Военные специалисты
EnglishРусский

Войцех Ярузельский против Джина Шарпа: как 40 лет в Польше была образцово побеждена цветная революция

Войцех Ярузельский против Джина Шарпа: как 40 лет в Польше была образцово побеждена цветная революция

40 лет назад, 13 декабря 1981 года, генерал Войцех Ярузельский вступил в борьбу с «Солидарностью», которая контролировала почти всё в Польше – и сумел победить. Быстро, бескровно и эффектно.

40 лет назад, 13 декабря 1981 года, в Польше было введено военное положение, которое сумело на удивление быстро и эффективно сделать, казалось бы, невозможное – победить почти всесильную оппозиционную «Солидарность». Этот очень характерный исторический прецедент показывает: борьба с цветными революциями при должной решительности и последовательности оказывается вполне успешной. Более того – почти бескровной. Быстрой. И с минимумом насилия.

К сожалению, огромный по масштабу объём вопросов, связанных с антикоммунистическим движением в ПНР начала 80-х годов – не поместится в рамки небольшого текста. Поэтому вынесем за скобки абсолютно всё лишнее: кто там был прав, виноват, кто чего хотел, чем всё в итоге обернулось, кто в конце концов победил через годы и т. п. Мы будем рассматривать только сам «матч», в котором было две «команды» – Правительство и Оппозиция. Так сказать, чисто со спортивной точки зрения: состав, тактика, голы, счёт и т. п.

Итак, исходная расстановка сил: оппозиция контролирует практически всю государственную жизнь, кроме силовых органов и армии. «Солидарность» насчитывала в то время ДЕСЯТЬ миллионов членов – при общем населении ПНР примерно в 35 миллионов человек. Если убрать из этих 35 миллионов несовершеннолетних детей и глубоких стариков, то окажется, что активным участником команды Леха Валенсы был если не каждый второй, то точно каждый третий поляк. Просто вдумайтесь в эти цифры! Просто сравните их с теми долями процентов от населения РФ, которые в общей сложности участвовали в «болотных» протестах. В украинским движении Майдана тоже участвовало существенно меньше. Во время последних белорусских протестах тоже, судя по всему, до рекорда «Солидарности» дотянуться не удалось.

При этом – что очень важно дополнить – «Солидарность» не зря была профсоюзом. Она объединяла взрослых суровых людей – шахтёров, металлургов, судостроителей, колхозников.  Не хипстеров. Не блогеров. Не инфлюэнсеров инстаграма. То есть не только количественный, но и качественный состав был высоким. Там были миллионы людей с крепкими руками.

Никак нельзя не сказать, что «Солидарности» сочувствовало огромное количество членов правящей коммунистической партии ПОРП. Вот прям очень много! Многие из них прямо в ней и состояли – а чего, профсоюз же!

В конце 1981 года «Солидарность» уже вышла из подполья, была легализована, вела активнейшую деятельность по всей Польше абсолютно по всем вопросам – от защиты прав трудящихся до требования политических реформ. Казалось, её победа абсолютно неминуема – так велика были у неё влияние и поддержка (да, штришок – Валенса и большинство руководства профсоюза не скрывали своей католической религиозности, а сами понимаете, какое этот фактор имеет значение для польского менталитета…).

Такое положение абсолютно не устраивало генерала Войцеха Ярузельского, который сменил на посту первого секретаря ЦК ПОРП Станислава Каню, от отчаяния начавшего спиваться. Ярузельский же верил, что ещё не всё потеряно. Просто нужно понять, с какой стороны этого тысячеглавого дракона валить. Ресурсов оставалось немного: ЗОМО (польский ОМОН), милиция и армия. При этом, само собой, армия была самым слабым звеном в этой конструкции – как обычно и бывает. Но и самым многочисленным. Как же стоило использовать её так, чтобы не проявились слабые стороны, но при этом сыграть на сильных?

Вот это мы сейчас и увидим – наступило 13 декабря. Накануне, в 22.30 все силовые органы вскрыли заранее полученные пакеты с инструкциями и приступили к их выполнению: была отключена телефонная связь. Армия заблокировала передвижение между крупными городами. Чтобы ограничить движение внутри самих городов, на улицы была введена военная техника. Таким образом, армия не выполняла каких-то особо насильственных действий – но она сделала главное: рассекла силы противника, не давая ему перебрасывать свои резервы в места наибольшего напряжения конфликта. Этого в своё время не сделал Янукович, позволяя западноукраинским областям бесконечно поставлять живую силу в Киев.

Далее, в первые же дни был ввод военного положения – купировав с помощью армии риски массовых беспорядков –  были задержаны около пяти тысяч активистов оппозиции. Они были «интернированы» – то есть, помещены в места временного содержания в различных домах отдыха, гостиницах и прочих аналогичных местах. Им не были предъявлены криминальные обвинения, чтобы не усложнять дело волокитой – они находились на положении «военнопленных». Всего несколько тысяч человек – и десятимиллионная армия «Солидарности» оказалась обезглавлена.

Задержания коснулись не только «простых» граждан, но и… внезапно!.. верхушки ПОРП и государственной номенклатуры. Ярузельский отправил в изоляцию всех сторонников либерального крыла во власти. Их продержали там около года, а потом, когда опасное положение миновало, освободили.

Итак, спустя всего неделю в Польше уже не действовали наиболее активные члены «Солидарности», а отдельные регионы не могли взаимодействовать друг с другом из-за армейской блокады. Но оставались ещё наиболее мотивированные и сплочённые базы «Солидарности» – непосредственно предприятия. Ведь, не забываем, вся польская оппозиция выросла из профсоюза. И именно забастовки заставили польскую власть признать за «Солидарностью» право на существование.

Само собой, стоило ждать, что при таком сценарии начнут бастовать сотни заводов, фабрик, шахт, верфей и так далее. Ярузельский, однако, решил вопрос с грубой изящностью: мобилизовал всех рабочих. Ну, в самом деле, у нас тут военное положение – а раз так, то все рабочие теперь у нас военнообязанные, и бастовать им запрещено в принципе. На все предприятия были отправлены военные комиссары. Несколько попыток рабочих бунтов были подавлены ЗОМО.

Спустя пару месяцев от всесильной «Солидарности» не осталось и следа. Вся эта операция обошлась смехотворными по масштабам жертвами в несколько десятков человек, и всего несколькими тысячами заключённых. Что для подавления десятимиллионного движения – равно примерно нулю.

Как мы и обещали вначале, не будем забегать вперёд и говорить: а вот потом, в конце 80-х… Там свою роль сыграла перестройка и общее ослабление гаек. Без всего этого, чисто инструментально, в середине 80-х Ярузельский имел все былые проблемы решёнными, решёнными успешно, почти бескровно и без каких-либо трагических последствий.

«Кейс Ярузельского» напрочь опровергает все учебники Джина Шарпа, всю методику «ненасильственного сопротивления» и цветных революций. При должной решительности власть любого государства имеет абсолютно достаточно инструментов, чтобы справиться даже с многократно превосходящим численно противником – и даже по всей стране сразу. А в каком-то отдельном городе и в небольшом количестве – тем паче. Передайте это навальнистам в эмиграции, которые заклинали всех: выйдет миллион – и власть сбежит. Ну, в Польше как-то была забастовка на 13 миллионов человек (!!!) – и что? Помогло?

В том-то и дело, что нет. Поэтому нам постоянно нужно напоминать об этом безумцам, которые считают, что способны на переворот.

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Григорий Игнатов

Источник