Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Когда свобода распространяется на немногих…

Когда свобода распространяется на немногих...

О шляхте как политическом народе и плебейской культуре низов

Речь Посполитую современные публицисты называют иногда первым примером европейской интеграции. Действительно, это государство, раскинувшееся «от моря и до моря» (от Балтики до Черноморского побережья), включало разные народы, разные христианские исповедания и даже религии (иудаизм, ислам).

Это не значит, что в плане «евроинтеграции» Речь Посполитая дала положительный пример. Люди того времени не имели понятия о «мультикультурных ценностях», и основой для единства Речи Посполитой были польский язык, католическая вера и шляхетская культура. Из этого соткалась та элитарная занавеска, за которой скрывались «плебейские» культуры социальных низов – мещанства и крестьянства.

Цветистые фразы о «братской приязни», о «вольностях», звучавшие на сеймах, относились только к одному политическому народу – шляхте. Её буйный нрав был хорошо известен внутри страны и за её пределами. Свобода в Польше, писал английский путешественник Вильям Кокс в 1779 г., «распространяется лишь на немногих, являясь худшим из видов деспотизма».

Однако есть такой вид свободы, без которой немыслимо благополучное существование государства, где имеются разные вероисповедания. Это свобода религиозная. Короли Речи Посполитой были щедры на обещания и заверения. Вступая на трон, они клялись: «Сохраню и удержу мир и спокойствие между несогласными в религии, и ни коим образом не позволю, чтобы от нашей юрисдикции или от авторитета наших судов и каких-либо чинов кто-либо страдал и был притесняем из-за религии, да и сам лично не стану ни притеснять, ни огорчать». Исполнить это обещание не смог ни один король. Разве что Генрих Валуа, который первым принес такую присягу, но правил в Речи Посполитой в 1573 г. всего шесть месяцев, затем тайно сбежал от своевольных подданных в Париж.

Когда свобода распространяется на немногих...

Король Стефан Баторий

Следующий король Стефан Баторий (1574-1586) считается одним из лучших государственников Речи Посполитой (ему удалось счастливо закончить войну с «русским деспотом» Иваном Грозным!), но и этот правитель отметился такими решениями в конфессиональной сфере, некоторые из которых ему пришлось отзывать. Так, вопреки своей клятве он запретил протестантам открывать в Вильне новые молельные дома и школы, отнял у православных в Полоцке все храмы кроме кафедрального собора Святой Софии и отдал их иезуитам, чтобы те открыли в городе свой коллегиум и усердствовали в обращении православных в католичество. Наконец, Стефан Баторий издал было указ о переходе православных на введенный папой григорианский календарь, но из-за начавшихся церковных смут ему пришлось указ отменить.

Когда свобода распространяется на немногих...

Король Речи Посполитой Сигизмунд III

Его преемник Сигизмунд III (1586-1632) ещё более решительно вмешался в религиозную жизнь страны и ввел церковную унию, которая на века стала яблоком раздора между католиками и православными. Утверждая решение согласившихся на унию в Бресте иерархов Киевской митрополии (вопреки воле духовенства и народа), этот король записал в своей грамоте 15 декабря 1596 г.: «Вам самим, воеводам, старостам, державцам, тиунам, и наместникам вашим, а также войтам, бурмистрам, райцам, лавникам приказываем, чтобы вы сами постановлению синода Брестского не были противны, и других подданных наших, которые бы ему сопротивлялись, карали».

Пример прямого насилия над совестью! Действия униатов при поддержке католических властей привели к тому, что казаки схватились за оружие, чтобы изгнать «ляхов» со своей земли.

Когда свобода распространяется на немногих...

Король Владислав

Король Владислав IV (1633-1648) попытался исправить зло, причинённое стране действиями его отца, и приблизить мир между разделенными в вере. Православные получили законных митрополита и епископов, избранных на место отступивших в унию владык. Между униатами и православными должны были разделить города и важнейшие храмы и монастыри. Для распределения церквей и разрешения споров были созданы специальные комиссии, но король последователен не был. Пообещал сначала православным, что он разрешит им иметь хотя бы по одному храму во всех городах Литовской Руси, где православных есть достаточное количество, а затем не разрешил передать ни одного храма в Новогрудке, Полоцке и Витебске. Сначала условился тотчас отдать православным Луцкую епархию, а после оставил её действующему униатскому владыке до конца его жизни. Споры о церквях между православными и униатами не унимались, а комиссия, созданная для раздела храмов, не окончила своей работы и за десять лет. Особенно много притеснений от поляков продолжали терпеть казаки.

Незадолго перед смертью, принимая их депутацию с жалобами, король будто бы указал им на их сабли, намекая, что законом они ничего не добьются…

Когда свобода распространяется на немногих...

Король Ян Казимир

После Владислава на польский престол был избран его брат Ян Казимир (1648-1668), ставший к этому времени католическим монахом. Ради короны ему пришлось сложить с себя монашество и через некоторое время жениться. Его правление началось с восстания Богдана Хмельницкого и всей Малороссии, возмущённой беззакониями поляков. Одним из требований казаков было уничтожение унии. Кровопролитие поставило на грань само существование Речи Посполитой. В итоге восточная часть Малороссии вместе с Киевом отошла в подданство царя Московского.

Короли Михаил Вишневецкий (1669-1673) и Ян Собесский (1674-1696) уже никак не могли унять своеволия панов и шляхты, которые, будучи католиками, с презрением относились и к униатам, и к православным. Православные иерархи (кроме одного – епископа Могилевского и Белорусского) переходят в унию, а на их кафедры вопреки статьям успокоения короля Владислава уже не допускаются православные.

Когда свобода распространяется на немногих...

Король Август Второй

Короли саксонской династии Веттинов Август II (1697-1733) и Август III (1734-1763), воспитанные протестантами и перешедшие в католичество, стали наблюдателями польской анархии. Сеймы срывались один за одним, магнаты враждовали друг с другом, право сильного заменило законы. Сеймовые послы в 1712 г. приняли постановление, которым запрещалось, чтобы канцлеры прикладывали печати к любым актам (хоть бы и королевским), если они содержат что-либо выгодное для иноверцев («диссидентов»). В 1717 г. для обсуждения сейма даже готовился проект полного уничтожения православия и унии в Речи Посполитой. Не удивительно после этого, что никакие перечисления обид и отнятых у православных храмов уже не могли быть приняты к законному рассмотрению польским правительством. Главным покровителем православных в Речи Посполитой сделалась Россия, которая по мирному договору 1686 г. выступала гарантом их прав.

Не смог урегулировать «диссидентский вопрос» и последний король Речи Посполитой Станислав Понятовский (1764-1795), возведенный на трон с помощью России. В его время борьба политических партий довела страну до бессилия. Религиозная нетерпимость достигала крайних пределов. Так, епископ Краковский Солтык в 1766 г. потребовал объявлять изменником и врагом отечества всякого, кто осмелится выступить на сейме в пользу иноверцев. Требование было принято с явного одобрения послов. Разделы страны между сильными соседями в значительной степени были подготовлены внутренними неурядицами и бездействием законов.

В итоге разделов 1772, 1793 и 1795 годов Речь Посполитая перестала существовать.

Её короли вольно или невольно содействовали этому падению, обостряя, а затем игнорируя вопрос о свободе совести. От религиозной нетерпимости католического духовенства много потерпели православные белорусы и малорусы. История – яркое свидетельство того, сколь легковесны обещания «братства» и «толерантности» в устах тех, кто в своём уме хочет «цивилизовать» другие народы.

Заглавное фото: wykop.pl

Священник Алексий ХОТЕЕВ

Источник