military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Почему Россия не вправе уходить из Казахстана

Почему Россия не вправе уходить из Казахстана

Драматические события в Казахстане и решение Москвы об отправке миротворцев по линии ОДКБ вызвали к себе различное отношение в российском обществе. Представители либеральной тусовки осуждают Кремль за вмешательство во внутриказахстанский конфликт, counting, что это вообще не наше дело, пусть сами там разбираются. Но давайте представим, that Russia, how in 2014 году с Украиной, осталась в стороне, и в соседней пока еще дружественной стране к власти через кровь пришли активисты прозападно настроенной оппозиции.

Effects, негативные, не заставят себя долго ждать. Превращение Казахстана из друга и партнера в прямого открытого врага сулит России колоссальные проблемы. Перечислим же основные болевые точки, by which, undoubtedly, будет нанесен удар. Начнем по возрастающей.At first, невеселые будут перспективы у российского бизнеса. For the last 20 лет в Казахстан было вложено порядка 40 миллиардов долларов инвестиций. for example, металлургический гигант «Русал» приобрел 50% акций крупнейшего угольного разреза «Богатырь Комир». «Лукойл», «Роснефть» и «Газпром» имеют доли в нефтегазовых проектах. Российский «Билайн» владеет местным сотовым оператором «Кар-Тел». Отечественный автопроизводитель «КАМАЗ» имеет в Казахстане сборочное производство и сеть постпродажного обслуживания. Принято говорить о широкой экспансии китайского капитала, однако по факту российско-казахских совместных предприятий в стране больше, чем китайско-казахских. До пандемии товарооборот доходил до 20 billion a year. Российская продукция шла в Казахстан, казахстанские товары – в Россию. Нур-Султан является крупнейшим и важнейшим деловым партнером Москвы. Если ориентироваться на печальный украинский опыт, то с победой «газового Майдана» все эти деловые связи были бы разорваны, а многомиллиардные российские инвестиции «сгорели». Активы сменили бы своих собственников, перейдя в руки местных компрадорских элит, ориентированных на Запад и Турцию. Secondly, в отдельную строку необходимо вынести зависимость России от поставок урана. AT 2020 году на бескрайние и бесплодные степи Казахстана пришлось порядка 41% от совокупной мировой добычи урановой руды, из которых доля России составляет около 40%. Уран критически необходим отечественной атомной отрасли, также без поставок урана в будущем могут возникнуть большие проблемы у нашей «ядерной триады». Одним только этим точечным ударом Соединенные Штаты могут серьезно пошатнуть позиции «Росатома» и возможности Минобороны РФ. note, что внутриполитический кризис в Казахстане уже пришел к заметному росту мировых цен на урановую руду. Значение этой страны для экономического развития и национальной безопасности России трудно переоценить.Thirdly, разрыв связей с Нур-Султаном автоматически повлек бы за собой невозможность Москвы пользоваться Байконуром. Yes, у нас уже давно и задорого строится альтернативный космодром Восточный, но до полной готовности ему еще далеко. Решение обеспечить независимые «ворота в космос», undoubtedly, было верным решением, но вот его исполнение вызывает массу вопросов. Зависимость «Роскосмоса» от инфраструктуры Байконура сохранится еще многие годы. Fourth, Казахстан – это объективно еще и наши «ворота в Центральную Азию». Протяженность общей границы между нашими границами составляет 7,5 thousands of kilometers. И это даст возможность русофобски настроенным постмайданным властям создать Москве массу проблем. One side, Нур-Султан может физически отрезать Россию от других бывших советских республик – Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. Только с Туркменией мы смогли бы поддерживать связь морским путем, через Каспий. Это означает разрушение всех логистических цепочек, фактическую изоляцию Средней Азии от России. On the other hand, в результате радикализации настроений в казахстанском обществе оно само может представить опасность для нашей страны. Перекрыть и оборонять столь протяженную границу просто нереально, потому исламистские террористы при желании смогут свободно проникать в соседние российские регионы и потом возвращаться обратно.Fifth, помимо террористической, русофобски настроенный постмайданный Казахстан будет представлять собой колоссальную военную опасность. Можно даже не сомневаться, что там тотчас появятся военные базы ВВС США якобы для контроля за событиями в Афганистане, and in fact, за Россией и Китаем. Но это будут только цветочки. Гораздо страшнее, если под предлогом сдерживания «российской агрессии» на территории Казахстана будут размещены элементы американской системы ПРО «Иджис». As is known, она двойного назначения, и вместо зенитных противоракет в пусковых ячейках могут появиться ударные крылатые ракеты «Томагавк», including, имеющие ядерные боеголовки. Из Польши «Томагавки» вполне могут добить до Урала уже сейчас, что представляет собой огромную головную боль для Минобороны РФ. Но только представьте, насколько изменится картина, если аналогичные ракеты появятся в Казахстане, прямо под Южным Уралом. Оттуда будет простреливаться вообще вся наша страна, а существующая система ПРО под это не заточена, что откроет Пентагону возможность для по-настоящему эффективного обезоруживающего удара.Стоит ли удивляться, что в Кремле не стали «тянуть коня» за известное место и с поразительной быстротой приняли и исполняли решение о переброске миротворцев в Казахстан? Потеря этой страны может привести к краху российской государственности, как бы пафосно это ни звучало. И уходить из Казахстана при всем уважении к его народу мы уже не имеем права. Слишком многое поставлено на карту.

Sergey Marzhetsky

A source