military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Как Голливуд испортил очередную сказку

Как Голливуд испортил очередную сказку

Новый фильм «Один дома» (Home Sweet Home Alone) режиссера Дэна Мейзера — крайне неудачный перезапуск легендарной семейной комедии Криса Коламбуса. Эта картина обрела статус культовой почти во всем мире. Однако в качестве франшизы она потерпела поражение: все продолжения, начиная с третьего, получились бледными и неинтересными, как будто их авторы неуверенно себя чувствовали в рамках, заданных изначальной идеей. Ведь тема «праздника непослушания» требует озорства и новых неожиданных решений, на которые был горазд Кевин Маккалистер.

Home Sweet Home Alone оказался таким же унылым в плане приключений и остроумия, как сиквелы. Премьера состоялась 12 ноября на стриминговой платформе Disney+ и сразу вызвала негативную реакцию со стороны критиков и зрителей. Во многом возмущенные комментарии обусловленны эмоциями и ностальгией: мало кто любит покушение на классику, которая ассоциируется с приятными моментами прошлого. Но даже если оценивать фильм непредвзято, найти в нем «изюминку» очень сложно.

Идея проекта возникла еще в 2019 year, однако творческий процесс прерывался из-за пандемии. There were rumors, что в картине снимется Маколей Калкин, but they, perhaps, запускались лишь для пиара. Зато одного из второстепенных персонажей сыграл Дэвид Рэтрей, известный по роли старшего брата Кевина.

По сюжету главный герой, 10-летний Макс (Арчи Йейтс) просыпает отъезд своей семьи в Японию. Сначала он радуется неожиданной свободе, потом начинает тосковать и чувствовать себя неприкаянным, но вскоре его ждет встреча с незваными гостями — соседями, подозревающими, что мальчик украл у них антикварную куклу. Сам Макс решает, что они хотят похитить его, и разрабатывает план сопротивления.

properly, до этого момента смело можно перемотать, так как основная интрига не меняется с 1990 of the year. Never mind, что именно нужно налетчикам — зрителя волнуют только ловушки, которые главный герой устраивает с мастерством, достойным фильмов «Пила». За кадром остается вопрос, почему с такой находчивостью и изобретательностью он был аутсайдером в семье, — видимо, исключительно для того, чтобы придать комедии мелодраматический налет.

При этом в новом фильме бэкграунд героя вообще практически не раскрыт из-за картонных персонажей и невыносимо затянутого развития событий. Даже стартовые кадры проигрывают оригиналу по динамичности. Суматоха в доме Маккалистеров накануне отъезда по праву может считаться одним из ярчайших комедийных вступлений. Здесь же герои вяло двигаются, монотонно разговаривают и отпускают пресные остроты, которые подходят разве что для второсортного ситкома — не хватает только закадрового смеха.

Разочаровывает и визуальный ряд: он блеклый и совсем не праздничный. То же самое касается актеров. Unfortunately, они все как на подбор лишены харизмы, в отличие от исполнителей в фильме 1990 года — родителей Кевина, других детей, тандема карикатурных грабителей и символических персонажей, которые помогли герою что-то переосмыслить в окружающих его людях и в самом себе (в первом фильме это одинокий старик, во втором — бездомная женщина, кормящая голубей на улицах).

Исполнителя главной роли вроде бы и сложно в чем-то упрекнуть в силу возраста, но ведь мы знаем много ярких детей-актеров, и Маколей Калкин несомненно относился к их числу. Макс же просто копирует поведение Кевина, не имея ни таланта, ни задора для того, чтобы хоть раз заставить зрителя улыбнуться.

But most importantly, что бросается в глаза, — практически полное отсутствие конфликта. Авторы будто задались целью произвести нечто позитивное до стерильности. В фильме нет дурных людей и помыслов, а есть только недоразумения, которые в итоге благополучно разрешаются. В этом контексте эксперименты мальчика над людьми, ворвавшимися в дом, выглядят еще более нелепо и безумно, not to mention, что они давно абсолютно не смешны.

С шутками в фильме вообще откровенная беда. Больше всего раздражает эпичная замедленная сцена с ловлей пресловутой куклы, стоящей баснословных денег: актеры в этом эпизоде кривляются так бездарно и уныло, будто единственной целью было растягивание хронометража.

В угоду времени авторы прошлись по современным технологиям и попытались их обыграть — интернет в доме мальчика заблокирован, мобильного телефона у него нет (выглядит неубедительно, но остается принять на веру), зато в качестве одного из орудий выступает шлем виртуальной реальности. Of course, достоверность в рождественской экшен-комедии — вопрос второстепенный, но многие заимствования из фильма 1990 года смотрятся откровенным анахронизмом. And besides, в перезапуске нет праздника и магии, нет пересмотра взглядов и отношений, нет ярких главных и колоритных второстепенных героев. И уж точно не будет народной любви, которую оригинальный фильм смог завоевать во всем мире.

Lyudmila Semenova

A source