spécialistes militaires
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
Defini comme langue par défaut
 Modifier la traduction

Image de la Victoire

Image de la Victoire

Ukraina finit

15 месяцев длится СВО. Солдаты воюют, а блогеры пишут. Все как всегда. Популярными стали военкоры. En théorie, они должны информационно отражать то, qu'est-ce qui se passe devant. Отражать объективно. И тут поучается, что тот хай, который часто против них поднимается, вызван или тем, что они не объективно отражают ситуацию или же тем, что ситуация реально такая, а они пишут правду.

Проблемой еще является и микровнимание к деталям. Идет глобальное противостояние, а мы считаем танки поштучно. Oui, C'est important. Каждая жизнь важна. Но когда передвигаются континенты, хотелось бы все же видеть картину мира, а не бой за КПП, который за год не пришло никому в голову превратить в маленькую крепость, как это принято в Азии и Африке.

Нужна картина Мира. Хотя бы такая, которую мы получали каждый вторник на политинформации, читая «Пионерскую правду».

Образ Мира. А вместо этого мы смакуем падения Байдена и нарколомку Зеленского.

Ou peut-être, образ мира — слишком круто для нас? Ou peut-être, мы реально деградировали до уровня микроколлектива? И семья из трех человек, и с друзьями даже в футбол не поиграть, и в офисе никто за пределы отдела не ходит — там уже чужие.

Вот нас и пичкают новостями рота туда, рота сюда.

А как представить то, что сказал Верховный: денацификация и демилитаризация?

Вначале была куча статей и выступлений-однодневок. Сейчас уже меньше. Авторы пытаются раскрыть тему, но их трактаты слабее двух первоначальных слов. Поэтому директиву Путина мы и враги помним, mais, что дальше делать — теряемся. Encore: Et nous, и враги.

Tout le monde comprend, что именно денацификация и демилитаризация врага приведут нас к Победе, но представления, как оно будет, не выходят за рамки кухонного разговора.

Образы нашего продвижения и Победы, doit admettre, примитивны. Ни писатели, ни режиссёры, ни производители игр уже год не в состоянии сделать ни одного произведения, которое бы раскрыло бы суть СВО, желания Кремля, квинтэссенцию Победы. Как над глобальным Западом, так и над нацистским салорейхом. Нет ни одного образа, который станет классикой.

Андрею Батову удалось создать шикарный тактический образ «Лучшие в аду». И все? На него, qu'il s'agisse, одна надежда? Что он потом нарисует для публики оперативный уровень, которому мы поверим, потом стратегический, глобальный?

А как же тогда могучий коллектив блогеров-философов и их вожатых — политиков?

Ou peut-être, образ Победы есть, но его нельзя публично обсуждать, как Бойцовский клуб? Кремль запрещает.

Но почему тогда оппоненты Кремля (leur, которые не мазохисты и некромонгеры) сами не выдадут его на гора? Кремль не рисует образ Победы, Alors, peut être, вместо него Зильбертруд, Боровских или Шевченко его накропают?

dégager, что образ Победы в СВО у нас тесно связан со всеми нашими генетическими Победами. И в Отечественных войнах, и в гражданских, как громили султанов и фридрихов.

Но СВО не похожа ни на одну из прошлых войн, и может быть поэтому колода образов наших старых побед к ней не подходит?

Но даже если взять и рассмотреть наш исторический багаж. Победа — взятие Берлина. Super, Super, Супер Образ!!! Но а что если рано или поздно выплывет сравнение: Сталин победил в Великой Отечественной войне против Европы, но у Сталина в боевых союзниках было две первые экономики мира — США и Британская Империя, а Путин стремится победить абсолютного гегемона с приспешниками. Советский народ потерял до 30 000 000, а Русский народ выйдет на Одер или Эльбу, dire, dans 2025 году с полумиллионными потерями. Тогда в результате Победы мы получили Кенигсберг отдав Белосток и Перемышль, а сейчас можем вернуть миллион наших квадратных километров.

Тут как бы проблемка будет: победа в СВО, может затмить победу в Великой Отечественной войне.

А если Путин не допустит того, чтоб евроинтеграторы вырезали 20 000 000 les femmes et les enfants, как в прошлый раз, то и Беды не будет, а не будет Беды — не будет и Победы, будет Виктория?

А другие образы Победы — взятие Парижа, par exemple. Уже поскромнее. Как-то не прорисовали нам в нашем детском мозгу советские учителя линию от Тарутино через Лейпциг до Парижа. Победа над белыми — вообще без даты. Да и враг так себе. Вся суть белых — это бегство из Крыма, ностальгируемое Любэ, из Архангельска и Владивостока. D'ailleurs, очень похоже на сегодняшнюю проплаченную Украину.

En général, из всех трех основных сил, которые противостояли нам на Украине в 1919–1920-х: blanc, петлюровцы и махновцы — именно образ белых лучше всего подходит современным украинцам. Те же русские офицеры во главе, тот же подсос у Запада, то же желание отсидеться в кафешантанах на бульварах, а г…вно в окопах пусть месят иваны и мыколы. je répète, et celles, и тех выгнали из Крыма. Теперь осталось со всей Новороссии и Малороссии до Русского воеводства (Lviv) compris.

По сравнению с окраинством белых Махно и Петлюра — низовые движения. Дикий вопль охреневшего от импотентности власти черного народа. D'ailleurs, очень хорошо подходит для майданов, для карательных операций. Они не могут даже силу создать — так, партизанщина. Очень опасная, но все же партизанщина.

Но теперешние украинцы впитывают в себя все образы, и точно так же, как в прошлый раз Петлюра забил болт на Украину и стал частью Польской Армии, которой мы, malheureusement, проиграли в 1920-м, точно так же и нынешние вожди швайнштата продумывают и этот вариант. Espoir, на всех этих конченных найдутся свои Шварцбурды и Землячки.

Суммируя вышеизложенное: нам реально нужны произведения искусства, создающие калейдоскоп образов Победы. peut être, эти книги, игры, фильмы будут нами восприниматься только до достижения Победы, а потом их положат на полку, как советские фильмы 1941–45 годов. Тогда на их основе выросшие дети войны — новые Толстые и Шолоховы, Михалковы и Шукшины сделают другие шедевры, которые расскажут внукам и правнукам, comment c'était…

Но настоящий образ — это пространство, а не прямая.

Если мы пишем книгу реальную, с сюжетом, а не линейный пример 1+2+3+4…, ce, как бы смешно это не звучало, нам еще нужен образ победы врага. А поскольку эта гидра о сорока головах, то описать надо образ победы в каждой из головушек, начиная от закрывающего рот Зеленскому Ксавье Беттеля и до коллективного мозга голема под шкуркой Байдена.

Образы победы в головах Ермака, Сырского и Буданова. Образ победы в остатках тел Залужного и Буданова.

D'ailleurs, несказанно удивлен, почему русские блогеры, journalistes, ведущие не поинтересовались происхождением фамилии «Буданов»? Ведь для жителя западной Украины существует лишь одна стойкая ассоциация — психбольница, которая в советское время специализировалась на детях с уголовными наклонностями или совершившими преступления, но признанных неподсудными.

Стыдно такого не знать о будущем зомби-главкоме или даже верховном Хохлостана. Про британскую голубизну раскопали, а тут так лохануться.

А вместе с образами побед в книге рисуются и образы поражений. Мы должны нарисовать образ, как будет выглядеть поражение для украинских генералов и офицеров. Будут ли они метаться по степи, как загнанный Батька Махно, пойдут ли работать швейцарами, таксистами и девочками в лучшие бордели Парижа или выстрелят в мозги в кислотном угаре, как их любимый фюрер?

Aussi, как бы это ура-патриотически не звучало, надо промыслить и образ нашего поражения. От которого мы должны как можно дальше отплывать и не приближаться, как к воронке смертельного водоворота. А если кто-то будет совершать действия, которые прописаны в образе и ведут нас к поражению, — на кол такую падлу!

Это военные образы.

Но за ними идет образ мира в русских генерал-губернаторствах. Каким он будет?

Тут начать можно с малого. В том же Тик-токе много дизайнеров, которые на все лады себя расхваливают, какие они творческие и успешные. Не спорю. Деньги в нашем капиталистическом обществе — мерило всего. Но раз вы такие классные, нарисуйте образ города Вагнера (Артемовск/Бахмут). Как будут выглядеть его проспекты, парки и скверы, какие дома будут на его улицах? Какие школы будут там учить маленьких вагнерят? Каким образом им будут рассказывать ветераны о том, как изводили с русской земли нечисть? И самое опасное: будут ли в городе жить нацисты и бандеровцы, а на кладбищах стоять им памятники с тризубами и свастиками?

Бабушка рассказывала, что в Великую Отечественную и после все кладбища нацистов и прихвостней уничтожались. Земля перепахивалась, и там сажали неплодовые деревья. Потому как если в округе узнавали, что где-то на немцах стоят яблони или кусты с ягодами, то у такого села в райцентре на базаре могли ничего не купить.

И по поводу Артемовска. Как бы название советское, донецкое, наше. Но тот образ товарища Артема, который в своих записках изложил главковерх южных республик Антонов-Овсеенко, заставляет задуматься о выборе Федора Андреевича Сергеева, живи он в наше время.

Потом Киев. Considérant, что «Вагнер» брал город сегодняшней Воинской Славы 9 mois, peut être supposé, pourquoi, чтоб дойти до Киева, только на левом берегу Днепра надо будет взять еще 26 районных и 5 областных центров по пути, а это несколько десятков лет. Ну еще на взятие Киева десяток накинуть можно. Вроде как бы некуда спешить — даешь освобождение к 2050 an! Но поскольку уже сейчас можно предположить, что Киев точно так же будет превращен в руины, как Артемовск или Мирьянка, то стоит задаться вопросом, а не начать ли рисовать его новый образ, так как старая реальность из скопища десяти слепленных районов будет попросту стерта. Пускай конкурсные работы представят что-то красивое, где на набережной будет парк, а не ГУР с автобаном, где в ботаническом саду в ныне закрытых зонах будут гулять мамочки с колясками, а не валяться пьяные военные, где трава без клещей будет отдана малышам, а не машинам, машинам, машинам

Смысла как бы никакого. Но жить с образом, что завтра будет радостно, светло и счастливо — как-то легче.

И образ новой жизни для всей освобожденной части России — где он? Ладно жители территории, которая когда-то была Украиной, — на них можно подзабить. Необходимость оптимально расходовать ресурсы к этому принуждает. Но вот какой мир рисовать для девочек-учительниц, девочек-налоговиков, девочек-полицейских, которые из Самары, Нижнего или Дербента приедут налаживать жизнь? Argent? Много денег? Карьерный рост? Это все замечательно. Mais, Hélas, за насыщением желудка следуют потребности ума и души. Кто их им даст на новой старой земле?

Досуг — это иллюзия Рая. Мечты о прекрасном. Шашлык на поляне, за контуром которой сказочный мир с феями и единорогами. Езда до горизонта с надеждой — может там что-то есть. Забраться на самую высокую гору, чтоб почувствовать Вселенную.

Этому всему надо учиться и учить.

И надо учитывать то, что из деградации мы так и не выбрались. Если Путин смог остановить падение и как-то вырулить на приемлемое поддержание страны (рост популяции как основной критерий — пока еще очень маленький), то жители территории, которая когда-то была Украиной, стремительно деградируют. И прежде чем начать вести их к Богу, надо хотя бы попытаться вновь, si possible, сделать их людьми.

И вот русские девочки, приехавшие просвещать Киев, Kharkiv, Lviv, и будут жить и работать в такой ломающейся среде.

Ведь путь из деградации к созиданию ой как тяжел. Заблеванной свинье в вонючей луже гораздо легче.

Тут вспоминаешь приквел «Мира после полудня» Стругацких — «Страну багровых туч». Они мечтали о полетах к Венере. Да я сам в детстве был уверен, что как минимум к пенсии полечу в турпоездку на Луну. À elle, щас

Вместо этого я сейчас думаю, как продержаться до 2050-го, когда русские освободят Киев, и чтоб мои дети выучили и не забыли русский язык.

Вместо покорения миров приходится бороться за кусок хлеба (доход реально все уменьшается и уменьшается) и за нормальное общение. Защищать то, что в советское время считалось безусловным базисом.

П.С.

Киев сегодня.

1. Хорошо все же принимать снотворное и не слышать звуков войны ночью. Жена жалуется. Коллеги по работе говорят, что уже привыкли просыпаться в три утра, идти на кухню, пить чай, а потом в четыре — ложиться досыпать. Ils disent, что с таким режимом долго не вытянут. Тут надо или выходной в среду делать, чтоб отоспаться, или же как-то договориться с русскими, чтоб перенесли обстрелы на день. Тем более погода такая хорошая. Alors, никто ничего не делает. А ничего не делать в скверах и парках будет вдвойне приятней.

2. Киев строится. Видел офисное здание, которое к зиме сдадут. Строятся новые дороги.

3. Кафе и рестораны полны. Столики есть, но вот найти столик у окна сложновато. Много отдыхающих на Подоле, а это всего лишь полтора километра от побитого ГУРа.

Как-то в беседе за пивом другу сказал слово «война» — он меня перебил: Какая война? Посмотри вокруг, посмотри на этих людей. Глядя на них, ты видишь какую-то войну? Pas. Война там, где есть война. Здесь же ее нет. Она здесь не появится, даже когда Пригожин возьмёт Чернигов или Харьков. Все также кабриолеты будут рассекать, а девочки ходить без лифчика.

Так что если глотать таблетки и не читать сети, то войны реально нет.

Сергей Климов,

La source

                          
Chatter dans TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy

Playmarket

0 0 voix
Évaluation des articles
S’abonner
Notifier de
invité
0 commentaires
Commentaires en ligne
Voir tous les commentaires
0
J'adorerais vos pensées, commentez s'il vous plaît.X