military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

credits, frosts, compensation: чем обернутся для граждан банковские новшества

credits, frosts, compensation: чем обернутся для граждан банковские новшества

ЦБ анонсировал ряд нововведений в работе банков, которые призваны защитить накопления самых незащищенных граждан от инфляции и уберечь деньги россиян от мошенников. Что это за изменения, как они будут работать и какие здесь есть подводные камни, рассказал «Росбалту» президент Ассоциации российских банков, Doctor of Law, член-корреспондент РАН Гарегин Тосунян.

Депозиты для бедных

В конце ноября Центробанк предложил создать специальные депозиты для россиян с низкими доходами. It is assumed, что процентная ставка по таким вкладам будет выше рыночной. Зависеть она будет либо от ключевой ставки ЦБ, либо от уровня инфляции — в этом вопросе конкретики пока нет. По словам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, регулятор рассматривает два сценария реализации этой инициативы. В первом ставка будет выше рыночной за счет прибыли самих банков, во втором ее будет субсидировать правительство. С этим в ЦБ пока не определились. What is clear is, что малоимущим разрешат открыть только один такой вклад с повышенным процентом, а сумму могут ограничить, установив порог в 300 thousand.

— Гарегин Ашотович, что вы думаете об этом предложении? Поможет ли оно поддержать людей с низкими доходами, и если да, то за чей счет это следует делать?

— Начнем с конца. I think, что здравый смысл все-таки возьмет верх, и мы не будем заказывать банкеты за счет банков. Если мы хотим сделать что-то социально направленное, то все-таки будем брать на это средства из соответствующих государственных источников. Но сама инициатива, of course, заслуживает уважения и поддержки. В России очень широкий слой населения с низкими доходами. Они с большим трудом делают накопления. Иногда их даже называют неприятными словами «гробовые деньги». The bottom line is, что люди стараются отложить на черный день, на случай болезни. Предложение отнестись к этим людям с особым трепетом и особой деликатностью, помочь им обеспечить некий стабильный запас, защищенный хотя бы от инфляционных издержек, correct. Но если государство примет эту идею, а потом скажет, что за банкет платят банки, картина будет другой. Такую щедрость всегда легко проявлять за чужой счет, но это не всегда дает должный эффект. В таком случае забота о бедных ляжет на плечи других клиентов банков. Банки будут вынуждены свои расходы на поддержание повышенных ставок по таким депозитам перекладывать на остальных клиентов, закладывая ее в процентные ставки, в комиссионные за платежи и так далее. As a result,, мы получим благое намерение с не самым приятным эффектом. Но я надеюсь, что эта инициатива со стороны государства будет государственными же источниками и поддержана.

— Как вы считаете, ставки по таким депозитам лучше привязать к ключевой ставке ЦБ или к инфляции?

— С одной стороны, инфляция — гораздо более понятный для населения индекс. Но официально мы можем декларировать инфляцию на уровне 4%, тогда как на практике она будет намного выше. В этом смысле ключевая ставка — более четкий индекс, и к нему может быть больше доверия. Ключевая ставка — прозрачный показатель, который не зависит от того, под каким углом на него смотреть. Так что при более высокой ключевой ставке будет более симпатично ориентироваться на нее, а в случае быстрого роста цен — на инфляцию. I think, это не принципиально, ведь инфляция и ключевая ставка — два показателя, которые коррелируют друг с другом. Можно любой вариант выбирать, это уже частности, которые не так важны. the main thing, что мы должны понимать — инфляция для этой категории граждан на порядок выше, чем мы декларируем по официальной статистике. Этих людей нужно поддержать.

— Нужен ли для таких вкладов лимит? Сейчас предлагают установить ограничение в 300 thousand. Это оправдано?

— Безусловно, лимит нужен. Он может быть чуть больше или чуть меньше 300 thousand. Everything will depend on, как государство рассчитает свои силы и возможности по субсидированию процентных ставок по таким вкладам, if, of course, оно не собирается переложить издержки на банки. I think, 300 тысяч рублей — оптимальная сумма, а компенсация со стороны государства будет не слишком высока, потому что значительная часть будет укладываться в рынок, а те надбавки, которые придется доплачивать, будут гораздо более скромными. Условно, если сделать ставку по такому вкладу 8%, то при рыночной ставке в 6% государству придется доплачивать только 2%. Это не так много.

Till 300 тысяч рублей — это цифра, взятая с потолка. У нас огромное количество людей не имеют даже 100 тысяч рублей на вкладах. Дробление и расслоение населения в России столь сильно, что совсем небольшая прослойка граждан держит на в банках страховую сумму в 1,4 million rubles. Потом сумма средств на вкладах резко падает до 100 thousand. Середины нет. Good, если подавляющее большинство россиян хоть 100 тысяч рублей могут отложить. So that 300 тысяч рублей — это хорошая сумма и не критичное ограничение.

— По логике, раз мы говорим о том, что вклады с повышенными ставками создаются для малообеспеченных людей, so, должен быть какой-то контроль на входе. I.e: для участия в этой истории человеку нужно будет подтвердить свой доход, показать справку о зарплате? Не обернется ли все это бесконечным хождением за справками?

— Мы знаем всю информацию о гражданах вдоль и поперек, поэтому требовать каких-то дополнительных справок, confirming, что доход у них такой, а не больше, I think, not worth it. Особенно если речь идет только об одном банковском вкладе, ограниченном по сумме. Если банк видит, что по официальным данным у человека вот такой доход, он может без справок принять решение об открытии вклада с повышенным процентом. Если у него вдруг обнаружится еще три копейки со стороны, eg, ему эти деньги прислал родственник, так ли это страшно? Yes, in USA, let us say, если человек получает помощь от государства, даже переводы от родственников строго учитывают и обращают на них внимание. Но там речь идет о другом уровне жизни. Давайте сначала обеспечим людей хотя бы на этом уровне гарантированными вкладами, а потом уже будем разбираться. Of course, всегда найдутся хитрецы, которые будут в разы богаче, но при этом будут прикидываться бедными. Но это уже другая тема.

— Правильно я понимаю, что раз у банков есть вся нужна информация о клиентах, они могут открывать такие вклады автоматически, без дополнительных подтверждений?

— Возможно, потребуется какое-то подтверждение дохода от налоговой через Госуслуги. Но если мы видим налоги, мы видим и доходы. Another thing, что с таким же запросом может прийти человек с низкими доходами, но с имуществом в 25 apartments, 30 домов и яхтой. В таком случае возникает вопрос, является ли он малоимущим. Of course, no. so, кроме дохода должен быть какой-то имущественный контроль.

Защита от мошенников

В ЦБ предложили ввести обязательную сумму, которую банки должны будут возвращать клиентам в случае кражи средств со счетов, а также изменить сам порядок списания средств по операциям, которые выглядят как мошеннические.

Речь идет о планах регулятора внести изменения в 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Сумму, которую определит ЦБ, в случае кражи средств со счетов физлиц банки должны будут возвращать клиентам в упрощенном порядке. It is assumed, that in order, чтобы рассчитывать на такую «компенсацию», владелец счета должен будет уведомить банк о мошенничестве не позднее следующего дня после проведения операции. Как пишет РБК, ссылаясь на данные Центробанка, вернуть средства можно будет в среднем в 80-90% всех случаев социальной инженерии. Банкам с низким уровнем системы по предотвращению хищений, perhaps, придется вернуть клиенту всю похищенную сумму. Затронет ли это нововведение людей, которые сами под воздействием мошенников переводят им деньги, It's not clear yet.

Наряду с этим регулятор предлагает значительно изменить и саму процедуру подтверждения со стороны банков тех операций, которые имеют признаки мошеннических. In particular, ЦБ предлагает замораживать подозрительные переводы на один-два рабочих дня, чтобы у клиента было время понять, что он перечисляет деньги мошенникам, и отменить операцию.

Обязанность проверять операции на предмет мошенничества регулятор хочет возложить как на банки, в которых обслуживаются «жертвы мошенников», так и на банки, в которых обслуживаются сами «мошенники», то есть — на банки, в которые уходят деньги. In particular, and they, и другие должны будут сверяться с базой о переводах без согласия клиента, которую ведет сам ЦБ. Если информация о получателе средств содержится в этой базе данных, у банков будет право заблокировать все расходные операции по счету получателя средств на пять рабочих дней.

— Центробанк разработал меры по защите банковских счетов россиян от мошенников и возврату средств в случае их кражи. Как они будут работать?

— Порядок списания средств, really, требует очень четкой детализации. Let's, клиент заявляет в банк о незаконном списании средств. В течение определенного времени с ним должны связаться по нескольким каналам, to identify, что он это он. Если выясняется, что заблокировать счет и остановить операцию пытается не какой-то аферист, а сам клиент, тогда можно вменить банку в обязанность остановить перечисленные деньги, сказать тому контрагенту, который принял деньги, заморозить этот платеж, потому что есть подозрение на мошенничество. Эта процедура должна быть очень детально прописана.

На самом деле бывают, и довольно часто, случаи, когда безотносительно вины клиента с него списывают средства. Но когда он об этом заявляет, банк говорит: «Я не могу остановить платеж, потому что я не знаю, кто ты есть». Eventually, время на выяснения потрачено, а деньги ушли. Furthermore, когда люди потом обращаются в правоохранительные органы, там тоже долго не возбуждают дело, не пытаются предпринять какие-то меры. Поэтому вполне логично продумать процедуры, когда любое обращение со стороны клиента при его первичной идентификации требует принятия каких-то оперативных мер. Банк эти меры предпринимает с последующим выяснением истинности или неистинности платежа. Это движение в правильном направлении, которое поможет защитить клиентов, которые все чаще подвергаются преступным посягательствам со стороны мошенников и нуждаются в защите, ведь не всегда это связано с их ошибками и оплошностями. Нередко это связано с хакерским творчеством.

Another thing, когда вдруг инициатор этой гениальной идеи говорит: it does not matter, виноват ли банк, виноват ли клиент, за любое списание банк должен возвращать фиксированную сумму. Вот это уже, I think, противоречит здравому смыслу, because, если две стороны находятся в финансовых правоотношениях, и обе невиновны, накладывать ответственность на одну из сторон недопустимо. Если законодательно будут прописаны определенные действия со стороны банка, eg, заморозить средства, и он их не предпринял, тогда он виновен, Yes, и должен заплатить. Но если банк не виновен, и деньги были списаны, недопустимо на невиновную сторону возлагать ответственность. Слишком много банкетов пытаются заказать за счет банков.

Я достаточно критически отношусь к тому, что некоторые банки зарабатывают действительно огромные деньги при том, что не снижают процентные ставки, взвинчивают комиссионные вознаграждения. Но это другая история. Это как раз вопрос к банкам с госучастием, которым государство дает максимум преференций и возможностей, and they, зарабатывая гигантские деньги, держат двузначную процентную ставку. Но даже в отношении этих банков нельзя ставить вопрос таким образом, что раз уж вы много зарабатывайте, то и платите, даже если невиновны. Если уж такие предложения выдвигает государственное ведомство, то пусть само и платит за свои гуманные идеи. But that, что людей надо защищать — и процедурно, и путем просвещения, и путем продумывания возможностей оперативного реагирования на такие случаи — это правильно.

— Я вижу, что ЦБ в этом отношении кое-что предусмотрел. for example, регулятор предлагает, чтобы банки сами проверяли операции на признаки мошенничества и при необходимости замораживали платежи на пару дней, за которые клиент может осознать, что перечисляет деньги мошенникам, и заявить об отмене операции.

— Такие меры уже приняты для борьбы с отмыванием средств, финансированием терроризма, наркотическим бизнесом. Есть ряд случаев, when the bank, увидев признаки отмывочных операций, когда деньги списываются и расходятся по десяткам счетов, должен заблокировать средства.

— Я так понимаю, что ЦБ предложил аналогичный механизм применять и в том случае, когда операция похожа на мошенническую?

— Совершенно верно. Если есть признаки мошенничества, банк должен иметь возможность заблокировать средства. it, true, трудоемкая история, которая накладывает на банки дополнительную нагрузку. Но в данном случае понятно, что банк должен управлять рисками. Такую инициативу надо поддержать.

— Что это могут быть за признаки мошеннических операций?

— Когда идут небольшие частые списания, или два одинаковых платежа по разным инстанциям и назначение не расшифровано. Когда одни и те же лица получают из разных источников одинаковые суммы, и их происхождение совсем не понятно, потому что сумма вроде большая, а договора нет. Or vice versa: когда идет дробление суммы, когда деньги перечислены, а на втором шаге они дробятся и уходят по разным счетам, после чего обналичиваются. I.e, определенный набор признаков мошеннических операций уже известен.

— Не получится ли так, что заморозка операций с признаками мошеннических срикошетит на всех остальных, и люди столкнуться с заморозкой переводов по ошибке?

— Получится. Поэтому так важно сейчас грамотно прописать все процедуры. Любое позитивное действие может быть извращено и обращено в обратную сторону. Но в том и задача регулятора, законодателей — прописать и продумать защиту не только от мошеннических посягательств, но еще и защиту от ошибок и бюрократии, которая под благим предлогом может создавать трудности на ровном месте.

Сегодня технические возможности позволяют обеспечить максимально оперативный диалоговый режим: банк вступает в контакт с клиентом, быстро его верифицирует и начинает работать по его заявке.

— ЦБ предлагает возложить ответственность не только на банки, откуда мошенники списывают деньги, но и на банки, в которые эти средства поступают. It is a good idea?

— Без симметричного контроля решить проблему невозможно. let us say, клиент обратился в банк и заявил о несанкционированном списании средств. Банк по процедуре обязан сообщить банку-контрагенту, в который ушли деньги. А тот говорит: «Мне нужно убедиться в том, что речь идет о мошенничестве и незаконном списании, и пока я в этом не уверюсь, буду выполнять поручения моего клиента». А в это время этот самый «клиент» уже раскидывает деньги по множеству разных счетов и обналичивает их. certainly, вторая сторона, находясь в цепочке, должна нести такую же ответственность и выполнять процедуру так же четко: по заявке клиента банк срочно должен сообщить о подозрительной операции контрагенту, а банк-контрагент должен в рамках прописанных процедур заморозить деньги. Yes, expensive. Все это дополнительная работа, операционные расходы. Но это того стоит. Когда мы минимизируем риски такого рода мошенничеств, количество этих операций сократится.

Запрет на онлайн-кредиты

Клиентам банков дадут возможность запретить выдачу онлайн-кредитов на свое имя, чтобы их не могли получить мошенники. Пока о таком решении заявили отдельные игроки рынка, but, как пишет РБК, ЦБ хочет обязать все банки давать клиентам такое право.

— Как вы относитесь к предложению регулятора запретить выдачу онлайн-кредитов по просьбе клиентов?

— Вот это предложение, которое не вызывает никакого вопроса. for example, когда вы оформляете банковскую карту, у вас спрашивают: «Какой кредитный лимит установить?» Я всегда отвечаю — ноль. Не хочу уходить в минус, если забуду вовремя внести деньги. Точно так же человек должен иметь возможность сказать: «Я не хочу иметь овердрафт, который я не оформил в помещении банка. Захочу кредит — приду в офис банка и все сделаю. Если я не пришел, so, мне это не нужно. All, что я не подписал лично, неприемлемо». Это абсолютно справедливая мера.

— При том, что сейчас много предодобренных кредитов, и мошенники этим активно пользуются: оформляют кредиты, выводят деньги на другой счет, а люди только спустя время узнают о своих космических долгах перед банками.

— Я знаю историю девушки, которая только спустя полтора года узнала, что ей выдали кредит и по нему уже начисляются проценты. А она всего-навсего отправила заявку в банк, ей месяц не отвечали, и она благополучно об этом забыла. Спустя полтора года ей предъявляют, что кредит наполовину был израсходован на его же обслуживание. А все дело было в пометке мелким шрифтом в самом конце бланка-заявки на кредит. Там было сказано, what, если заявка будет рассмотрена положительно, кредит будет выдан автоматически. Это недобросовестная деятельность со стороны кредитной организации, and, очень известной. Это очень некрасиво. Поэтому все эти онлайн-кредиты, предодобренные кредиты вызывают много вопросов. Пришел, подписал бумаги — только так. Поэтому я такую инициативу всецело поддерживаю.

Anna Semenets

A source