Военные специалисты
EnglishРусский

Простой способ вытащить россиян из непосильной кабалы и спасти экономику

Простой способ вытащить россиян из непосильной кабалы и спасти экономику

По данным ЦБ, уровень долговой нагрузки россиян достиг нового рекорда за всю историю наблюдений — 10,24%. Наряду с ипотекой заметный вклад в рост долговой нагрузки россиян вносят необеспеченные займы. Причем беззалоговое кредитование растет исключительно за счет наращивания задолженности, приходящейся на одного заемщика, пишет РБК со ссылкой на данные регулятора. Так, в третьем квартале 2021 года почти 60% необеспеченных кредитов банки выдали людям, которые уже больше 50% своих доходов отдают на обслуживание займов. Почти треть кредитов пришлась на тех, чей уровень долговой нагрузки больше 80%. В результате — каждый десятый кредит в России, выданный банком физлицу, считается проблемным (не обслуживается больше трех месяцев), подсчитали в Бюро кредитных историй «Эквифакс». По сравнению с прошлым годом рост просрочек по кредитам замедлился, но цифра все еще высокая. На этом фоне, чтобы защитить россиян от «долговой ловушки», в Госдуме приняли закон о количественных ограничениях на выдачу кредитов. Это рамочный документ: как он будет работать, предстоит определить Центробанку. Пока с уверенностью можно сказать лишь о том, что Россия продолжает идти по пути запретов и ограничений в сфере кредитной политики. В условиях роста долговой нагрузки такой курс кажется верным. Но так ли это? С какими последствиями могут столкнуться люди, бизнес, экономика? Об этом рассказал доктор экономических наук, директор «Центра исследований постиндустриального общества» Владислав Иноземцев.

— Из-за роста ключевой ставки ЦБ кредиты подорожали. Теперь в России собираются ввести количественные ограничения, которые призваны сделать их еще более недоступными. Мы действительно настолько закредитованы, что пора трубить «горшочек не вари»?

— Это очень сложный вопрос, он требует прояснения. Давайте сравним российские показатели с западными, в первую очередь — с американскими, потому что европейцы меньше живут в кредит, и в России скорее развивается американский тип капитализма. Так вот: средняя кредитная нагрузка в США составляет сейчас 9,2%, и она уменьшилась с 13,3% накануне кризиса 2008 года. То есть американские домохозяйства тратят на обслуживание и выплату своих кредитов чуть больше 9% доходов — меньше, чем в России. Но при этом сама кредитная нагрузка несоизмеримо больше. В России общий объем ипотеки (11,4 трлн. рублей) составляет 9,3% ВВП, а в США ($15,8 трлн.) — чуть менее 70% ВВП.

— Несопоставимые цифры.

— Да, и при этом американцы тратят на обслуживание долга меньшую часть доходов, чем россияне. Наши банки выдают кредиты по ставке «инфляция плюс нечто», которая всегда выше инфляции на несколько процентов. Даже ипотеку со ставкой ниже инфляции вы сейчас не найдете. Разве что субсидируемую. В США такого нет. Американская система устроена таким образом, что при крайне низкой, практически нулевой процентной ставке ФРС для банков, они могут фондироваться сколь угодно, и подпитывать кредитами экономику. Если вы компания, вы берете кредит под 1% — и развиваете свой бизнес. Если вы частное лицо, и берете ипотеку, то ставка у вас сейчас в среднем будет около 2,5-2,8%. Если вы хотите купить автомобиль, и вносите половину суммы, ставка будет меньше 3%. При инфляции за последние 12 месяцев в 6,2%. То есть — при покупке недвижимости или товаров длительного пользования кредитная ставка у вас заведомо будет ниже инфляции. В результате у людей есть мощный мотив брать кредиты. Автокредит можно выплатить за 3-5 лет, ипотеку — за 10-30 лет, но в итоге вы выплачиваете меньше, чем взяли. При этом вы вкладываете деньги в экономику, экономика растет.

— Как Америке удается держать ставки ниже инфляции? И почему у нас они всегда превышают ее?

— Это хороший вопрос. Я думаю, у них получается держать ставки низкими по двум основным причинам. Во-первых, они создали систему, в которой государственный долг может наращиваться практически бесконечно. Раньше все, и у нас в том числе, говорили о том, что США держит на своей игле весь мир: они выпускают долговые бумаги, их покупают китайцы, арабы, русские, но они ничего не стоят, и, если их перестанут покупать, Америка рухнет. Дело в том, что все это случилось в прошлом году. За пандемию США выпустили нового госдолга $5,3 трлн. А иностранные инвесторы купили его на $400 млрд. То есть большую часть того, что они выпустили, купил Центральный банк Америки — Федеральная резервная система. Достаточно посмотреть на рост ее активов за последние два года, чтобы понять, что все новые казначейские облигации Минфина осели именно там. Это и есть ответ. Сейчас они фактически фондируются под 0%, и перекладывают обязательства государства на ФРС.

Да, сейчас в США озабочены инфляцией, потому что она поднялась. Но я думаю, что это ненадолго. Любое увеличение спроса дает безумный рост предложения. Экономика настолько конкурентна, что, как только у людей появляются деньги, цены не успевают вырасти: появляется огромное количество товаров по старым ценам и даже ниже. Там нет монополий, которые позволяют давить цены вверх. И это вторая причина того, почему у Америки получается, а у нас — нет. Самый простой пример — нефтяные компании. В России их порядка 20 — в лучшем случае, а в Америке — больше 9,5 тысяч. Высокая конкуренция во всех сферах экономики помогает сдерживать рост цен.

— А ставки по кредитам ниже инфляции позволяет держать конкуренция среди банков?

— Конкуренция между банками тоже есть. Но в данном случае влияет не только это. Благодаря дешевому фондированию денег в банках выше крыши. Когда человек берет, скажем, автокредит, вносит 50% стоимости, а машина застрахована, то для банка такой кредит считается безрисковым. Если ты не дашь кредит под 2,5%, его даст кто-то другой. Поэтому ипотека и автокредиты остаются дешевыми. Но дальше ставки начинают расти. И если вы хотите купить не машину, а холодильник, то кредит вам дадут под 5% минимум: чем менее существенна потребность, тем выше ставка.

Самыми дорогими в этом смысле считаются кредитные карты, которые вам постоянно пытаются «впарить». В любом магазине, если вы покупаете товары дороже 100 долларов, вам будут пытаться под видом скидочной карты всучить кредитку какого-то банка, с которым они работают. Если у вас хороший кредитный рейтинг, собрать за месяц 10 кредиток — раз плюнуть. Это похоже на эпидемию. Такие кредитки идут с большим лимитом: 1,5-3 тысячи долларов. Пользоваться деньгами можно бесплатно в течение 30 дней. Каждый месяц вам приходит счет. Скажем, вы потратили 1000 долларов. Минимальный платеж — 60 долларов. Это такая приманка для людей. Они платят 60 долларов, а по остальной сумме попадают на среднюю ставку от 16,99 до 22,99%. Таких «карточных долгов» в Америке, следует заметить, немного — на сегодняшний день $807 млрд, менее 4% ВВП. Это дорогие долги, и именно на них приходится большая часть кредитной нагрузки.

В то же время там в принципе не существует сектора «кредитов до зарплаты» под 200%. Людям это просто не нужно. Даже если ваш кредитный рейтинг не очень хороший, вам все равно впарят несколько кредиток с небольшим лимитом — по тысяче долларов.

Я к тому, что нельзя считать, что там деньги дают бесплатно всем подряд. Суть в том, чтобы дать дешевые деньги на то, что станет экономическим движком: стройка, автопром, товары длительного пользования.

— То есть — ипотека дешевая, потому что кредитки дорогие, и вот на этих то кредитках банки и зарабатывают?

— Отчасти, но это не главное. Карточные долги, повторю, невелики, проценты по ним общую картину не слишком меняют. Но основная причина в том, что у банков просто куча денег, за которые они не платят. Они всегда могут прокредитоваться в Центральном банке под 0,25%. Кроме того, у них лежат огромные деньги клиентов, на которые давно уже не начисляются проценты: если вы держите деньги на счете в банке, либо вы получаете 0%, либо каждый квартал вам еще приходит счет за то, что вы в этом банке обслуживаетесь. Имея такое фондирование, банки легко дают дешевые кредиты под хорошие проценты.

В России, конечно, кредитное дело очень плохо организовано. Кредиты нужны. Например, Борис Титов — уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей — говорил недавно о том, что экономику нужно накачивать кредитными деньгами. Я согласен. Но накачивать нужно не через крупные промышленные предприятия, которые наполовину — карманные структуры чиновников, и на эти деньги, если их не разворуют, произведут то, что никому не нужно. Накачивать экономику кредитными деньгами нужно через конечного потребителя. Если у потребителя есть деньги, за эти деньги будет идти конкуренция между бизнесами.

Во-первых, я считаю, что нужно полностью искоренить микрофинансовые организации. Но вместо того, чтобы разом запретить все МФО, оставив людей без денег, нужно создать систему, похожую на американскую, чтобы люди могли легко получить кредитную карту с каким-то небольшим лимитом. Согласитесь, никто не берет в микрофинансовых организациях кредиты на 1 млн рублей, обычно это какие-то небольшие суммы. Когда кредитки до 50 тысяч рублей будут выдавать свободно по ставке максимум 15%, МФО исчезнут сами собой.

Во-вторых, мне кажется, что ипотеку, автокредиты, кредиты на крупные покупки и путешествия внутри России нужно просто субсидировать. Проблема какая? Наше государство феноменально неэффективно в попытке дать кому-то денег. Допустим, есть у него желание помочь родителям с невысоким доходом. В нормальной стране им просто каждый месяц на счет будут перечислять $200 на детские продукты. У нас это будет национальная программа по горячему питанию в школах, где все давно разворовано, и люди жалуются, что детей кормят одной кашей. Но денег на это потрачено куча. Поэтому вместо того, чтобы генерировать сложные схемы, нужно создать максимально простой механизм для людей. Самый простой механизм — тот, который люди придумывают сами. Они эти деньги берут в банках. Они знают, на что их берут, они несут ответственность. Все это просто нужно стимулировать. Условно говоря, ипотека должна стоить: инфляция минус 3%. У нас в ипотеке 11,4 трлн рублей. Даже если банк будет давать ставку на 2% выше инфляции, а государство будет субсидировать 5% годовых, то от 11,4 трлн рублей выйдет всего 500-600 млрд рублей в год. В этом году российский федеральный бюджет ожидает 7 трлн рублей дополнительных доходов, так что власти могут позволить себе 500 млрд рублей платить за то, чтобы ипотечные кредиты выросли вдвое. Если это произойдет, стройка потянет ВВП вверх на 1,5-2% в год. То же самое касается автомобилей, особенно российского производства. Что касается кредитов в принципе, конечно, субсидировать все подряд невозможно. Но можно расставить приоритеты.

В-третьих, я думаю, периодически нужно проводить кампании по списанию долгов. Искоренить микрофинансовые организации, перевести все кредиты в банки, и, если заемщики их не могут обслуживать, то кредиты до 50 тысяч рублей раз в пять лет просто списывать безо всяких банкротств, запрета выездов, которые тоже требуют кучу денег. Это будет иметь колоссальный политический эффект для власти. Понятно, что кредиты в 20-30 тысяч рублей люди берут не на драгоценности или поездки на Канары, а на самое необходимое. И эта инициатива будет воспринята людьми с пониманием. Мне кажется, что порядка 1-1,5% ВВП ежегодно пускать просто на субсидирование кредитов или закрытие долгов было бы абсолютно правильно. Сейчас у нас госдолг составляет 20% ВВП. Я думаю, что таким образом пять-шесть лет вполне можно действовать, чтобы запустить экономический рост. Потому что иначе он ниоткуда не возьмется.

— Я уже догадываюсь, каким будет аргумент против списания долгов: ну вот сейчас все наберут себе кредитов, зная, что им потом все простят. Как с этим быть? Или это не очень существенно?

— Нужно проводить списания периодически. Например, раз в пять лет. Если ты взял 50 тысяч рублей и не платишь, то следующие, скажем, три года банк будет постоянно требовать долг, на пятки будут наступать коллекторы. Даже если в результате тебе все равно этот долг простят, не великая радость — в таких условиях три года жить ради халявных 50 тысяч рублей. У нас есть механизмы, которые позволяют сделать жизнь заемщика очень неприятной. Их не надо отменять. Но если это не помогает, то на каком-то этапе долги нужно списывать.

У нас, к слову, крайне неэффективная организация этого вида деятельности. Многие страны имеют разного рода агентства и банки, которые работают с просрочкой. Если банк навыдавал кредитов, а потом ему никто деньги не возвращает, есть специальная структура, которая может выкупить их с дисконтом. Так, в Ирландии, Японии плохие долги выкупают за 30-40% от суммы. Дальше новый владелец долга приходит к заемщику за возвратом и говорит: «отдавай 50% — и иди лесом». В итоге банк, который выдал кредит, получает льготу в виде неухудшения нормативов, если продает плохие долги с дисконтом. Банк плохих активов в свою очередь получает прибыль (которую, замечу, перечисляет в бюджет), а заемщик избавляется от долга. Все довольны. В России же в этой сфере творится полное безумие. Мы создали банк «Траст», накачали его деньгами в огромном количестве, и он выкупил или забрал с баланса других банков плохие долги по номиналу. Это настолько коррупционная схема, которая невозможна нигде, кроме как в России. В результате, такие банки как «Открытие», МКБ и прочие, получили свои деньги. Банк «Траст» забрал от них заемщиков — не важно, хороших или плохих — и начал их прессовать, потому что ему нужно отдать ЦБ тоже полный номинал. Началась череда банкротств, остановка предприятий — полный завал. Какой экономический эффект хотели получить, естественно, никто не понимает.

В современной экономике не прощать какое-то количество плохих кредитов и не субсидировать какое-то количество новых в принципе невозможно. Мы приходим к тому, что без этого экономического роста просто не будет.

Возьмем для примера Китай. У нас промышленные предприятия, по официальным данным, имеют кредитов на 62% ВВП, а в Китае — на 164%. Понятно, что они их никогда не вернут. Масштаб ипотеки в Китае уже несравним с американским. Ее выдают без каких-либо справок о том, что человек платежеспособен. Си Цзиньпин, выступая на шестом пленуме две недели назад, сказал, что страна будет еще больше денег вкладывать в этот пузырь, лишь бы не зависеть от Запада. Китайский вариант — это уже экстрим. Но факт остается фактом: невозможно, не давая денег и загоняя ставки вверх, добиться какого-то роста.

— А в это время Россия продолжает идти по пути запретов и ограничений в сфере кредитной политики. Недавно, к примеру, Госдума приняла закон о количественных ограничениях по кредитам.

— Я до сих пор не могу понять, о чем идет речь и что значит «количественные ограничения», но в целом политику сдерживания не поддерживаю. Лучше понизить людям ставку, пусть они вложат деньги во что-то достойное и потом отрабатывают этот заем. Так они будут добиваться карьерного роста, будут более лояльны на работе, будут стремиться получить дополнительные источники дохода. Посадить людей на дешевую ипотеку и дешевые автокредиты — это и есть механизм запуска экономики, потому что люди будут больше вертеться, чем они вертятся сейчас. А устанавливать ограничения по кредитам в 10 тысяч, если ставка 100% — это совсем смешно и бессмысленно.

Я думаю, что этими ограничениями должны заниматься банки. Если они видят, что человек не платит, но дают ему новый кредит, это их головная боль. Сделайте нормальную систему, в которой госструктуры будут у банков выкупать плохие долги за 30-40% от номинала, и банкам самим будет невыгодно халатно относиться к оценке заемщиков. Проблема заключается в том, что сейчас государственная система, которую представляет банк «Траст», дает очень плохой сигнал: раздавайте кредиты, а мы потом подгоним госфинансирование и все проблемы решим, и, если банк разорится на плохих кредитах, мы у него выкупим эти активы по номиналу. Мало кто говорит об этом, но ЦБ уже влил чуть ли не 2 трлн рублей в эту историю. А правильный сигнал должен быть такой: «Хотите выдавать рискованные кредиты? Пожалуйста! У нас будет создана специальная структура, которая в случае их просрочек будет выплачивать вам 30%. На этом — все».

— То, что вы говорите, звучит разумно: и банки-санитары, которые будут выкупать плохие долги с дисконтом, и периодическое списание небольших займов, и субсидирование новых кредитов, которые поддержат экономику. Почему же мы этого не делаем?

— Я не знаю, что нам мешает так сделать, у меня нет на это ответа. Но мы видим, что правительство на такие шаги не идет. В конце 1990-х годов, после азиатского кризиса, у нас появилась догма о том, что нужно накапливать резервы, потому что иначе все рухнет, если что-то пойдет не так. «Подушка безопасности» — это замечательно. Но вы посмотрите баланс ЦБ РФ: резервы в иностранных бумагах на конец прошлого года составляли 81,3% его активов, а в активах ФРС — 3,4%. При этом любой чиновник расскажет вам, что это делается для стабильности рубля — только это рубль за последние 15 лет втрое подешевел по отношению к доллару, а вовсе не наоборот. Но при этом, сколько кредитов дает ФРС, и сколько Центробанк. Даже смешно сравнивать. Одна система работает на экономический рост, другая на то, чтобы «держать и не пущать». Я понимаю, что они боятся инфляции. Но, ребят, если вы боитесь инфляции, у вас должна работать не прокуратура, а в таком же составе и с такими же полномочиями ФАС. Но ничего такого у нас нет, потому что все нужные люди рассажены по местам и их нельзя ограничивать. Но тогда никакого развития не будет. Здесь либо конкуренция, жесткая антимонопольная структура, низкие процентные ставки и государственное субсидирование кредитов, либо то, что мы сейчас имеем — борьба с инфляцией, которую, собственно, невозможно побороть, потому что это вовсе даже не инфляция, а в основном — следствие административного повышения цен.

Анна Семенец

Источник

                          Чат в TELEGRAM:  https://t.me/soldatpro