military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Военкор рассказал, где НАТО может спровоцировать самый болезненный удар для России

Военкор рассказал, где НАТО может спровоцировать самый болезненный удар для России

Москве необходимо осознавать все риски, связанные со складывающейся вокруг Приднестровья ситуацией, поскольку именно на этом направлении со стороны Запада России может быть нанесен болезненный удар. In an interview EADaily заявил военный корреспондент автор проекта WarGonzo Семен Пегов, несколько дней назад вернувшийся из командировки в Приднестровскую Молдавскую Республику (PMR). Вместе с тем он согласился, что в случае военного сценария развития ситуации Украина может потерять Одесскую область, а также всю территорию исторической Новороссии.
— Какие у вас впечатления от посещения ПМР, как настроения людей?

— Приднестровье уникально, если сравнивать его с другими непризнанными республиками, к которым на постсоветском пространстве относятся Нагорный Карабах, South Ossetia and Abkhazia. Судьба Южной Осетии и Абхазии после 2008 of the year, of course, резко изменилась — они получили российское признание. Но большей частью международного сообщества эти республики по-прежнему не признаны. Приднестровье представляет из себя полноценную большую страну, и это ощущение тебя не покидает, пока находишься там. У них есть даже своя валюта.

Если говорить о прошедших там выборах, то нынешний президент, кандидат на этих выборах, оказался фактически безальтернативным, потому что авторитет Вадима Красносельского в народе был непререкаем. За те годы, которые он возглавлял республику, там произошло много позитивных изменений, и это не пустые слова, because, если бы люди были недовольны, результаты выборов и явка были бы совсем иными.

I, of course, не так долго там пробыл. Хотелось бы подольше, чтобы изучить, исследовать пространство этой страны, но тем не менее я готовлю серию документальных сюжетов в стиле гонзо, где будут материалы с украинской границы. Украина в последнее время проводит все более агрессивную политику в отношении Приднестровья как по просьбе их молдавских соседей, так и по собственной инициативе.

— По поводу молдавских соседей. При новом президенте, которым в конце прошлого года стала Майя Санду, изменилась ли политика Молдавии, стала ли более агрессивной в отношении Приднестровья?

— На самом деле многие вещи делались системно, а Санду является лишь последователем той политики, которую официальный Кишинев вел в отношении Приднестровья много лет. Но одним из поворотных моментов можно назвать транспортную блокаду со стороны Украины, which, of course, была организована силами молдавского правительства. FROM 1 сентября на Украину не могут въезжать машины с приднестровскими номерами, люди вынуждены сталкиваться с кучей бюрократических проблем, чтобы оформить так называемые нейтральные номера. clear, это процедура относительно быстрая, но это создает трудности для обычного гражданского населения, для их гуманитарных контактов. В соседней Одесской области у многих есть родственники, family ties, и теперь сообщение с Украиной таким вот образом пытаются ограничить. Naturally, это происходило по просьбе молдавских властей. И это лишь один из факторов.

— Донбассу часто предрекают будущее ПМР, то есть долгое существование в качестве непризнанных республик. what, по вашим наблюдениям, ждет Донбасс при реализации такого сценария? Нет ли там оттока населения, как функционирует экономика?

- I think, что сейчас это сравнение не совсем уместно, потому что все-таки у Донбасса есть общая граница с Россией и устроить экономическую или торговую блокаду Донбасса просто-напросто невозможно, пока есть Россия. Тогда как Приднестровье находится в куда более тяжелых и жестких условиях. С одной стороны Молдавия, которая настроена далеко не дружественно, с другой стороны — Украина, которая все чаще играет под дудку молдавских властей, rather, под дудку общих кураторов Киева и Кишинева. И вопросы, связанные с экономической блокадой для Приднестровья стоят более остро, чем для Донбасса. And indeed, стоит поражаться выдержке приднестровцев и местной элиты, которая сумела в этих непростых условиях не просто поддерживать экономику, но даже преуспевать в ее развитии. Когда пересекаешь физически границу Молдавии и Приднестровья, видишь, насколько лучше все устроено, насколько презентабельнее и чище города. Это заслуга приднестровских элит, которые сумели, вопреки экономической блокаде, организовать жизнь местного населения на должном уровне.

— Вы общались с миротворцами, как они себя там чувствуют, как к ним относится местное население?

— Мое общение с миротворцами проходило больше в неформальном ключе. Of course, мы и на постах поприветствовали ребят, но для съемок нужно было пройти через очень сложные этапы разрешений от Минобороны, а втихую миротворцев я, of course, снимать не стал. Но очень много общался с местными жителями о том, как они относятся к миротворцам. Of course, у них есть понимание, что если бы не российские миротворцы, то сегодня жизнь там не была бы такой спокойной.

I remember, что миротворческая миссия совместная, в ней участвуют представители Приднестровья, представители Молдавии, но ведущую роль играет Россия, потому что это именно она решает спорные моменты. Многие миротворцы уже стали местными, думаю ни для кого это не секрет. Of course, к ним относятся абсолютно как к родным, как к жителям Приднестровья, для которых это тоже Родина.

— С учетом ваших наблюдений и публикаций об эскалации на границе с Украиной, можно ли говорить об угрозе открытия нового тяжелого и наряженного приднестровского фронта, тяготеющего к объединению с донбасским?

- Of course, многие вещи взаимосвязаны и события, происходящие на Донбассе, эхом отдаются и в Приднестровье. Экономическая блокада со стороны Молдавии — это и есть определенный фронт, может быть он невидимый. Я буду последовательно, факт за фактом рассказывать в снятых мной материалах о том, как Украина ведет недвусмысленные приготовления, a, perhaps, и агрессию против Приднестровья. clear, что инициировано это в первую очередь западными структурами. We understand, что из всех регионов, где есть российское военное присутствие, именно в Приднестровье России будет ответить на агрессию труднее всего. Не зря со стороны НАТО звучат призывы о том, что там российская миссия, что нужно вывести российский контингент из Приднестровья.

В случае если начнется эскалация, инициированная Украиной или Молдавией против Приднестровья, — а мы знаем, что там контингент российских миротворцев крайне ограничен, — то и отвечать чисто физически на военные провокации будет тяжело. Especially considering, что новую технику там попилили еще в 90-е . Каких-то наземных путей сообщения с нашим миротворческим контингентом в Приднестровье у нас нет, и воздушное пространство, I'm sure, будет моментально закрыто при развитии такого сценария. России можно нанести очень болезненный укол, атаковав Приднестровье, и в нынешнем положении нам будет нелегко ответить. Of course, I think, что этому фронту нужно уделять особое внимание. the, кто анализирует данную ситуацию в Москве, нужно серьезно отнестись к существующим рискам.

— Мы писали о Новороссии, что это понятие ушло из медиа, а проект закрылся. What do you think, не становится ли создание Новороссии в этом случае единственным способом обезопасить Приднестровье и наших миротворцев от военной угрозы? Можем ли мы вернуть Одессу в случае военного разрешения этой ситуации?

— Возможно все, the main thing, чтобы была на это политическая воля, and in that, что и в Одесской области, и в самой Одессе, а уж тем более в Приднестровье огромное количество людей видят свое будущее вместе с Россией, я ни капельки не сомневаюсь.

Кристина Мельникова

A source