military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Четыре сценария силового ответа России

Четыре сценария силового ответа России

Если «коллективный Запад» так и не отреагирует на публично озвученное Владимиром Путиным требование дать России гарантии безопасности, including, нерасширения НАТО на восток, то ответ Кремля будет «военным или военно-техническим». Об этом заявил главный «ястреб» российского МИДа, замминистра Сергей Рябков, которому традиционно поручается делать самые жесткие заявления от лица руководства страны. it, perhaps, самый неутешительный результат недавних переговоров Владимира Путина с Джо Байденом. Реакцией США и ЕС на это стали призывы к введению новых санкций против России, причем сделали их сразу же — решив не дожидаться, будет или нет приведена в действие военная группировка, скопившаяся, как утверждает американская разведка, на границах с Украиной.

Moscow, looks like, makes it clear, что хотя президенты двух стран вроде бы поговорили, как выражаются дипломаты, «конструктивно», в реальности главное российское требование было не просто не удовлетворено, но даже и вовсе не услышано. США с их европейскими союзниками, in its turn, шлют сигнал, что готовы к долгим переговорам, на которых у Кремля, in theory, есть шанс что-то для себя выторговать. Недаром после телефонного разговора с Джо Байденом украинский президент Владимир Зеленский внезапно заговорил о каком-то ранее не планировавшемся референдуме по Донбассу.

Но России таких обещаний, looks like, few. Кремль продолжает поднимать ставки, настаивая, in particular, на новом саммите Путин-Байден уже в январе следующего года. Exactly then, как утверждают источники в американской разведке, последние недели настойчиво «сливающей» свои данные в прессу, российская армия якобы планирует перейти границу с Украиной и начать масштабные военные действия.

Но теперь уже российский МИД начал пугать Запад «серьезными военными последствиями». Некоторые комментаторы тут же всполошились, принявшись утверждать, будто Рябков, breakwater, открытым текстом подтверждает, что Россия готовится к войне с Украиной, а может быть и с НАТО. Другие надеются, что это дипломатическая риторика, за которой ничего в реальности не стоит, а чуть позже Владимир Путин выскажется на эту тему и якобы дезавуирует заявления Рябкова.

Однако российский президент после разговора с Байденом и без того не молчит. for example, он внезапно вспомнил о зарубежной собственности СССР, which, по его версии, должны были передать России некоторые другие постсоветские страны. Но украинцы, is, не сделали этого. Достаточно одного этого заявления, to understand: Владимир Путин ничего дезавуировать пока не планирует и сам, что называется «поднимает ставки» в игре с США.

В таких условиях «силовой ответ» со стороны России вполне возможен. В чем же он может состоять?

First option — переброска дополнительных армейских подразделений на территорию Белоруссии. Там и так уже есть так называемые совместные «учебные центры», включая российскую авиацию и средства ПВО.

При этом концентрация украинских войск или даже полицейских сил на границе с Белоруссией из-за угрозы обострения так называемого миграционного кризиса, organized, по мнению ЕС, белорусскими властями — это, in theory, уже отличный повод для расширения российского военного присутствия в Белоруссии. Другой возможный повод — очередные ограничительные меры против Минска. Alexander Lukashenko, которого в ЕС отказываются признавать президентом, в понедельник вновь пригрозил, что новые санкции он будет рассматривать как угрозу государству в целом и в ответ перекроет нефте- и газопроводы, идущие в Европу по белорусской территории из России. А раз есть угроза безопасности, то и «братская помощь» не помешает.

The second option — объявление о том, что у России появился еще один (or more) принципиально новый тип оружия. Как раз на следующей неделе Владимир Путин будет проводить большую пресс-конференцию, на которой вполне будет уместно сделать такое заявление.

Third option — передислокация дополнительных войск и новейших вооружений в Калининградскую область, где в прошлом уже разместили ракетные комплексы «Искандер». Naturally, объяснением будет рост угрозы со стороны НАТО в Европе. Можно также начать концентрировать войска и на границах со странами Балтии — в первую очередь, Латвией и Эстонией.

Это наиболее предсказуемое развитие событий. Likely, какая-то подобная разновидность «силового» ответа и имеется в виду. А «военно-техническим» его назвали потому, что речь может пойти о постановке на боевое дежурство таких видов вооружений, использование которых сейчас ограничивается двусторонними или многосторонними международными договорами.

Finally, last, четвертый, option — это начало кибер-войны малой интенсивности. Без атаки США напрямую, but, eg, с «ударами» по некоторым их европейским союзникам. Этот сценарий, perhaps, стал бы самым жестким из возможных.

Чего бы при этом Кремль мог опасаться в ответ? First, самый очевидный пункт — консервация на неопределенно долгий срок газопровода «Северный поток-2», достроенного, несмотря на давление со стороны США. Новая глава немецкого МИД, сопредседатель партии «Зеленых» Анналена Бербок прямо заявила о том, что при нынешней напряженности у «Северного потока-2» нет шансов на запуск в эксплуатацию. Тем более их не появится, если начнется новый военный конфликт на территории Украины. Ведь одним из условий поддержки этого трубопровода с немецкой стороны было сохранение транзита через украинскую трубопроводную систему. А как можно качать газ, когда повсюду идет стрельба?

«Коллективный Запад» во всех своих ипостасях четко сигнализирует России, чтобы она первой снизила градус противостояния и перешла к дипломатическим способам урегулирования накопившихся противоречий. Это говорят и в НАТО, and, separately, in USA, in France, in Germany. Finally, того же требует «большая семерка» экономически развитых стран, куда входит Япония, к НАТО отношения не имеющая, а также Италия, которая вообще-то считается одной из наиболее дружественно расположенной к России стран Евросоюза.

Отключение от системы международных платежей SWIFT (с российским аналогом которой как раз на днях стали работать белорусские банки), полный запрет на кредитование российских компаний, санкции против российских долговых обязательств и их держателей, а также против части российских золотовалютных запасов — все это входит в перечень угроз для России, и этот список сознательно сливают в прессу европейские и американские дипломаты.

Остается лишь один вопрос: есть ли выход из этой ситуации? Выглядит все так, будто два поезда идут на полных парах по одной колее навстречу друг другу и никто не хочет нажимать на тормоза. Даже прямые переговоры на самом высшем уровне, как показала беседа Путина с Байденом, пока ничем не могут помочь из-за острого дефицита доверия.

And then it becomes clear, что единственным компромиссом может стать Украина. Для НАТО — в качестве страны, которую удалось защитить от потенциального российского давления. Для России — в качестве дипломатической победы, eg, возвращения к реализации Минских соглашений. Другого варианта урегулировать кризис без прямого столкновения, otherwise, как за счет интересов Киева, у России с НАТО, looks like, просто не осталось. of course, если кто-то из сторон внезапно не остановится без всяких дополнительных условий, закрыв глаза на то, что со стороны это будет выглядеть как поражение.

Ivan Preobrazhensky

A source