Военные специалисты
EnglishРусский

Растаскивание украинских земель без шума и пыли

Растаскивание украинских земель без шума и пыли

Ceterum censeo Ucraina esse delendam

17 декабря сего года Верховная рада Украины приняла Закон «О государственной поддержке проектов со значительными инвестициями». На официальном сайте ВРУ можно ознакомиться с его текстом как законопроекта № 3760.

Не знаю, с какого перепоя за этим документом закрепилось неофициальное название закона про инвестиционных нянь, так как между официальным и медийным названиями столько же общего, как между симпатичной няней в чепчике и таким карателем, как князь Иеремия Вишневецкий и прочие магнаты.

Итак, с легкой подачи Сеньки-Кролика, в простонародье именуемого Арсением Яценюком, Украина превращается в Великую аграрную державу. Такое название появилось не как лозунг. Это квинтэссенция нашего тренда деградации. И внутри этого же тренда перед украинским олигархатом была поставлена задача тонко и красиво приобрести черты польских магнатов XVII века. Завладеть землей. Всей. А голого короля оставить развлекаться с депутатами. Пока парламентско-президентская надстройка еще нужна.

Итак, прежде чем написать несколько страниц о том, что же все-таки приняли не отягощенные интеллектом украинские депутаты, должен обратить внимание читателя на то, что с приходом нашего любимого клавир-пенис-шпилера начался активный уход земель из государственной собственности. На уровне регионов к концу года в государственной собственности остались лишь жалкие объедки, которые не берут даже задаром. Но вот великим лендлордам казенной земли: лесов, заповедников, военных предприятий ― еще есть чем поживиться. И первое блюдо в виде вышеуказанного закона на стол украинских упырей подано.

Следует заметить, что многие участки государственной земли уже имеют как бы тайных собственников. Официальный уход земель к ним будет зависеть лишь от количества денег, за которые магнат решит с центральной властью вопрос ухода казенных, а в некоторых случаях и общественных земель себе любимому, а также от договоренностей с такими же магнатами о разделе сфер поедания украинской земли, так как любой спор между магнатами будет повышать цену того или иного земельного участка, за которую Киев его уступит победителю.

Есть две причины принятия такого законного механизма ликвидации украинских государственных земель. Первая ― наличие крупных капиталов на руках, которые нельзя вложить в недвижимость (так как рынок недвижимости конечен, а капиталы слишком большие и их нельзя вложить в производство). Вторая ― их нельзя вывести за границу, потому что американо-европейско-еврейские хозяева это сделать не позволяют. Поэтому и идёт формирование латифундий с параллельным формированием феодального класса украинских земельных магнатов.

Итак, первое, на что обращается внимание в законе (позвольте его уже так называть), то, что уход земли будет производиться в том числе на основании двух договоров: специального инвестиционного договора и договора аренды земли. Вообще в девятнадцати статьях закона земельной сфере уделяется значительное внимание, что невольно наталкивает на мысль, что он имеет отношение не к сфере правового регулирования инвестиционной деятельности на Украине, а к сфере земельных вопросов.

Думать же о том, что этот закон может иметь хоть какую-то инвестиционную направленность, по меньшей мере неприлично, так как ни один адекватный человек не будет вкладываться на Украине в созидание. Сохранение награбленного и еще немножко пограбить ― единственные направления инвестирования, куда может вложиться украинский правящий класс.

Итак, допустим, что все же нашелся больной на голову бизнесмен и таки решил инвестировать денежку в Украину по-честному. В законе его называют «Заявитель». Первое, что он должен знать, это то, что формальная, без накруток, цена каждого проекта стартует от 30 миллионов евро (соответственно, и участка земли). Потом от общей суммы проекта Заявитель должен рассчитать реальную цену, которую он должен заплатить власти.

Особенность закона, который подается как уменьшение мытарств по инстанциям, по сути, верная: консультации с тем, у кого хотят отобрать землю, позитивное решение Минэкономразвития (уже его головная боль Антимонопольный комитет, Минфин и Минюст), позитивное решение Кабинета министров (+ добрая воля гор- или сельсовета, если Заявителю взбредет в голову покуситься на коммунальные земли). Потом Заявитель создает Инвестора (украинское юрлицо), а Кабинет министров уполномочивает того, кто будет подписывать специальный инвестиционные договор от имени правительства, а также решает вопрос о выделении запрашиваемого участка земли под инвестиционную деятельность.

Поскольку с государственными землями бардак несусветный и многие имеют лишь советские документы на право постоянного пользования (соответственно, эти участки: не зарегистрированы на Украине, не имеют кадастровых номеров и не имеют зарегистрированных имущественных прав), такой участок под инвестиционную деятельность, скорее всего, будут не выделять из ранее созданного советского участка (так как его оформление сопряжено с массой проблем и потребует значительного времени), а нарезаться по новой. Но даже если участок казенной земли и оформлен, то по указанию Кабмина из него будет выделен запрашиваемый ломоть Инвестору и оформлен со всеми тонкостями современного украинского законодательства. Причем распорядителем данного участка, как и будущей стороной договора аренды земли, будет соответствующая районная администрация.

Итак, заявитель создал Инвестора, а районная администрация по указанию Кабинета министров оформила участок земли под инвестиционный проект. Заключается трехсторонний специальный инвестиционный договор: Кабмин (через уполномоченного), Заявитель (магнат) и Инвестор (созданное Заявителем юрлицо). На основании специального инвестиционного договора между Инвестором и районной администрацией заключается договор об аренде земли.

Следует заметить, что Инвестор может получить разных няшек от государства и местной власти до 30 процентов от своих капиталовложений. Это как льготы, так и различные капиталовложения в близлежащую инфраструктуру. Причем, по идее, должна проводиться ежеквартальная сверка уровней.

Итак, если предположить, что наш магнат оказался честным и будет находиться в инвестиционных договорных отношениях 15 лет (максимальный срок), а в арендных отношениях 15 + 15 лет (максимальный срок), то через 30 лет у Сторон появится вопрос, а что же все-таки делать с землей? Скорее всего, там будет уже недвижимость Инвестора и он сможет претендовать на право собственности на этот земельный участок. Но даже если это будет простая земля для сельскохозяйственного производства, не исключено, что через 30 лет бывший землепользователь или скончается, или забудет, зачем ему вообще нужна эта земля, или попросту не сможет доказать свои права на нее. Таким образом, Инвестор, вероятнее всего, приложит усилия и получит эту землю в свою собственность.

Но это путь реальной инвестиции, где получение земли ― вопрос вторичный. Для маскировки отрабатывать весь проект слишком сложно. Тем более Инвестору надо что-то строить, а не по привычке грабить.

Более простой путь ― это если после заключения двух договоров по преступному сговору между Кабинетом министров и двуличным магнатом (Заказчик + Инвестор) специальный инвестиционный договор разрывается, а арендный договор между районной администрацией и Инвестором остается в силе. Тогда и вкладываться не надо, и ждать пятнадцать или тридцать лет не надо. Все можно сделать проще и быстрей.

Но еще более простым и надежным (как револьвер) способом является схема, при которой земельный участок сформирован, а специальный инвестиционный договор не заключён или не заключен арендный договор. В таком случае районная государственная администрация с легкостью сможет распорядиться этим земельным участком по усмотрению влиятельных людей (через 12 и, соответственно, 6 месяцев), и вряд ли кто-то вспомнит о бывшем пользователе этого земельного участка. Тем более что и прав-то у него, скорее всего, к тому времени не будет.

А теперь переходим ко второму блюду. Фактически пользователь государственной земли сейчас как бы может заблокировать уход от него участка, на который нацелился Инвестор с проплаченным Кабмином. Самый простой способ ― убедить нынешнего пользователя земли добровольно отказаться от своего права пользования тем или иным участком или его частью. По логике, иначе может начаться грызня. Но на практике вряд ли кто-то из государственных лендлордов осмелиться бросить вызов всемогущему ахметовскому Шмыгалю. Такой смелый будет или куплен, или размазан. Это если будут кушать участок из уже оформленного участка государственной земли. Но если на участок государственной земли есть лишь советские государственные акты (а зачастую лишь копии таких актов), вряд ли пользователь земли сможет адекватно защитить свои права.

Но и это еще не все. С приводом клоуна к власти остатки людей в Раде начали поговаривать о том, что будет отказ от института постоянного пользования землей вообще. Скорее всего, депутаты к осени порадуют нас этим. Можно предположить, что будет предложена какая-то переходная процедура для пользователей земли, пока они не возьмут ее в аренду. Но скажите, пожалуйста, какой идиот будет ждать? Города и села заберут себе государственную землю на своей территории, а районные администрации ― на своей. Оформят, сдадут в аренду, продадут, а потом еще раз продадут, да так, что и глазом не успеешь моргнуть (если судить по опыту работы 2019–2020 гг.).

Таким образом, политика президента Зе явно направлена, с одной стороны, на максимальное сокращение государственной собственности, а с другой стороны ― на поиск возможностей вкладывания (прятанья) честно награбленных капиталов, что, в свою очередь, будет максимально способствовать окончательной деградации центральной власти и усилению феодальной раздробленности Украины.

Есть, правда, еще версия сторонников Зе, что таким способом их Наполеончик хочет заманить на Украину западные компании и выставить их своеобразным щитом перед русскими, но она имеет присущий всем «зеленым» прожектам огрех: исходит из того, что куклы умнее кукловодов.

Сергей Климов,

Источник