Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Пример разумного прагматизма

Пример разумного прагматизма

Меня не перестаёт поражать инфантилизм украинских и некоторых «заукраинских» комментаторов на нашем портале. Причём львиную долю «заукраинских» комментаторов, по моим ощущениям, составляют бывшие граждане Украины, ныне проживающие вне территории «победившей демократии».

Особо поражают альтернативно одарённые, которые утверждают, что украинцы, как и другие заробитчане, иногда уезжают из России потому, что якобы страдают от коррумпированных российских чиновников и излишне патриотичных россиян. А не потому, что доверились лживым лозунгам комика, по иронии судьбы ставшего президентом.

Про чиновников вообще шикарно. Можно подумать, что нынешние украинские дегенераты и белорусские бузотёры, которые получают чиновничью зарплату и только называются чиновниками, но таковыми не являются, чем-то лучше чиновников российских! Лично я считаю, что российские государственные служащие являются просто академиками и гениями по сравнению с лимитрофными коллегами. Да, в России коррупция присутствует, и немаленькая, но российская коррупция бледнеет и меркнет по сравнению с тем, что творится на Украине и в Белоруссии.

А излияния про излишне патриотичных россиян ― это уже самое настоящее враньё. Один комментатор как-то сравнил политически активных заробитчан с интернет-троллями. Потрясающе верное сравнение. Они ведут себя, как самые настоящие тролли, а заукраинские комментаторы пытаются подобное поведение оправдывать. Дескать, не желают клятые москали признавать отсталость Московии вкупе с величием Украины и украинского народа. Ну не желают мокши выслушивать ересь про «великую и сильную украинскую армию», «украинскую демократию» и так далее. Мерзавцы. Путиноиды, что с них возьмёшь. И это при том, что «путиноиды» с российской пропагандой к заробитчанам не лезут, всё происходит совсем наоборот.

Я даже боюсь представить, какие дебаты были бы у нас вечером 16 июня в строительном городке, если бы свидомые заробитчане остались. Нет, не волнуйтесь, не было бы никаких драк, но дебаты по поводу встречи Байдена и Путина были бы жаркие, Соловьёв обзавидовался бы. Для тех, кто не знает, сообщаю, что на данный момент на нашем участке остались только те граждане Украины, которые впоследствии станут гражданами Российской Федерации, последних «щирых» рассчитали ещё 7 июня.

Вы сомневаетесь? Да у украинских заробитчан есть с кого брать пример! Владимир Александрович на этой неделе в паническом ожидании встречи Путина и Байдена закатил такую истерику, что мама не горюй. Фрики из украинского МИД и СНБО каждый час устраивали такой набат, что особо впечатлительные украинские телезрители закидывались валидолом.

И политически активные заробитчане ведут себя точно так же, как их недоэлита, псевдоэксперты и псевдожурналисты ― ни больше ни меньше. Бьют в набат и закатывают истерику, если кто-то посмеет не согласиться с провозглашаемыми ими тезисами. Так что удивляться такому поведению, а уж тем более отрицать, что подобное имеет место быть, есть самый настоящий инфантилизм.

А ещё большая глупость ― утверждать, что народ-то великий, а в руководстве сидят одни дураки и воры. «Абсолютное и разумное большинство» населения Украины в интеллектуальном и ментальном плане ничем не отличается от фриков в правительстве, а также в медийной и псевдоэкспертной сферах. Тридцать лет промывания мозгов ― это вам не баран чихнул.

Именно поэтому я решил познакомить вас с одним необыкновенным человеком, в противовес заукраинским комментариям. Я уже писал про тех ребят из Украины, которые решили стать гражданами Российской Федерации. А сейчас я познакомлю вас с человеком, который пока не собирается принимать российское гражданство, но спокойно в России живёт и работает, периодически ездит домой. А самое главное, он почему-то не поражён свидомизмом, хотя все предпосылки для этого были. Вы в этом немного погодя убедитесь.

Да, знаю, такого человека с Украины, работающего со мной на участке или хотя бы на соседнем, на данный момент нет. Их рассчитали 7 июня, и они уехали восвояси. Но на Украине же свет клином не сошёлся, правильно? Расскажу обо всё по порядку.

Спешу сообщить, что наш генподрядчик начинает новое строительство в относительной близости от моего города параллельно с возведением текущего объекта, с которым я имел честь познакомить наших читателей. К моему удивлению, планов по возведению промышленных предприятий здесь, на Урале, у российского правительства, оказывается, громадьё. Можно смело говорить о новой индустриализации Урала, Зауралья, всей Сибири, да и Дальнего Востока в целом.

В свете вышеописанного меньше недели назад мне позвонил куратор, мой непосредственный начальник, и объявил, что я обязан встретить на ж/д вокзале моего города девушку-крановщицу, оператора башенного крана, которая ― «золото». Почему золото? Потому, что имеет восьмилетний опыт управления краном и, что немаловажно, опыт работы на российских инфраструктурных объектах. Почему встречаю на ж/д вокзале своего родного города? Отсюда ближе до новой площадки, которую я обязан ей показать. А также временно поселить её в городской гостинице, предприятие-де оплатит.

Утро, половина седьмого по местному времени. Я стою возле автомобиля на железнодорожном вокзале своего города. Подходит поезд «Москва ― Магнитогорск», из него на перрон выходят немногочисленные пассажиры. Можно не торопиться, ведь поезд будет стоять здесь более получаса. Мне на телефон поступает звонок, я отвечаю, описываю, где и как я стою, и, отделившись от толпы, в мою сторону направляется высокая светловолосая девушка.

Её зовут Валерия, ей 30 лет, она из Западной Белоруссии, из Лидского района Гродненской области. Родилась, выросла и поныне официально проживает не в самой Лиде, а в маленьком западнобелорусском селе. До границы с Польшей, да и с Литвой тоже, буквально рукой подать. Она выросла в многодетной семье, где, кроме неё, ещё есть старшие брат и сестра. Мама воспитывала их одна, отец очень рано умер вследствие несчастного случая.

Её брату 32 года, у него техническое образование, и вот уже 10 лет он живёт и работает в России, в городе Миассе Челябинской области. Купил жильё, создал семью, на родине бывает очень редко.

Старшей сестре 37 лет, есть ребёнок, девочка. Сестра готовится переехать в Россию, поскольку дала согласие выйти замуж за предпринимателя из Нижнего Новгорода. То есть дочь пойдёт в первый класс уже в русскую школу.

С мамой всё сложно. Она, хоть и является гражданкой Белоруссии и этнической белорусской, самая что ни на есть настоящая порохоботка ― симпатик Петра Алексеевича Порошенко. В планшете посредством YouTube она каждый день смотрит выступления экс-президента, а ныне депутата Верховной рады Украины.

Самое удивительное то, что она с симпатией относится и к Александру Григорьевичу, и ей нравится, когда он в своих выступлениях или интервью называет Петра Алексеевича дорогим другом. И да, ей не нравится парочка роликов, где Порошенко посмел «наехать» лично на Александра Григорьевича. Но на сегодняшний момент Пётр Алексеевич таких «зашкваров» не выдаёт, так что она с удовольствием смотрит его выступления и интервью.

Также Валерия утверждает, что её мама не считает, что в Донбассе идёт русско-украинская война, говорит, что украинцы, конечно, преувеличивают ― налицо-де конфликт политический. Но в этом конфликте она всем сердцем и душой на стороне Украины.

История жизни Валерии, как и всякого заробитчанина, очень интересная и насыщенная. В возрасте 20 лет, в 2011 году, она стала обладателем удостоверения крановщицы и поехала работать на стройку в Минск. В том же 2011 году брат уехал на работу в Россию, в далёкий уральский город Миасс. Сестра осталась жить с матерью, на тот момент она уже несколько лет как работала на местной агроферме, была на хорошем счету.

В Минске Валерия получала довольно хорошую зарплату, вместе с двумя другими молодыми девчонками снимала квартиру, так что хватало и матери немного денег посылать, и откладывать потихоньку.

Проработала она так два года, до 2013-го. Как она сама выражается, «мама всё-таки доконала». Ей очень хотелось, чтобы её дочь попробовала свои силы в Европе, благо граница рядом. Пилила-пилила дочку во время её приездов домой, вот и допилилась. Как только Валерия дала согласие, мать на следующий же день съездила в Гродно и привезла ей заветную бумажку: вызов-приглашение на работу в Польшу. Липовый, естественно. Чтобы в польском консульстве без проблем визу «шлёпнули».

И Валерия двинула в Польшу. Объездила строительные предприятия в Варшаве, Кракове, даже в Гданьске побывала. Никто белорусскую девчонку, пусть и с опытом работы, оператором башенного крана брать не хотел.

В итоге после целой недели безуспешных разъездов и ночёвок в хостелах, благо были накопления, устроилась продавцом одежды в маленьком польском городке, недалеко от польско-белорусской границы. Не поехала домой, потому что не любит отступать, да и не хотелось давать повода для пересудов «добрым людям», которые всегда рады посмаковать чужую неудачу.

Плюс был один: добрая польская пани, хозяйка магазина, посмотрев на неё красивыми серыми глазами, сказала: «Оставайся жить у меня во флигеле, не надо тебе, девочка, в общежитие». Она имела в виду те на скорую руку слепленные из шлакоблоков здания, которые предприимчивые поляки возводили (да и сейчас возводят) специально для украинских и белорусских заробитчан. Она поведала ей о недавнем происшествии, когда украинские работяги, изрядно подвыпив, заманили к себе в комнату и снасильничали свою же землячку.

Флигель же только назывался флигелем. Это была обыкновенная летняя кухня, каких полным-полно в частных подворьях России, особенно в Курской, Воронежской и Белгородской областях. Да, туда были проведены вода и электричество, газа не было, но были умывальник и ванна. Готовила Валерия на маленькой электроплитке, обогревалась во время холодов маленьким электрическим обогревателем.

Но всё же за это пусть маленькое, но ухоженное и по-своему уютное жилище не надо было платить, Валерия только оплачивала по индивидуальным счётчикам воду и электричество. Во многом благодаря проживанию в этом флигельке она сумела поднакопить неплохую сумму. Если бы она платила за жильё, то накопления были бы значительно меньше.

Летом 2014 года Валерия вернулась в Белоруссию. На Украине только что отбушевал Майдан, Крым уже стал частью России, поэтому её мама чуть ли не каждый день звонила сыну на Урал, пытаясь вернуть его в Белоруссию. Дескать, нечего работать на этих русских и на Путина.

Но у Валерии были свои заботы: она хотела вернуться к своей настоящей профессии, хотела опять стать оператором башенного крана, а для этого после годичного перерыва требовалось пройти курсы повышения квалификации и переаттестацию.

Знающие люди из Минска ей шепнули, что лучше бы ей это сделать в России: и корочка ценится, даже в Белоруссии, и работу быстрее найти можно, если в резюме будет отражено российское учебное заведение. Причина проста: такие курсы в России проходят на так называемых учебных комбинатах ― учебных подразделениях при больших строительных трестах. А в лимитрофах в большинстве случаев это шарашкины конторы.

Ну а дальше понеслось: скандал с мамой, сбор вещей, отбытие в Россию, съём квартиры на три месяца и учёба в комбинате.

Валерию заметили в учебном комбинате, и она получила приглашение на работу в России, осталась. А ещё через три года уже работала на крупных инфраструктурных стройках нашей с вами родины и работает на подобных стройках и поныне.

Пока я вёз её к гостинице, мы успели разговориться, и к концу десятиминутной поездки разговаривали вполне непринуждённо. Я проводил её в холл, она зарегистрировалась, и я помог ей поднять вещи на третий этаж, прямиком до её номера. К моему удивлению, она не захотела отдыхать, а изъявила желание, если я не против, выдвинуться на стройплощадку немедленно, что мы и сделали.

Пока мы ехали, я заводил разговор на самые разные темы. Держу пари, что вам будет интересно посмотреть её глазами на некоторые вопросы.

Вот что она говорит о себе и неоднородности отношения к России: «Я польская белоруска, причём настоящая, не записная. Во мне есть польская кровь, досталась от отца. Но я отношусь к России нормально, а тебя это удивляет. Если честно, то в моей Гродненской области, где проживает больше миллиона человек, гораздо больше симпатиков России, нежели в Минске! Да-да, поверь мне, я жила там два года, ещё до украинского Майдана. Минск, он, как вы это называете, город “упоротых”. А в моей области минимум четверть или даже треть жителей симпатизируют России и восхищаются вашим президентом. Так где больше симпатиков России, в Гродненской области или в Минске?»

О России и Белоруссии: «Я очень люблю свою Белоруссию, это нормально, ведь я белоруска. Но в России мне нравится, и, пусть меня извинят наши телевизионные балаболки, в плане “социалки” Россия уж никак не сильно отстаёт, а кое-где и опережает Белоруссию. Посмотри хотя бы выплаты молодым семьям».

О маленьких городах России: «Ты вот не без оснований говоришь, что такого количества развлекательных заведений и такой развитой инфраструктуры, как в российских маленьких городах, нет в маленьких городах Украины. Такого нет и в маленьких городах Белоруссии. Мало того, такого нет и в Польше. В городке, где я жила, населения было совсем немного поменьше, нежели в твоём городе. Но такого количества развлекательных заведений, специализированных магазинов, парков и скверов там и в помине нет. Видишь ли, некоторые наши граждане считают, что вся Польша представляет собой этакие Варшаву и Краков, размазанные по всей территории. Нет. Польша ― это отдельные красивые Варшава и Краков и множество маленьких городков, больше похожих на деревни. По сравнению с ними твой город ― это просто вертеп развлечений и разгула, а уж Миасс, где живёт мой брат, это вообще просто Лас-Вегас».

О расходах на еду: «Россияне и белорусы более вольготны в покупке еды, нежели жители, к примеру, Польши. Да, там больше зарплаты, нежели в Белоруссии или в России, но и цены на продукты выше. По кошельку россиянина может ударить только лень, если он не готовит, а заказывает еду с доставкой или постоянно ходит по кафе и ресторанам. А мне, проживая в Польше, приходилось внимательно смотреть на ценник, прежде чем класть продукты в корзину. К примеру, очень вкусные сосиски, которые мне нравились, в 2013 году стоили в польском супермаркете 36 злотых (почти 700 рублей) за упаковку. Я их иногда брала, конечно, но редко. Чаще брала куриные по 10 злотых (190 рублей) за упаковку на момент 2013 года. А в обеих упаковках всего по 10 сосисок! Овощи вообще не брала в супермаркетах, ходила закупаться на симпатичный крытый овощной рынок, там цены были более доступные. И вообще, в польском городке, где я жила и работала, я не встречала покупателей, как в России, которые спокойно доверху набивали огромную коляску в супермаркете и шли на кассу. Там считают каждый злотый. Такое я видела только в России, Белоруссии и в американском кино».

О благоустройстве: «У нас в Белоруссии что “упоротые”, что нормальные люди ― все гордятся чистотой улиц. У вас в России некоторые люди этого не ценят. Да, маленькие городки в России разные, но коммунальные службы, в целом, работают хорошо. Я жила в Польше и могу сказать, что там всё-таки грязнее, чем в России. То и дело натыкалась на бычки на тротуаре, пустые банки и бутылки и прочее. Да, в Польше дела обстоят лучше, чем, например, в Чехии, там вообще ужас-ужас, у меня там подруга работала, но с чистотой улиц российских маленьких городов не сравнить».

О том, где планирует жить: «Если я и перееду куда-то из Белоруссии на ПМЖ, так это в Россию. Здесь у меня брат, скоро будет жить и сестра. На данный момент планирую только работать в России, а официально жить в Белоруссии, в родном Лидском районе».

Об «упоротых»: «Это те люди, которые, как правило, о Европе ничего не знают от слова “совсем”, а о России черпают представление из многочисленных пропагандистских СМИ. Они живут в каком-то своём мире, а я не психиатр, чтобы лечить их душевные болезни. Хотят так думать ― пусть думают. Как правило, одной “ходки” на работу в Польшу или Чехию хватает, чтобы переменить своё мнение. Они, как и я, увидят там бычки на тротуарах, высокую коммуналку, дорогие продукты и много других проблем. А кому этого не хватит, чтобы спуститься с небес на землю, тому уже ничто не поможет».

Не знаю, кому как, но мне её отношение к моей стране понравилось. Она не испытывает пылких чувств к моей стране, но она её УВАЖАЕТ, и мне этого достаточно. Она любит то место, где родилась, и это нормально. Но она не лезет со своими порядками в чужой монастырь.

От себя скажу: нам нужны именно такие спецы в стройке. Которые будут нормально и молча работать, не будут обливать мою страну грязью и ходить по всяким митингам, выдавая себя за недовольного властью россиянина. Нам нужны люди, которые будут на благо моей страны применять свои навыки и знания и получать достойную оплату своего труда, только и всего.

Девушка, прогостив два дня, уехала, чтобы через полтора месяца вернуться. Будет жить в моём городе, а квартиру будет снимать в моём же дворе, в многоэтажке напротив. Мои знакомые давно сдают квартиру, и мы в последний день её пребывания в моём городке наведались туда, чтобы посмотреть квартиру и договориться с хозяевами.

Она им понравилась, и это естественно, она ведь девушка, к тому же работает в солидной организации, значит, с квартирой всё будет в порядке. И я более чем уверен, что и новенький красавец башенный кран будет в опытных, уверенных и надёжных руках.

Анатолий Урсида,

Источник