Латышский парень против африканских пиратов

При изучении трудовой биографии Роберта Димантса, может показаться, что это описание героя остросюжетного боевика. В 2006 году он побывал в составе военной миссии в Иране, потом охранял двух президентов Латвии, затем посольство США, а затем подал заявку и попал в международную охранную фирму, которая охраняла большие корабли от пиратов у берегов Африки. Именно эта работа на протяжении трех лет покидала его по свету и подарила самые захватывающие приключения.

От Ирака до нападений пиратов

Роберт говорит о себе, что он просто парень из Латвии. В молодости вступил в Национальные вооруженные силы и вместе с товарищами по оружию отправился в Ирак. Когда вернулся, понял, что служба в армии с ее безусловным подчинением не для него и пошел в президентскую охрану, в составе которой охранял и Вайру Вике-Фрейбергу и Валдиса Затлерса. Затем наступил момент, когда и эта работа ему наскучила. Ушел из армии и занялся охраной посольства США, попутно получив высшее образование в области психологии.

В 2013 году решил еще раз все изменить. «Увидел объявление, что международная охранная фирма GoAGT организует собеседование в Таллинне и записался. Они требовали, по крайней мере, пять лет службы в армии, боевой опыт, хороший английский, а также навыки и опыт службы командиров. Понял, что у меня все это есть и я подхожу. Поехал на собеседование, которое проводили британские инструкторы… из человек 60 отобрали 10, включая меня», — вспоминает Роберт. Отбор был жесткий, продолжался несколько дней, нужно было показать навыки стрельбы и тактические знания. После пришлось какое-то время посидеть на чемоданах, ожидая вызова.

Приглашение поступило 1 марта, а 3 уже надо было сидеть в самолете и через Лондон лететь на Шри-Ланку. «Там меня ждал агент, отвел на виллу, где ждала остальная команда с начальником-британцем. Началось знакомство с обязанностями и распорядком. Сначала был обычным стрелком. В наши прямые обязанности входило делать все возможное, чтобы защитить корабль от нападения пиратов. Это делалось с применением их же методов», — вспоминает Роберт.

На вопрос, насколько часто приходилось отражать нападение пиратов, он говорит, что иногда было тихо и не встречали никого, кроме дельфинов, а иногда их было очень много.

«Находясь в зоне пиратства, приходили в состояние боевой готовности. Это путь длиной примерно в неделю. Пираты обычно передвигаются на лодках, которые отходят от «материнского» корабля. Иногда они просто наблюдают, что происходит на корабле и есть ли у него охрана, но некоторые сразу стреляют. Наша задача — остановить их. Иногда по рации от других кораблей только и слышишь — на одних напали, на других напали. Наша вооруженная полуавтоматическим оружием команда всегда была наготове. Но, конечно, чаще всего все проходило спокойно», — говорит он.

На кону большие деньги — захваченные корабли нередко выкупали за десятки миллионов долларов — поэтому захватчики обычно готовы рисковать всем.

«Ходили из ОАЭ в Египет, приходилось пересекать Аденский и Баб-эль-Мандебский пролив — самое узкое место, там пиратов больше всего. Пираты — сомалийцы, но группировки не однородны и очень разные по составу. Есть простые бывшие рыбаки и крестьяне, которые нападают хаотично. Есть и очень хорошо организованные бандитские группировки с настоящим боевым опытом, которые нападают с конкретной целью. Есть и специалисты, которые выслеживают очень конкретную добычу и хорошо информированы. Это глобальный бизнес, который можно сравнить с рэкетом 1990-х, когда тоже «все» жили по определенным законам и знали, что можно, а чего нельзя», — по словам Роберта в СМИ шум вокруг сомалийских пиратов поутих, но проблема никуда не делать.

чвк латвии

В этом проливе у команды Роберта, которая охраняла судно длиной сотни метров, были и настоящие нападения пиратов. «Рутина такая, что каждый дежурит по четыре часа. Осматриваешь океан в бинокль и замечаешь все подозрительное, а, заметив, сообщаешь по рации. В тот раз была моя смена. Впереди шло судно, сзади — судно, все казалось мирным. Но внезапно увидел, что первое судно сменило курс, однако по рации ничего не сообщило. Тогда заметил «материнский» корабль пиратов — классический, как они обычно выглядят. На радаре было видно, что он приближается. В бинокль заметил, что от него отходят моторки с пиратами. Обслуга на корабле были все сплошь китайцы, по-английски не понимали, только капитан и первый помощник знали язык. Объяснил ситуацию, приказал закрыться внутри. Вызвал своих бойцов, те облачились в полную выкладку и заняли позиции», — вспоминает он.

латышские чвк

«Пираты подошли ближе, начали сразу стрелять по нам, кидать гранаты, но быстро поняли, что у корабля вооруженная охрана. Сделали предупредительные выстрелы. Ну, они поняли, что борта у нашего судна высокие, позиции у нас — хорошие, а они внизу в утлых лодках, шансов нет. Еще постреляли, пошумели и убрались», — говорит Роберт.

После нападения охранники предупредили другие суда в районе и сообщили силам безопасности о пиратах. По словам Роберта, хотя у него по-настоящему острых стычек с пиратами не было, коллегам иногда приходилось держать оборону по нескольку часов.

Отдых в экзотических местах — пляжи, вечеринки и драки с местными

Сначала, когда уровень пиратства был очень высок, на судах работали только сами британцы и американцы с бешеными зарплатами. «Потом в бизнесе что-то изменилось и британцы и американцы остались только как командиры, а простых бойцов фирмы начали набирать в Восточной Европе», — вспоминает Роберт.

Обычно договор был на 2-3 месяца, но можно было работать и больше, вплоть до полугода. Но это долго. «Те полгода были такие, что две недели живу в Шри-Ланке, две — в Момбасе, Кении, еще две — на Занзибаре или Мадагаскаре, в ожидании судов, которые надо охранять», — вспоминает Роберт.

частные военные компании

В итоге ему удалось в полной мере понять, что такое отдых в этих экзотических местах — от ЮАР вдоль всего восточного побережья Африки, в ОАЭ, Пакистане, Индии. «Египет для меня в какой-то момент стал вторым домом, я даже из гостиницы не выходил, потому что давно побывал во всех туристических местах», — говорит Роберт. Египет как страна для жизни ему очень не понравился: «Ужасно грязно».

А лучше всего — в Шри-Ланке. «Очень красивое место. В самом начале удалось там прожить месяц. Там очень красивые пляжи, природа. Например, были в Галле, приморском городе, там наша компания снимала виллу Ocean view. Поездил по округе на такси, туктуке, автобусе, нашел очень красивое место – пляж Мерисса, он входит в топ-10 лучших пляжей планеты».

Какое-то время Роберту удалось отдохнуть и на Мадагаскаре. Что его удивило — баобабы, животные и прочая экзотика, но больше всего — страшная бедность. «Тогда на экраны только вышел популярный мультик и многие вообще не знали, что Мадагаскар действительно существует. Я когда своему крестному сказал, что на острове, он удивился — он же из мультика, как ты можешь там быть. Был в небольшом городке, в котором реально видел, как живут люди — ужасный контраст. Одни ездят на свежем «Land Cruiser», другие рядом в грязи побираются. Ужасный уровень преступности — кого-то убить или даже ограбить для них как раз плюнуть. Если видят белого человека, воспринимают как банкомат и, если получится, обязательно попробуют ограбить. Я в Африке во многих клубах был, но обычно мы туда ходили вместе с бойцами», — вспоминает Роберт. По его словам, именно на Мадагаскаре с местными драться не доводилось, но вообще бывало всякое.

«На Мадагаскаре брали в аренду мотоциклы, ездили смотреть на природу. Однажды заехали в такое дикое место, где на нас смотрели такими глазами, что казалось будто сейчас набросятся и сожрут. Говорю своим: «разворачиваемся и едем назад», — говорит наш герой. Впрочем, по его словам, действительно долгих путешествий по окрестностями у него не было и не могло быть, потому что по правилам бойцы должны всегда были быть готовы в течение часа собраться и двинуть на очередной корабль.

Почти привез жену из Кении

«Когда жил в Кении, почти удалось жениться. Встретились в ресторане в Занзибаре, куда она приехала в отпуск из Найроби. После этого переписывали и как-то судьба распорядилась так, что следующая командировка у меня была в Кению. Раньше там не был. Она была очень образованная и интересная женщина. Позвонил ей. Начали встречаться, роман продлился пару недель», — рассказывает Роберт.

По его словам, учитывая специфику работы, в Латвии у него семьи нет, думал попробовать на родине. Но в итоге решил, что лучше все же жениться на местной — патриотично настроен. Но пока не может слезть с адреналиновой иглы — постоянных путешествий и опасных заданий.

«Из Кении как-то отправились в столицу Сомали, Могадишо — истинное логово пиратов. Там есть какое-то мифическое правительство, которое контролирует, может быть, треть страны. Отправляясь туда, дважды подготовил корабль, проинструктировал бойцов. Было чувство, что по пути обязательно нападут, но не напали», — говорит он.

Придя в порт Могадишо, судно из-за ошибки капитана село на мель, а технической помощи ждать там было не от кого. «Кое-как сами выбрались, но если бы застряли надолго, риск был бы невероятным. Порт контролируют турки, части армии Сомали и миротворцы ООН мимо проезжают. Так что порт можно считать более или менее безопасным местом, потому что с него кормятся все», — говорит Роберт.

«Кстати, надо сказать, что Сомали и приятно удивила. Если в Дубае надо было покупать «симку» за 40 долларов, чтобы был интернет, там же к нам пришли какие-то парни, настроили Wi-Fi-рутер, собрали со всех по два бакса и у нас был нормальный интернет. Это было приятным сюрпризом, поскольку покидать порт мы не могли — был вполне реальный риск, что прямо за воротами тебя и убьют», — говорит Роберт. По его словам, сам неоднократно наблюдал, как по окрестным дорогам колесят авто, набитые вооруженными бандитами.

Украинцы готовы рисковать жизнью за 500 евро

Поскольку Роберт Димантс быстро доказал свой профессионализм, он стал командиром отделения и его рабочая рутина стала стандартной. «Жду, когда придет письмо с деталями задания. Получив, вылетаю в нужное место, например, Дубай. В течение нескольких дней собирается вся команда. Провожу инструктаж, поднимаемся на борт судна. Есть страны, которые позволяют хранить на своей территории оружие, а есть те — многие арабские, например, ОАЭ или Оман — которые не позволяют. В этом случае за пределами их территориальных вод подходим к плавучим складам оружия. Там готовим корабль, инструктируем матросов, отправляемся в путь», — говорит он.

Говоря об отборе команды, Роберт рассказывает, что команда обычно меняется и в ней люди из разных стран, и со всеми надо находить общий язык. Много пакистанцев, филлипинцев, в общении с которыми нередко возникают комичные ситуации, поскольку они очень послушны, но нередко плохо знают английский.

С украинцами и поляками, которые тоже все чаще появляются на кораблях — свои трудности, так как они часто пытаются найти оправдания, лишь бы ничего не делать. «Украинцы из-за своей политической ситуации отчаянно демпингуют и готовы рисковать жизнью за 500 евро в месяц», — описывает ситуацию Роберт Димантс. — «К тому же, как все славяне, они всячески пытаются сделать так, чтобы только не работать».

Этим летом после истечения срока контракта Роберт вернулся в Латвию, где ему предложили стать руководителем отдела безопасности транспортной компании и возглавить охранную фирму, которая принадлежит предприятию. Так как предложение было хорошим, решил на какое-то время осесть. Параллельно работает консультантом по безопасности в фирме Wisendorff, являясь также в ней партнером. Завязал и стабильные отношения.

Но спокойная жизнь дается ему с трудом — уже в декабре на месяц собрался в Нигерию, чтобы охранять корабль, который проводит работы по расширению береговой линии. По словам Роберта, он не может без адреналина и вечного движения. Подруга не возражает. «Она меня поддерживает. Да и еду только на месяц. Разлука сближает и разжигает страсть. Не могу я без этого, жажду приключений».

Источник

 

265 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someonePrint this page

Добавить комментарий