Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

Проблемы Кувейта демонстрируют стандартные сложности государств-производителей нефти, считает руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

Случай Кувейта показателен для всех нефтяных монархий

Коллапс энергетического рынка из-за «коронакризиса» создал огромные проблемы для стран-экспортеров нефти, включая Россию. Достаточно посмотреть на проблемы, с которыми столкнулась доходная часть российского федерального бюджета.

Только Россия является большой экономикой, поэтому успешно справляется с трудностями, а вот чистые экспортеры нефти поставлены перед вопросом не просто стабилизации расходов бюджета, а дальнейшего экономического выживания.

Через два месяца кувейтским властям будет нечем платить зарплату служащим и выплачивать социальные пособия, которые в данной стране превышают 2 тысячи долларов на каждую семью. В государственном секторе страны занято 80% трудящихся, поэтому в случае «дефолта» без средств к существованию останется большинство жителей этой монархии.

Дефицит бюджета Кувейта в текущем году составляет 46 млрд долларов, а средств Фонда благосостояния оказалось недостаточно для сведения финансирования текущих расходов. Единственным вариантом является увеличение государственного долга.

В Кувейте низкая диверсификация экономики, высокий уровень коррупции и обострившаяся борьба за власть – эмир находится в больнице, ему 91 год, а все правящее семейство включено в борьбу за порядок престолонаследия.

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

«Ситуация в Кувейте действительно показательная, причем в первую очередь для стран Персидского залива. Львиную часть доходов этих государств составляет производство и экспорт нефти», — констатирует Перов.

Бюджетная политика арабских государств не подразумевает бюджетного правила и цены отсечения, как в России, поэтому для них любой обвал на нефтяном рынке означает экстремальные проблемы с доходной частью государственного бюджета.

Тем более до «коронакризиса» в мире была непростая ситуация с ценами на нефть в 2014-2016 годах, когда спрос был нормальным, но котировки болтались на уровне в 20-40 долларов за баррель. Такие страны, как Кувейт, еще не успели переварить предыдущий кризис.

«В Кувейте и в Саудовской Аравии бюджет сверстан под высокие цены на нефть, а само сырье является главным бюджетным доходом. Остальные отрасли экономики данных государств не играют большого значения», — заключает Перов.

Неслучайно, что после прихода к власти в Саудовской Аравии энергичного принца Салмана там сразу поставили вопрос о диверсификации национальной экономики и создания в ней несырьевых инновационных секторов.

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

«Кувейт является первой ласточкой, потому что существуют проблемы у Саудовской Аравии и других государств. Все они столкнулись с экономическим кризисом из-за того, что их доходы упали. Для арабских стран-производителей нефти характерна ситуация раздутых расходов, поскольку в них проводилась особая социальная политика», — резюмирует Перов.

Арабские государства, включая Кувейт, пытались построить аналог социализма с перераспределением нефтяных доходов гражданам.

«Мы сегодня видим сильный удар по арабскому нефтяному социализму», — констатирует Перов.

У углеводородов большое будущее

Подобные события являются угрозой не только финансовой стабильности конкретных государств, но и будущему нефти в мировой экономике. Появились оценки, что нестабильность нефтяного рынка и новые энергетические технологии снизят могущество арабских монархий, которые, начиная с семидесятых годов, стали фактором мировых экономики и политики.

Это видно и по картелю ОПЕК, который без помощи России больше не может влиять на мировой рынок нефти.

«Проблемы Кувейта – это сложности конкретной страны, а не всей мировой экономики. В Кувейте должны сами как-то преодолеть эти проблемы, сократить государственные расходы и диверсифицировать экономику», — заключает Перов.

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

Как полагает эксперт, не надо верить прогнозам, что эра нефти прошла, и это сырье вместе с газом будет играть в мире меньшую роль

«Прогнозы о том, что зеленая энергетика будет увеличивать свою долю в энергобалансах и вытеснит ископаемое топливо, не оправдались. Глобальное потребление нефти и газа продолжает расти», — резюмирует Перов.

Данный тренд не линейный, у него возникли проблемы еще в прошлом году в связи с переизбытком предложения газа, которые были усилены «коронакризисом», но он сохраняется. Спрос на нефть и газ никуда не уйдет, поэтому мир продолжит делать ставку на углеводороды.

До 2020 года спрос на нефть и газа в мире постоянно и стабильно рос, поэтому мы вернемся к этому процессу в 2021 году.

«Вся статистика указывает на рост энергопотребления в мире, а зеленая энергетика не в состоянии удовлетворить растущий спрос, который постоянно демонстрирует мировая экономика. Она также скоро вернется к росту», — констатирует Перов.

Ничего страшного в мире не произойдет, пусть и цена в 140 долларов за баррель, которая была на пике 2008 года, вряд ли повторится. Спрос на углеводороды будет, и он обеспечит стабильное развитие мировой энергетики.

Экономический кризис в Кувейте поменяет подход к рынку нефти

«Цены на нефть выше 100 долларов за баррель были скорее случайностью, чем нормой. Они были вызваны излишней ликвидностью на рынке, а не реальным балансом спроса и предложения», — заключает Перов.

Никакая водородная энергетика, о которой говорят на протяжении текущего года, не сумеет вытеснить нефть и газ из мировой экономики.

Дмитрий Сикорский

Источник