Военные специалисты
EnglishРусский

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Цены на уголь на европейском рынке растут аналогичным образом, что и на газ, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Российские уголь и газ идут в рост

Издание «Ведомости» сообщило, что российские угольные компании стремятся увеличить поставки угля в ЕС на фоне роста стоимости сырья. Цена фьючерсного контракта при поставках на хаб Роттердама достигла 113,15 доллара за тонну.

Стоимость угля в Евросоюзе дошла до пиков 2011 года, и это моментально увеличило российское предложение – вместо 1,55 млн тонн год назад в июне 2021 на европейский рынок было поставлено 2,1 млн тонн отечественного угля.

Россия остается главным игроком на угольном рынке ЕС, доля Москвы там увеличилась в 2020 году до 68%, если брать абсолютные цифры отгрузок, то отечественные поставки снизились на 20% из-за энергетической политики Германии и Нидерландов.

В 2020 году в Евросоюзе стояли «коронакризис» и теплая зима, позволившие европейцам перераспределить энергопотребление.

В первом квартале 2020 года возобновляемые источники энергии (ВИЭ) выработали в ЕС больше электроэнергии, чем углеводороды. Сегодня ситуация возвратилась на круги своя, и стало ясно, что без традиционных энергоресурсов экономика будет в тяжелом положении.

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Показателен газовый рынок Евросоюза, где цены также резко пошли вверх, а ситуация с подземными хранилищами газа (ПХГ) подтвердила, что дешевое сырье из России остается важнейшим драйвером для испытывающей жесточайший кризис экономики ЕС.

«Если бы не запасы, накопленные в европейских ПХГ, то газовые цены в Евросоюзе еще зимой поднялись бы до значений в 300-400 долларов. Не будь в ПХГ 100 млрд кубов газа, то современные котировки были бы уже в феврале», – констатирует Фролов.

Зимой цены на газ в Азии достигали 600 долларов за тысячу кубов, поэтому если бы не было «подушки» в ПХГ, то возник бы дефицит на рынке европейского СПГ, а вместе с ним рост цен – «Газпром» покрывает только половину газового импорта ЕС.

«Европа является медвежьим углом рынка СПГ, европейские объемы несопоставимы с азиатским рынком, где цены и потребление намного выше. Любому поставщику СПГ очевидно, что нужно поставлять сырье в Азию», – резюмирует Фролов.

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Сегодня на повестке ЕС стоит газовая тема, но игнорируется угольная специфика, а это взаимосвязанные направления. Именно газ должен заменить уголь в европейском энергобалансе к 2035 году, а не возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

«В Евросоюзе принято дискриминировать уголь, но угольные электростанции по максимуму загружаются в ФРГ, часто в ущерб газовой генерации, а спрос и цены на уголь в Европе достигли десятилетних максимумов», – заключает Фролов.

Почему-то этот вопрос в ЕС игнорируется, хотя ситуация с углем жестче бьет по европейской энергетике, чем истощение ПХГ, и полностью противоречит принятому Брюсселем экономико-энергетическому плану Green New Deal.

«Угольные цены растут аналогичным образом, что и газовые, но тема не афишируется, ведь на ней нельзя заработать политических дивидендов, а посмотреть на ситуацию в комплексе и разобраться в ней европейским политикам не хочется», – констатирует Фролов.

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Евросоюз сохранит сырьевую зависимость от России

Рост спроса на уголь идет с зимы – холода обернулись не только увеличением закупок газа в ЕС. Это позволило поставщикам перезаключить контракты на поставку сырья на более выгодных условиях, в 2021 году рынок ЕС снова стал конкурентным для российского угля.

Из-за европейской антиугольной политики отечественный экспорт повернулся в сторону Китая, который является абсолютным лидером не только по потреблению СПГ, но и угля – Поднебесная перерабатывает в национальной энергосистеме половину угольного рынка.

Положение с углем в Евросоюзе напоминает ситуацию с газом, на пике «коронакризиса» цены на сырье обвалились – в 2020 году они уходили до 40 долларов за тонну, но с восстановлением европейской экономики дело пошло вспять.

Реальные поставки из России снизились на 20%, но наша доля увеличилась на 10% от объема рынка ЕС. Это означает, что другие поставщики, как и в случае с СПГ, сократили поставки в Европу, а РФ сохранила доминирующие позиции.

Уголь не станет драйвером российского энергетического экспорта, но, во-первых, он сохраняет большое значение в мировой энергетике, а во-вторых, современные объемы закупок дискредитируют политическую риторику Евросоюза.

В Брюсселе в истерии по углеродному налогу и Green New Deal дошли до того, что составили планы по отказу от экспорта не только угля, но и газа с нефтью, но выясняется, что европейская экономика к этому просто не приспособлена.

Европа сохраняет зависимость от российских угля и газа

Германия, Дания и еще несколько стран могут позволить себе использовать ВИЭ, да и то с оговорками – углеводороды балансируют энергетику данных государств, а остальные страны ЕС не могут обойтись без дешевых угля и газа в принципе.

Главным источником дешевых энергоресурсов для Евросоюза является Россия, и именно это сохранит наши политические отношения.

Дмитрий Сикорский

Источник

Комментарии