало статьей L’Union européenne envoie un signal de soutien aux pays de son voisinage oriental («Европейский Союз посылает сигнал поддержки странам своего восточного соседства»).

Основная мысль публикации:

«Хотя [Европейский] Союз намерен выделить участникам партнерства 2,3 миллиарда евро, он не может предложить перспективу членства трем странам, которые этого хотят».

Эта мысль, преподнесенная обозревателем Карлом де Мейером в подзаголовке текста, убеждает читателя, что титул у статьи написан неверно. Поскольку, заявив о своих «намерениях и невозможности», Евросоюз фактически послал не сигнал, а все страны Восточного партнерства по известному адресу, пообещав дать им немножко денег на дорогу. Чтобы отвязались.

Кажется, в ЕС начали что-то понимать в происходящем, считает автор. Именно об это свидетельствует его заключение о том, что «существует неясность в отношении целей партнерства. Три страны (Грузия, Молдавия, Украина), у которых есть соглашения об ассоциации с ЕС, стремятся однажды присоединиться к Союзу. Однако в нынешнем виде это нереалистичная перспектива». Попытки провести в этих государствах реформы, которые позволят покончить с коррупцией и «разрешат» судам быть независимыми, стимулируются лишь обещаниями Брюсселя принять названную тройку в ЕС. Но отсутствие конкретной даты приема гасит реформаторскую активность практически до нуля, отмечает обозреватель.

Реакция европейских стран, отсутствие детального анализа встречи в ведущих СМИ стран-членов ЕС и весьма короткие и обтекаемые формулировки у тех, кто вообще отреагировал на событие, убеждают в том, что Восточное партнерство не только не выполнило задач, которые перед ним ставились, но и неспособно их реализовать в будущем. Однако признаться в этом в открытую у Брюсселя не хватает духу и политической воли.

Владимир Добрынин

Источник