Военные специалисты
EnglishРусский

Тайные европейские союзы и польский бунт 1830 года

Тайные европейские союзы и польский бунт 1830 года

«Под влиянием иностранной агентуры, равнодушной либо враждебной к Польше»

В ноябре-декабре вся Польша отмечает 191-ю годовщину антироссийского «Ноябрьского восстания за возрождение Речи Посполитой от моря до моря», вспыхнувшего в последний день ноября 1830 года.

Сегодня это неотъемлемая часть польского патриотического дискурса наряду с восстанием Костюшко 1794 года и Январским восстанием 1861 года. Эти три события мыслятся как исторические вехи, обозначившие стремление польского народа к восстановлению собственной государственности. Однако официальная версия событий 1830 года в корне отличается от реальных. Польская историография пытается затереть тот факт, что восстание началось с братоубийства, а само восстание было бесполезной жертвой в угоду западным державам.

Когда ветеран восстания 1794 года и наполеоновских войн против России генерал Станислав Флориан Потоцкий на предложение возглавить бунт сказал окружившей дворец Бельведер разгорячённой толпе «Дети, успокойтесь!», он был застрелен. Толпа расправилась ещё с шестью  польскими генералами за их отказ от участия в восстании, среди них были уважаемые поляками Юзеф Новицкий, Станислав Трембицкий, Игнаци Блумер, Томаш Семёнтковский, Мауриций Хауке. После восстания по распоряжению царских властей в Варшаве стоял посвящённый им монумент. В 1917 году во время немецкой оккупации его разрушили и больше не восстанавливали.

Позже польские историки быстро сориентировались и объявили расправу над генералами провокацией российского шпиона, находившегося среди восставших. Версия нелепая, но хочется спросить: отчего же бунтовщики так легко поддались на провокацию случайного человека и так рьяно убивали заслуженных соотечественников? Не оттого ли, что они запросто лишали жизни всякого, кто противился их мнению?

Политический эмигрант и бывший дипломат Енджей Гертых (Jędrzej Giertych) в опубликованной в Великобритании книге «За кулисами Ноябрьского восстания» (Kulisy Powstania Listopadowego) в уничтожающих тонах оценил Ноябрьское восстание  как бунт, «организованный под влиянием иностранной агентуры, равнодушной либо враждебной к Польше». Гертых считал крайне подозрительным, что руководство польскими вооружёнными отрядами поручили неизвестному подпоручику Петру Высоцкому. Главнокомандующий польскими отрядами генерал Игнаций Прондзинский (Ignacy Prąndziński) позже отмечал: «Трудно даже представить, насколько легко можно им манипулировать».

Политик Ян Заморский (Jan Zamorski) в 100-летнюю годовщину восстания писал: «Тайные европейские союзы обратились к польским “братьям” с целью организации революции, чтобы создать [русскому] царю Николаю проблемы дома и не позволить вмешаться в бельгийские и французские дела».

В июле 1830 года в Париже свергли короля Карла Х, сторонника дружбы с Россией и её сторонника в русско-турецкой войне, в которой англичане делали ставку на Турцию. В августе вспыхнули волнения в Бельгии, закончившиеся её отделением от Голландии. В этом тоже был заинтересован Лондон, он видел в Бельгии буфер, ограничивающий выход потенциально пророссийской Франции к Ла-Маншу и далее к берегам Англии. Бисмарк считал российско-французский союз пропольским и угрозой для Пруссии.

У предводителей восстания отсутствовало ясное видение целей восстания. Восстание подняли, но на каком этапе его заканчивать, никто не знал. Восемь раз менялся главнокомандующий польских отрядов, но действиям бунтовщиков это не принесло стратегической осмысленности. Тайным силам, которые стояли за бунтовщиками, нужно было само восстание, а не его победа. Коллективному Западу нужна была непрекращающаяся русско-польскую война, а не триумф одной из сторон.

Вскоре свержение Карла Х признала Австрия. Император Николай I понимал, что в Европе формируется мощный военно-политический блок Англии, Франции, Бельгии при поддержке Пруссии, Австрии и Турции, который неизбежно обрушится на Россию. Царь намеревался оказать военную помощь свергнутому французскому монарху. Поход должен был начаться с территории Польши и с участием подразделений русской армии, укомплектованных поляками. Восстание 1830 года сорвало эти планы.

17 октября в российской армии объявили мобилизацию, 13 ноября поступил приказ польским подразделениям российской армии готовиться к походу, назначенному на 22 декабря. Исходя из этого, восстание запланировали на 10 декабря, его сторонники из числа офицеров-поляков приступили к срыву мобилизации. Однако 27 ноября император издал указ о расследовании актов саботажа с последующим задержанием виновных. В спешке восстание перенесли на 29 ноября.

Ноябрьское восстание превращено сегодня в русофобско-пропагандистский миф, поставленный на службу политической конъюнктуре. Утверждается, что поляки сражались за свободу Польши, но это не совсем так. Не выдерживают критики утверждения о том, что в ноябре 1830 поляки «прикрыли своей грудью христианскую Европу от нашествия варваров-схизматиков». Свергнувшие Карла Х силы были антихристианскими, они не простили ему благосклонности к духовенству и церкви и отход от принципов революции 1789 года. Воюяя в их интересах, поляки защищали не христианство, а нечто противоположное.

Охватив территорию Царства Польского, Литвы, Белоруссии и Малороссии, мятеж 1830 года обошёлся полякам и русским в 63 тысячи убитых и раненых. И если русская армия воевала за интересы своей страны, то поляки гибли за чужие интересы.

Владислав ГУЛЕВИЧ

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  https://t.me/soldatpro