Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Социалистическая модернизация в КНР в решениях Октябрьского пленума ЦК КПК

Социалистическая модернизация в КНР в решениях Октябрьского пленума ЦК КПК

На фоне крупнейших международных событий, которыми богата нынешняя осень, как-то на второй план отходят внутренние проблемы. У каждой страны и группы стран они свои. Но если коллективный Запад дружно бьется в коронавирусной истерике, сгущая краски и при этом не обращая внимания на растущие протесты собственного населения, а в США на эпидемическую эпопею накладываются еще и факторы углубляющегося общественного, в том числе расового раскола и электорального противостояния, то Китай давно уже снял вирусную тематику с повестки дня. Сложная динамика глобальных событий, лейтмотивом которой для Поднебесной является углубляющееся противостояние с США, не становится препятствием для поступательного внутреннего развития, рубежом которого в текущем году является завершение XIII пятилетки и запуск с января 2021 года следующего, XIV пятилетнего плана. Отличительной чертой нынешней смены пятилеток следует считать то обстоятельство, что на 2021 год приходится столетие создания КПК. К этой дате были приурочены планы строительства в стране общества среднего достатка (или, в терминологии КПК, «средней зажиточности»), составляющего первый этап стратегического развития страны, провозглашенного Си Цзиньпином в контексте концепции «великого возрождения китайской нации».

Данному кругу вопросов — отчету о выполнении этой задачи и постановке последующих — был посвящен очередной пленум ЦК КПК, состоявшийся в Пекине с 26 по 29 октября. И недавно в китайских СМИ обнародованы его основные итоги. Поскольку в нашей стране уже выросли и вошли в жизнь два поколения, незнакомые со стилистикой крупнейших руководящих партийных мероприятий такого уровня, которые аналогичным образом проводились и в СССР, имеет смысл предложить читателю конспективное изложение основных вех доклада, с которым выступил Си Цзиньпин. И которые легли в основу решений пленума. Для нас это не менее важно, чем для китайцев, ибо не является секретом бурный рост среди российской молодежи популярности идей социальной справедливости и социализма, а также, соответственно, советского исторического опыта. Приобщиться к этой традиции, сохранившейся для нас благодаря Китаю, подъем которого, чего не скрывают сами китайские лидеры, тесно связан с идеями и наследием Великой Октябрьской социалистической революции в России, нашей стране важно и ради дальнейшего стратегического сближения Москвы и Пекина, и в целях осмысления собственных исторических перспектив. Когда мы до этого, наконец, доживем и выйдем из затянувшейся депрессии, вызванной распадом СССР, это, без сомнения, побудит нас с благодарностью отнестись к сохранившим данное наследие китайским товарищам.

И особенно хотелось бы здесь подчеркнуть абсолютную неоправданность излюбленных спекуляций российских буржуазных СМИ насчет того, что в КНР якобы произошла «капиталистическая реставрация». Лживость этого тезиса легко доказывается двумя фактами. Тем, что в Китае не проводилось масштабной приватизации и сохранилось абсолютное доминирование общественных форм собственности на средства производства; причем с прихода в 2012 году к власти Си Цзиньпина ее удельный вес в общей структуре экономики только вырос. А также тем, что частные компании, включая знаменитый высокотехнологичный сектор, во-первых, выросли не вместо и не на месте государственных и народных предприятий, а рядом с ними. То есть за счет инициативы и компетентности их учредителей, владельцев и менеджмента, а не путем «большого хапка» и присвоения нуворишами общенародной собственности. Во-вторых, становление частного сектора происходило под жестким партийным контролем, в условиях, по сути, обязательного членства предпринимателей в КПК, и это существенно ограничивало как амбиции и аппетиты нарождающегося бизнеса, так и способы их удовлетворения, оказывая также влияние на преобладание частных компаний промышленного, производственного профиля. Как зафиксировано в материалах пленума, частный сектор лучше государственного перераспределяет ресурсы, и это положение перекочевало в них прямиком из доклада Си Цзиньпина на XIX съезде КПК в октябре 2017 года.

Первая часть — констатирующая, она связана как раз с идеологией. Вот как звучит это в материалах пленума. «Высоко держа великое знамя социализма с китайской спецификой, руководствуясь учением марксизма-ленинизма, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина, важными идеями концепции «трех представительств», концепцией научного развития и идеями Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху…» Вспомним опыт нашей Компартии. В отличие от И. В. Сталина, подчеркнуто сохранявшего преемственность вплоть до XIX съезда КПСС, где он в 1952 году повторил ленинский тезис о своеобразии революций на Востоке января 1923 года, Хрущев первым делом Сталина «развенчал», положив начало чехарде перекройки партийно-государственного курса с каждым новым лидером. А вот китайская преемственность, включенная в материалы пленума из партийного Устава в редакции XIX съезда КПК, протянута через пять ротаций с переходом власти к следующим поколениям руководителей. Мао, Дэн и Си указаны прямо, а что касается Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао, то их вклад упакован в концепции соответственно «трех представительств» и «научного развития», на базе которых осуществлялось их правление. И все это с привязкой к марксизму-ленинизму и коммунистической перспективе опять-таки из материалов XIX съезда КПК. Ни один этап не выброшен! Как сохранена приверженность и верность генеральной цели.

Далее. Пленум констатировал неуклонное следование курсом реформ и открытости как базовой концепции, позволившей одновременно и быстро справиться с эпидемией, и обеспечить возобновление социально-экономического развития. Главными достижениями в контексте рубежа 2021 года провозглашены ликвидация бедности и взятие под контроль экологической обстановки, до этого весьма сложной, особенно в многочисленных мегаполисах. Эти результаты, как следует из материалов форума ЦК, достигнуты укреплением лидерства КПК и социалистического строя, государственной и партийной дисциплины, а также реформой системы государственного управления. Трудно не увидеть за этим впечатляющих успехов в борьбе с коррупцией, которым способствовала координация действий Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) с министерством контроля, полномочия которого были упорядочены и расширены в рамках административной реформы.

Вот конкретные результаты в социально-экономической сфере, зафиксированные пленумом на фоне стабилизации и продолжающейся оптимизации экономики:

  • ВВП в 2020 году ожидается выше 100 трлн юаней (около 15,25 трлн долларов);
  • из нищеты и бедности выведены почти 56 млн человек, преимущественно в сельской местности (здесь следует добавить, что эпицентром этой работы стали наименее развитые и наиболее проблемные регионы, в которых, как видно на примере Синьцзяна и Тибета, масштабы выведения из бедности существенно превышают средние по стране);
  • на уровне 650 млн тонн пятый год подряд стабильно держится объем производства зерновых культур;
  • заметно вырос уровень жизни и в городах и поселках, где среднегодовые темпы прироста новых рабочих мест превысили 60 млн;
  • построена мощнейшая система социального обеспечения: охват медстраха — 1,3 млрд человек, пенсионного страхования — около 1 млрд, и это без всяких манипуляций с пенсионным возрастом, который остается на уровне, унаследованном от СССР, — 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. Есть о чем задуматься в сравнении «дикого» капитализма с поступательно развивающимся социализмом? При том, что в материалах пленума ЦК КПК говорится о достижении социализмом в КНР пока лишь одной из низших ступеней развития.

Не скрываются и недостатки, к которым отнесены межрегиональная неравномерность и недостаточность развития, сложность административного и отраслевого реформирования, отставание от потребностей развития инновационного потенциала, слишком медленное укрепление фундамента сельскохозяйственного производства. Отдельно говорится и об экологических проблемах, но не в контексте удушения предприятий «углеродным налогом», как это предлагается в России Чубайсом и его приспешниками-либералами, а в интересах развития. Поэтому констатируется, что объемы выбросов будут расти, затем стабилизируются и лишь после этого начнут сокращаться по мере выхода промышленности на определенный технологический уровень. Ориентировочный срок достижения «углеродной нейтральности», то есть не остановки выбросов, а приведения их объемов в соответствии с поглотительным ресурсом окружающей среды, отодвигается на 2060 год. Развитие — прежде всего, и это невдомек тем, кто ставит себе целью подрубить экологическим способом отечественную промышленность. Причем Китай здесь не одинок: примерно тот же самый порядок действий по пресловутой «экологизации» теперь артикулируется и в США. Причем на основе двухпартийного консенсуса.

«Участники пленума полагают, что в настоящее время и в будущем развитие Китая все еще будет пребывать в периоде важных стратегических возможностей, однако в возможностях и вызовах произошли новые изменения. Современный мир претерпевает небывалые за столетие перемены, набирает обороты новый виток научно-технической революции и индустриальных преобразований, коренным образом меняется соотношение международных сил. Мир и развитие по-прежнему остаются главной темой эпохи», — так звучит в решениях пленума характеристика современного этапа глобального развития, из которого вытекают расставленные форумом приоритеты:

  • сочетание планов на новую пятилетку со стратегией социалистической модернизации к 2035 году (это промежуточный рубеж между 2021 годом и 2049-м, когда будет отмечаться второе из «двух столетий» — вековой юбилей создания КНР, к которому ставится задача превращения страны в развитую современную социалистическую державу). Особое внимание в этих планах, наряду с материальным производством и технологическим прогрессом, отводится здравоохранению, образованию и культуре;
  • во главу угла ставится дальнейшая оптимизация экономики на основе приоритетного развития внутреннего рынка; и это и понятно: в Пекине лишены иллюзий и хорошо понимают, что противостояние с США и Западом — это надолго при любых электоральных раскладах в Белом доме и Конгрессе;
  • инновационная модернизация промышленного и сельскохозяйственного производства, формирование открытой рыночной экономики на порядок более высокого уровня, чем сегодня, основанной на максимальной динамичности и креативности субъектов рынка;
  • безоговорочное условие любых трансформаций: постоянное совершенствование обороны и безопасности, как общественной, так и государственной;
  • формирование новой структуры развития под запросы внутреннего рынка; времена «мировой фабрики» безвозвратно уходят в прошлое, на Западе, особенно в США, вне зависимости от партийной принадлежности власти, промышленные цепочки будут возвращаться назад. Грядет «новая индустриализация», в которой у Китая уже не будет преимуществ последней четверти прошлого столетия; понимание этого побуждает к принятию соответствующих решений уже сегодня;
  • отдельная важная задача — оптимизация пространственного развития КНР; координация продолжающейся урбанизации с сопряжением региональных стратегий (в СССР, помнится, это именовалось «территориально-производственными комплексами»);
  • касаясь международного сотрудничества, значительное внимание уделено продвижению проекта «Пояса и пути», в котором, наряду с инфраструктурной составляющей, значительное внимание уделяется развитию культурного влияния, именуемого «мягкой силой».

Еще раз подчеркнем: речь идет именно о конспективном, буквально тезисном изложении материалов пленума, в основу которых был положен доклад, с которым выступил Си Цзиньпин. На даже эти тезисы показывают, каковой должна и может быть динамика развития, способного гибко и эффективно отвечать на растущие и усложняющиеся вызовы современности. В этом у нынешнего Китая есть чему поучиться. И делать это, вопреки некоторым спекуляциям, отнюдь не зазорно, ибо любой большой путь начинается с первого шага. Мы хорошо помним, что этот шаг только что появившимся народным Китаем был сделан при поддержке СССР. Пусть меняются времена и конкретные исторические интерьеры. Но дружба наших двух стран и регулярный обмен опытом развития, в том числе исторического, непременное условие упрочения суверенитетов и продвижения национальных интересов в непростой ситуации выпавшей на нашу долю современности.

Владимир Павленко

Источник