Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Чтиво выходного дня. Мустафа закрывает глаза

В рубрике «Чтиво выходного дня» информационно-аналитический ресурс «Военное обозрение» представляет сценарий остросюжетной короткометражной драмы «Мустафа закрывает глаза».

Чтиво выходного дня. Мустафа закрывает глаза

Обращаем внимание общественности на то, что если у кого-либо возникнут ассоциации с какими-либо опубликованными ранее произведениями, то это не более чем надуманное. Любые совпадения в драме «Мустафа закрывает глаза» чисто случайны, а вопросы из серии «Что курили авторы?» рекомендуем адресовать напрямую в Нобелевский комитет и штаб отливки и штамповки «Оскаров», ибо в последние годы премии и награды дают за всякое…

Именно поэтому драма из рубрики «Чтиво выходного дня» вполне могла бы войти в список претендентов на международное лауреатство, если у выдающихся арт-режиссёров современности нашлась смелость это экранизировать. Итак, «Мустафа закрывает глаза» — короткий «оскароносный» (а мы – максималисты, сами понимаете) метр.

Мустафа проснулся в холодном вагоне. Из многочисленных щелей между досками ему в глаза могло бы светить солнце. Но солнца не было. Проклятый Сталин, ты украл у нас солнце, — хотел выругаться Мустафа, но чекист, прочитав его мысли, ударил по беззубой нижней челюсти прикладом винтовки. Потом тем же прикладом той же винтовки Мустафу ударил другой чекист. Потом – третий. Верно писал Резун-Суворов – у них одна винтовка на троих, — выплёвывая последний клык, процедил Мустафа.

Коллективизация отняла у Мустафы всё: семь мешков зерна, косу, две лопаты и коня, — всё, что Мустафа вместе с сестрой Зулейхой украли в соседней деревне. Цыганский табор тогда не простил Мустафе обиды и написал донос в ГубЧК. Через неделю в дверь к Мустафе постучали. Их было семеро. Мустафа нырнул в погреб, а перед этим успел выкрикнуть, что украсть коня его подговорила сестра. Сестру увезли в чёрном воронке на Лубянку сразу. Сталинских палачей не остановило даже то, что до Лубянки было больше тысячи километров. Но разве когда-то этих извергов что-то останавливало? — подумалось в погребе Мустафе.

С этой мыслью наступил 41-й. За это время он успел написать 7 томов военно-исторического исследования на тему «Если бы Гитлер не напал на СССР, СССР напал бы на свободную Европу». Этот труд голубиной почтой был унесён за пределы Советского Союза и впоследствии признан самой правдивой книгой о Второй мировой войне комиссией фонда «Объективная проза». А глава «Гитлер как жертва сталинской пропаганды» была удостоена панамериканской премии «Демократия и гласность года».

Мустафа понял, что главной ценностью в его жизни остаётся борьба за свободу и независимость. По радио, на каком-то неведомом ему языке, он услышал, что немцы стоят уже в 35 км от Москвы. Ну вот и всё, допрыгались! – Мустафа заканчивал письмо любимой сестре, ожидая освобождения непобедимой немецкой армией. Его охватил радостный восторг. Но восторг улетучился, ведь Мустафа рукою сталинских упырей был зачислен в списки стрелкового батальона. В первом же бою Мустафа проявил себя настоящим патриотом, перейдя на сторону непобедимых. Но случилось страшное – отряд непобедимых, в котором оказался Мустафа, попал в окружение.

Мустафа проснулся в холодном вагоне… Где-то – под Бранденбургом – русский Иван сейчас насилует 2 миллиона честолюбивых немок, — подумалось Мустафе. — Эх, а ведь какой был шанс пить баварское пиво и наслаждаться жареными колбасками, но кровавая гэбня сломала все перспективы.

Красноармеец протянул ему скрученный газетный клочок с махрой. Мустафа курил, и улыбка ликования гуляла на уголках губ его беззубого рта – на клочке газеты был профиль тирана Сталина, который догорал от неистовых затяжек Мустафы. Он закрыл глаза и… через полтора года вышел по амнистии. Проклятый Сталин, — подумал Мустафа и подал заявление на вступление в партию, чтобы получить должность бригадира в колхозе. Приближалось холодное лето 1953-го… Оттепель уже чувствовалась всеми фибрами души.