Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Белорусская АЭС как ядерный полигон в Европе

Белорусская АЭС как ядерный полигон в Европе

То, о чем в течение многих лет миру вещали российские атомщики и бессменный глава Беларуси Александр Лукашенко, наконец, свершилось. В красный день календаря, то бишь 7 ноября, непризнанный в мире президент дал в прямом эфире команду ввести в действие первый блок АЭС и амбициозно объявил страну ядерной державой. Если учесть, что атомная станция — это палка о двух концах, то есть технология двойного назначения, — то можно сказать и так. Однако музыка играла недолго — уже на следующий день хваленое чудо российских атомщиков, не успев как следует «зафурычить», забарахлило и замолчало.

О том, что на новоиспеченной АЭС произошла «серия взрывов», сообщили местные СМИ со ссылками на очевидцев и источники на станции. Новость в такой пугающей интерпретации появилась и во многих российских и западных медиа. Однако власти Беларуси опровергли информацию о взрывах, но замолчать немедленную остановку разгоняющегося блока АЭС не смогли.

Как пояснил журналистам вице-президент «Атомсройэкспорта» и руководитель строительства Белорусской АЭС (БелАЭС) Виталий Полянин, блок был внепланово отключен от сети действием электрической защиты, при этом все проектные алгоритмы и автоматика блока отработали без замечаний. Как оказалось, из строя вышли трансформаторы напряжения из измерительной схемы защиты блочного трансформатора из-за внутреннего короткого замыкания. Полянин отметил, что оборудование это — итальянского производства, и что вместо него теперь поставят отечественные трансформаторы.

В общем, выходит, виноваты итальянцы, поставившие некачественное электротехническое оборудование. (Наверняка соответствующим российским органам следует выяснить разницу в цене между чувствительной для АЭС продукцией из страны НАТО и российской. Сколько и кто получил командировочных в солнечную Италию и «откатов» за закупку для БелАЭС импортных «запчастей» на российский же кредит.)

А пока инцидент исчерпан, и Беларусь снова вернулась в строй «ядерных» держав, перезапустив первый блок АЭС после досадного происшествия на старте. В общем, всем спасибо, все свободны. Однако так думают, видимо, только атомщики, а местная и европейская общественность, особенно в сопредельных балтийских странах, продолжает бурлить и обсуждать, каких еще сюрпризов можно ожидать от этого ядерного новичка. Замечу, БелАЭС — первая за много лет новая атомная станция, построенная в Европе. (Хотя здесь давно запущен как раз обратный процесс — ее страны избавляются от АЭС. Самый яркий пример — Германия.) И главное — российские атомщики впервые использовали на АЭС за рубежом реакторы типа ВВЭР-1200 поколения ІІІ+. Внутри самой России два таких эксплуатируются на Нововоронежской АЭС-2. Первый введен в эксплуатацию три года назад, второй — в прошлом году. А также — один реактор такого типа на Ленинградской АЭС с 2018 г. То есть ни о какой особой «референтности» реакторов нового поколения пока говорить не приходится. Скорее, речь идет об их форсировании.

И именно эта сторона дела волнует неангажированных специалистов больше всего: насколько безопасны реакторы нового поколения ВВЭР-1200. Серьезные опасения насчет него были высказаны специалистами в 2016 г., когда на стройке БелАЭС случилось серьезное ЧП — корпус реактора «коснулся земли» (так толерантно говорят атомщики), то есть его уронили (так говорят критики). Тогда среди заинтересованных лиц развернулась бурная дискуссия. Не о самом факте падения реактора, а вообще о его качестве и безопасности.

Вот как прокомментировал тогда ситуацию литовскому интернет-изданию Delfi белорусский физик-атомщик с 35-летним стажем, директор Института гуманитарных и экологических технологий Егор Федюшин: «Реактор (…) — это сложная конструкция, есть сварные соединения, устройства внутри корпуса. И я думаю однозначно — этот корпус нужно отправлять назад в Волгодонск. …построенный там корпус для Беларуси — нереферентный. (…) На этом реакторе опыта работы нет, тем более, он изготовлен в Волгодонске, на новом производстве. Сами понимаете, что такое новое производство». Речь идет о том, что корпус реактора для БелАЭС, изготовленный на производственной площадке «Атоммаша» в Волгодонске, стал первым для этого предприятия, выпущенным в 2015 г. после почти 30-летнего перерыва. Именно поэтому белорусские физики (и не только) отбивались от этого «блина» еще до истории с его падением. В общем, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Егор Федюшин завил тогда же СМИ, что «я бы отправил этот реактор обратно и затребовал новый, референтный».

Что значит референтный? Это реактор, построенный и многократно испытанный в стране-разработчике.Это значит, что россияне новый реактор должны построить, проверить, доработать (они всегда дорабатываются в процессе эксплуатации) — и уже потом, убедившись в его надежности и безопасности, предлагать в другие страны. Такова мировая практика.

В связи с «касанием земли» корпусом реактора для БелАЭС тогда всплыли и другие подробности кухни атомщиков. Российская журналистка Надежда Попова, пишущая на атомные темы, обратилась в МИД РФ. В письме, опубликованном оппозиционным изданием «Белорусский партизан», помимо прочего, утверждалось, что в октябре 2015 г. журналисты уже ставили МИД России в известность о ядерном реакторе для белорусской АЭС, «который был собран из старых комплектующих за рекордно короткие сроки».

О секонд-хенде, который якобы использует корпорация «Росатом» для сборки новых реакторов, уже давно пишут некоторые СМИ. В частности, старое оборудование, привезенное из болгарской АЭС «Белене», было установлено на Калининской АЭС в Тверской области. Об этом рассказывал мне депутат городского совета города Удомля (близ которого расположена АЭС), в недавнем прошлом — мэр, краевед и редактор газеты «Голос Удомли» Дмитрий Подушков. Судя по публикациям в прессе, были и другие подобные случаи. Насколько мне известно, никто из российской атомной верхушки так и не опроверг эту информацию.

Но, может быть, в таком подходе атомной корпорации кроется дешевизна строительства российских АЭС по всему миру? Может, и в мировой практике использование старых элементов в новых реакторах стало нормой, а потому зря несогласные атомщики и журналисты ломают копья? Внятного ответа на эти вопросы до сих пор нет.

Зато вот последняя новость по теме: «уроненный» в 2016 г. реактор был заменен тогда (видимо, из-за шума общественности и протестов белорусских экспертов, а также — сопредельных стран) на реактор такого же типа, предназначенный для сооружения Балтийской АЭС в Калининградской области, строительство которой было признано нецелесообразным и остановлено. Интересно, что предлагаемый вместо «уроненного» реактор был произведен на старом (проверенном) предприятии «Ижорские заводы», входящих в группу «Объединенные машиностроительные заводы». Это именно то, чего и добивались белорусские специалисты — лишь бы не новичок.

А «коснувшийся земли» реактор для БелАЭС возвращен на площадку «Атоммаша» в Волгодонске. Как сообщил СМИ Виталий Полянин, вице-президент «Атомсройэкспорта» и руководитель строительства Белорусской АЭС, «он (реактор) после всех проверок признан абсолютно пригодным к эксплуатации».

Хорошо, конечно, что пригоден — ведь стоимость реактора нового поколения — не две копейки. (Кстати, Москва заменила упавший реактор на другой, не требуя от Минска никаких дополнительных трат.) Но вот что волнует специалистов: если с ним на самом деле все в порядке, то зачем было его менять? Об этом «атомное» начальство хранит молчание.

Впрочем, теперь за дальнейшую судьбу «уроненного» четыре года назад реактора можно не волноваться. Наверняка его пристроят — если не в России, то на Западе или Востоке. Ведь, как сообщил в «Коммерсанте» Полянин, «работа по вводу этих блоков (ВВЭР-1200 нового поколения) в мире будет идти еще быстрее. …мы плотно работаем с финскими коллегами над получением разрешения на сооружение аналогичного блока в Финляндии, идет работа с Венгрией над получением разрешения на сооружение двух блоков аналогичного дизайна (АЭС „Пакш-2“), сооружается АЭС в Турции. Мы собираемся построить первую атомную станцию в Египте, в активной фазе ведем переговоры с Узбекистаном».

Планов громадье впечатляет. Правда, не знаю насчет узбеков, но вот финны, полагаю, наверняка будут рады получить хоть и маленько «битый», но все же «пригодный» реактор на свою АЭС. Вдруг и скидка будет хорошая?

Алла Ярошинская

Источник