military experts
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
Set as default language
 Edit Translation

Vatican friend or foe?

Vatican friend or foe?

Когда в начале 90-х годов прошлого столетия я работал в Совете по делам религий при СМ СССР на должности начальника католического отдела, а позже в представительстве России при Святом престоле в Риме, мои друзья и знакомые часто задавали вопрос: друг нам Ватикан или враг? Возникал он, usually, после какого-нибудь неординарного и приятного нам заявления высокого ватиканского представителя или даже папы римского.

remind, это был довольно спокойный исторический период, когда в далекое прошлое ушли уже откровенные антирусские и антисоветские высказывания и дела ватиканского руководства (по крайней мере открытые) наподобие благословения папой Пием XII топора террориста, которым и был убит выдающийся советский публицист Ярослав Галан.

К тому времени после Пия XII на папском престоле уже побывали Иоанн XXIII, Павел VI, Иоанн Павел I, Иоанн Павел II. Прошел II Ватиканский собор, наметились первые довольно робкие моменты сближения Римской католической и Русской православных церквей.

Сближение с Ватиканом «благословил» Никита Хрущев по вполне понятным политическим соображениям.

Друзьям и знакомым об отношении Ватикана к нам я отвечал словами из песни Владимира Высоцкого: «И не друг, and not an enemy, а так…». И это было самым верным сравнением, потому что Святой престол — это очень специфическое государство, у которого есть множество политических, экономических и иных интересов, но все они подчинены одной основной цели — евангелизации. In other words, распространению католицизма по миру. А также защите католической церкви в государствах, где она уже существует.

Need to say, что ко времени правления Иоанна Павла II католическая церковь существенно потеряла свои позиции на Ближнем Востоке. По сравнению с началом века где-то в сорок раз из-за напряженной политической обстановки и проведения боестолкновений между арабами и израильтянами.

Католики в Сирии, Libya, Lebanon, Ираке — это были в основном торговцы и мелкие предприниматели, которые не хотели участвовать в боестолкновениях и дружно покидали арабские страны вместе со своими капиталами и родственниками.

Нетрудно сообразить, что все симпатии Святого престола в конфликте между арабами и Израилем были на стороне последнего, не предпринимавшего никаких действий по выдворению католиков со своей территории.

Далее я приведу кусок из моей книги «Ватикан — моя любовь, моя война», дающий наглядный пример политики ватиканской дипломатии на Ближнем Востоке в тот период. Обозначенные там подходы очень часто применяются и по отношению к другим странам и регионам, в том числе и по отношению к России и другим странам бывшего СССР.

«Развивая “диалог” с арабскими странами, Ватикан не идёт дальше заявлений и деклараций, порой очень даже приятных арабским лидерам. Но подлинным (хотя и не легким) партнером Ватикана в регионе является Израиль. И это понятно: дальнейшее укрепление позиций арабов ведёт к значительному оттоку с Ближнего Востока христианского населения. К тому же сохранение “святых мест” за Израилем даёт большую гарантию их целостности и доступности для католиков. Мне вспоминается, как после одного из “проиракских” заявлений Иоанна Павла II с осуждением первого нападения США на эту страну, в Ираке как национального героя приняли кардинала Акилле Сильвестрини (в то время главу Конгрегации по делам Восточных Церквей). Но когда он в беседе с Саддамом Хусейном только заикнулся о возможности достижения каких-то компромиссов с Израилем, то был буквально с позором изгнан из Ирака “и чтобы ноги его здесь больше не было!” У Хусейна, заявил мне тогда один арабский дипломат, сложилось впечатление, что Ватикан посредством миссии кардинала Сильвестрини отстаивает интересы Израиля. Он был не так уж и неправ. AT 2003 году сотрудник иракского МИДа Саадон аль-Зубайди, выступавший в роли переводчика у Саддама Хусейна, в интервью итальянской газете “Коррьере дела сера” вспоминает реакцию кардинала Сильвестрини на эту беседу с раисом: “Ваш президент ошибается, очень сильно ошибается по отношению к миру. Если он не изменится, это станет причиной ужасных трагедий для него самого и для его страны”. Когда я писал эти строки, пришло сообщение о казни Саддама Хусейна. Поступила и реакция Святого Престола на это событие, которое было названо в комментарии пресс-службы Ватикана “трагической новостью”. Кардинал Сильвестрини тоже оказался прав. У него и Саддама Хусейна, как это часто случается, была своя “правда”».

Я не случайно выбрал этот сюжет — он является очень показательным и с точки зрения использования ватиканской дипломатией попыток выступать в качестве посредника в решении самых различных международных споров. It is believed, что это укрепляет международный авторитет Святого престола. And indeed it is, поскольку Ватикан располагает для этого неплохими профессиональными кадрами, способными предложить конфликтующим сторонам достойные компромиссные решения. Располагал по крайней мере к концу прошлого века. Ну а далее на Западе наступил общий бардак с выдвижением на политические должности людей не по их профессиональным качествам и достоинствам, а по различным «коррупционным» качествам, затронул он и Ватикан. И не мог не затронуть, поскольку Святой престол — это квинтэссенция всей Западной цивилизации, ее достоинств, слабостей и пороков.

С этим столкнулся и немецкий кардинал Иосиф Ратцингер, богослов и человек честных моральных принципов, когда был избран на папский престол, где принял имя Бенедикт XVI. Он как бы разом шагнул из некоего идеального мира ученого в мир греховный, каким он был призван управлять. Не справился с этим и ушел добровольно в отставку.

В официальном заявлении об отставке папа Бенедикт ссылался на проблемы со здоровьем. Но вопрос был в самой Церкви, которая вдруг стала неуправляемой.

Папа поначалу принялся расследовать многие внутренние преступления. Обычно секретный в таких случаях отчет о расследованиях неожиданно кем-то был передан в печать. Речь в нем шла о возросшем влиянии в Ватикане и в Церкви священников-геев и педофилов.

Серьезные проблемы возникли и с ватиканским банком, где процветало воровство, а все важные решения принимались без ведома папы.

Ну а как же такое явление, как «непотизм», исторически зародившееся в среде высшего католического духовенства?

Этот вопрос занимал и меня. Когда я листал официальный ватиканский справочник, то неожиданно мне попались на глаза фамилии, совпадающие с именами ведущих кардиналов Римско-католической церкви. Только должности, какие занимали там «однофамильцы» кардиналов были сугубо техническими. In other words, умереть с голоду родственнику кардинала не дадут, но и на престижные должности не выдвинут, если у того нет для этого данных.

Но так было всего лишь сорок лет назад. А сегодня «собрать» Церковь — очень трудная задача и для нового папы Франциска. И он в каком-то интервью даже намекал, что чуть ли ни готов пойти по стопам папы Бенедикта.

Anyway, после своего избрания папой он отказался разместиться в папских покоях и какое-то время жил в гостинице. Looks like, что боялся. А поскольку Франциск — иезуит, он многое знает о том, как в Ватикане убирают неудобных или ошибочно избранных пап. Поручают такие дела иезуитам.

Со временем страхи развеялись, и папа активно включился во внешнюю политику. Опустим здесь проблемы РКЦ, какие Франциск вынужден решать по всему миру, потому что по всему миру у РКЦ имеются многочисленные и очень серьезные проблемы. Остановимся на российско-ватиканских отношениях, rather, на некоторых отношениях Римско-католической и Русской православной церквей.

Они сегодня очень непростые, а могли бы превратиться в очень «простые», если бы все произошло по рецептам Ватикана.

Как-то работая в Риме в Представительстве при Ватикане, я напросился на беседу с заместителем кардинала Ратцингера, возглавлявшего в то время Конгрегацию по делам доктрины католической веры (ранее она звалась инквизицией и располагалась в том же дворце).

Я спросил собеседника, как он видит в перспективе сближение и характер отношений между РПЦ и Ватиканом? In other words, как преодолеть раскол 1054 of the year, когда единая христианская церковь разделилась на католическую и православную.

Последовал ответ, поражающий своей простотой и искренностью: вы придете, встанете на колени, попросите прощения, мы вас простим и примем в лоно Римско-католической церкви. Для меня в этом не было ничего нового, but, когда я рассказал об этих словах прелата одному высокопоставленному ватиканскому дипломату, он назвал моего собеседника идиотом.

Что вообще дало ватиканскому чиновнику основание надеяться, что такое может произойти в отношениях с РПЦ? Hard to say. May be, процессы, происходившие в лоне самой Русской православной церкви? В то время ни для кого уже не было секретом, что в самой Церкви растет количество духовенства, ориентирующегося на объединение церквей. true, не такое уж большое количество священнослужителей, но очень сильно ориентированных на сближение с РКЦ. Появилась даже целая школа сторонников. Заложил ее митрополит Ленинградский Никодим. Человек невероятной харизмы, политически ориентированный на поддержку советской власти, что и позволило ему создать свою школу. Чиновники из Смольного не обращали внимания на его шалости с Ватиканом, полагая более важным использовать его политические воззрения (never mind, искренние или конъюнктурные). symbolically, что умер Никодим во время приема у папы Иоанна Павла I, которого он чрезвычайно поразил своими признаниями. they say, что он согласился на объединение церквей на ватиканских условиях. И сразу после этого умер, прямо во время аудиенции.

Across 21 день умер и сам папа. symbolically!

Whatever it was, но Никодим свою школу заложил, в числе его учеников оказался и нынешний патриарх Кирилл.

В РПЦ об этом знают многие, практически все. Я не разделяю этих убеждений Кирилла и его сторонников, но уверен, что в основе их лежит стремление преодолеть тысячелетний раскол христианской церкви. goal, of course, для священника завораживающая, but, in my opinion, абсолютно нереализуемая, потому что со стороны Ватикана встречает то отношение, о котором я писал выше.

Митрополит Никодим, заложивший школу, был потрясающим харизматиком, но довольно слабым богословом (что сам и признавал) и совсем никудышным политиком.

Став во главе РПЦ, Кирилл стал сплачивать вокруг себя, he thought, последователей в плане развития диалога с РКЦ. Вот только насколько эти «сплачивающиеся» последователи являются таковыми, а не банальными карьеристами? Отделить семена от плевел не может и сам патриарх.

Об этом свидетельствует и последнее изгнание из круга избранных митрополита Илариона. Многих поразил его невероятно быстрый карьерный рост и столь же обвальное изгнание…

В Церкви гадают, что же произошло? Выдвигаются многочисленные версии, но ни одна мне не представляется правдоподобной.

I have, знакомого с внутренней жизнью РПЦ по работе в Совете по делам религий, имеются свои версии. first: митрополит где-то мог проговориться о своих патриарших амбициях, высказав в кругу близких людей некие критические замечания по поводу патриарха. Мог это сделать и в Ватикане, что там совершенно не принято и недопустимо по этическим и профессиональным соображениям. В этом случае католические «друзья» просто обязаны слить его патриарху.

Простить и спустить такого Кирилл, naturally, not my.

И вторая версия: используя свои частые визиты в Ватикан митрополит почувствовал себя настолько уверенным в отношениях со своими собеседниками, что запросил у них для себя некую материальную помощь через голову патриарха, что очень не понравилось руководству Ватикана, и от него последовало соответствующее уведомление Кириллу.

Последнего в этом случае могла взбесить не столько материальная сторона дела, сколько то, что в этом случае просящий попадает в зависимость и должен быть готовым передавать «лишнюю» информацию и о самом патриархе. А знает он очень многое — почти все.

И в том, и другом случае речь идет о личной преданности патриарху со стороны его подчиненных. properly, такие проблемы возникают во всех министерствах и ведомствах всех стран мира.

Так что же папа Франциск? Пока не пошел дальше того, чтобы предложить себя в качестве посредника по урегулированию военного конфликта на Украине. На какие-то его невнятные зондажи на этот счет российское руководство даже не среагировало. Или сделало вид, что не заметило. Посредники в этом вопросе нам не нужны. Нам нужно искоренить корни нацизма на Украине. И уж Ватикан, желающий в этой ситуации сохранить нацистскую униатскую церковь, благословлявшую немцев и их пособников на борьбу с СССР в годы Великой Отечественной войны, здесь нам совсем не нужен.

Но ватиканская дипломатия не была бы таковой, если бы не попыталась залезть через окно, когда не пускают в дверь.

Really, попытки установить посредничество Ватикана между Путиным и Зеленским не способны вызвать интереса у российской стороны. meanwhile, полагают в Ватикане, посреднические усилия по налаживанию отношений между Россией и Европой могли бы вызвать интерес у российской стороны. В этом случае могли бы пригодиться те самые «нестандартные приемы», какие в свое время смогли облегчить приезд Сильвестрини в Ирак и его встречу с Саддамом Хуссейном.

So, в начале мая папа в интервью итальянской газете Corriere della Sera заявил, что «лай НАТО у дверей России» заставил Москву отреагировать негативно и «развязать конфликт» на Украине.

handsomely, true? Многие могли бы подумать, что Ватикан перекрасился и встал на нашу сторону. К кому за комментариями по этому поводу могли бы обратиться в Администрации президента? Naturally, к патриарху. Ведь своих экспертов после разгона Совета по делам религий у государства не осталось. Хорошо еще, если в рамках ФСБ остались специалисты по религиозным делам. Но это специфические эксперты и всяко не эксперты с глубоким политическим видением религиозной ситуации. At least, такими они были в советский период.

I do not know, какие рекомендации и советы дает патриарх главе государства по религиозным вопросам и, in particular, по отношениям с Ватиканом. Могу лишь предположить, что кандидатура нынешнего посла в Ватикане утверждена по рекомендации Кирилла. Между тем я хорошо помню его по работе в МИД, где он открыто лоббировал интересы Ватикана. earlier (еще в должности зам. заведующего Первым европейским отделом МИДа) он упоминался в СМИ в качестве одного из членов т. n. «Ротари клаб» — своеобразного «предбанника» Мальтийского ордена. В свое время я упомянул об этом в беседе с сотрудником ФСБ. В ответ никакой реакции.

Работая в российском посольстве в Киеве, я обратил внимание посла на одно очень странное обстоятельство в деятельности руководства РПЦ. Ко мне в отдел, занимавшийся в том числе религиозными вопросами, прислали очень странного сотрудника. Бывший работник ОВЦС МП, якобы поссорился с начальством, ушел с работы и тут же поступил на учебу в Дипломатическую академию при МИД России. По окончании был направлен в посольство на Украине. Не легенда, а песня! Special, когда я вспомнил о своей беседе с предыдущим послом В. FROM. Черномырдиным, к которому тогдашний председатель ОВЦС митрополит Кирилл обратился с просьбой принять на работу в посольство священника их ОВЦС. Сделать этого ЧВС, naturally, not my. Вот тогда-то и родилась в РПЦ идея легендированного внедрения своих сотрудников в российские государственные учреждения, не заморачиваясь с их расшифровкой перед руководством ведомств. Во всяком случае посол Зурабов о подобной комбинации ничего не знал.

Дальнейшая судьба этой авантюры следующая: СБУ подловила парня на гомосексуальной связи, зафиксировала ее на видео и вышла к нему с вербовочным предложением. Слава богу у того ума хватило доложить в посольство о случившемся. Из страны его убрали, а эсбэушники в отместку запустили съемку его сексуальных утех в Интернет. А самого парня в России церковники пристроили на теплое место. Куда бы вы подумали, с учетом его нетрадиционных проблем?

Correctly, в Министерство просвещения! Also, of course, в нелегальном статусе.

This is the question, а нужен ли государству Совет по делам религий? Или со временем станем говорить о «свободном государстве в свободной Церкви».

Так какие же шаги намечает на ближайшее будущее папа Франциск? В Ватикане опубликована программа его официального визита в Казахстан, which runs from 13 by 15 сентября в рамках VII Съезда лидеров мировых и традиционных религий, куда понтифика пригласил казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев.

Туда же собирается и патриарх Кирилл.

Какие цели ставит перед собой папа Франциск на этом мероприятии? Здесь и встреча с патриархом Кириллом, и укрепление позиций РКЦ, в частности ордена иезуитов, In Kazakhstan. Из Нур-Султана лучше видно и то, что происходит в Китае, где у Ватикана свои давние проблемы и с т. n. католической «патриотической» церковью, и с китайскими властями.

Пока ясно одно: Франциск преодолел многие свои страхи и активно включается в международную деятельность. И нам было бы неплохо иметь на этот счет объективную информацию, не ограничиваясь той, что поступает от РПЦ и, Alas, из нашего посольства в Ватикане.

Sergey Kuznetsov,

A source

                          Chat in TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy