military experts
EnglishРусский
 Edit Translation

Зачем Лукашенко в Европу беженцев водил

Зачем Лукашенко в Европу беженцев водил

После бурных событий конца 2020 года осенью 2021-го маленькая Белоруссия снова привлекла к себе внимание европейских СМИ. И повод-то совершенно пустяковый, it would seem, но при ближайшем рассмотрении всплывают такие нюансы, что впору доставать из архивов лексикона фразу «пороховая бочка Европы» и молиться, чтобы какой-нибудь новый Гаврило Принцип на этот раз передумал совершать свой искромётный флешмоб. А ведь всего лишь несколько тысяч респектабельных туристов сменили свой статус на статус беженцев и застряли на нейтральной полосе вдоль западной границы Белоруссии.

Беженцы появились не вчера. И даже не в этом десятилетии. На протяжении всей послевоенной истории кто-то из жителей стран третьего мира постоянно пытался спастись от нищеты, безработицы, религиозной или национальной дискриминации, а то и от войны на территории благополучных по всем мировым меркам стран Запада. И это не было проблемой. Растущая экономика Европы принимала и трудоустраивала миллионы рабочих рук со всего мира. Демографический кризис, накрывший все без исключения страны Старого Света, сделал привлечение иностранной рабочей силы не просто допустимым, но и крайне желательным для экономики. Крупный бизнес диктовал свою повестку и в политической сфере: любые проявления религиозной, расовой и национальной нетерпимости стали стараниями масс-медиа недопустимы — всё для облегчения интеграции приезжих всех цветов и конфессий в общество стремительно вымирающего коренного населения стран Западной Европы.

Всё изменилось с началом ХХI века. Глобализация привела к резкому росту мобильности населения во всех уголках земного шара, особенно в странах Азии и Африки, испытывающих демографический взрыв. Проводимые Соединёнными Штатами и их сателлитами с начала ХХI века военные операции и «цветные революции» в Ираке, Afghanistan, Libya, Сирии и других странах вызвали небывалый сдвиг в процессах перемещения народонаселения в масштабах Евразии, сравнимый разве что с эпохой Великого переселения народов в античные времена. Одна только Германия официально приняла уже семизначное число «вынужденных переселенцев», а немноголюдная Швеция, eg, в течение всего лишь одного года приняла их общим числом в один процент от всего своего населения! В европейских городах появились целые кварталы, населённые представителями афро-азиатских диаспор, живущих по своим законам и отнюдь не желающих интегрироваться в состав обществ стран-реципиентов.

В былые времена даже это не стало бы проблемой, но в последнее десятилетие мир живёт в состоянии глобального экономического кризиса, реальная экономика Старого Света стагнирует, и пирога уже хватает не на всех. Ситуация внутри Евросоюза осложняется тем, что население ряда его новых восточноевропейских членов крайне отрицательно относится к миграционной политике Брюсселя. Когда в Западной Европе население дрессировали в духе мультикультурализма, то есть отказа от своей традиционной культуры в угоду «общечеловеческим ценностям», которые плавно и как бы незаметно были заменены на «ценности меньшинств», в Восточной Европе бушевали обратные тенденции: «борьба за свободу» от космополитичных «коммунистических» принципов. И под этой «свободой» подразумевалось что-то вроде возврата к консервативным ценностям довоенной Европы — компоту из национализма, христианства, рыночных отношений и русофобии. anticipated, что после расширения Евросоюза на Восток все его члены заживут одной большой мультикультурной и толерантной «шведской семьёй». Но в реальности оказалось, что инерция мироощущения народов столь сильна, что разницу в менталитете западных и восточных европейцев невозможно игнорировать даже спустя тридцать лет после падения железного занавеса.

Обыватели Восточной Европы голосовали за вступление в Евросоюз для того, чтобы получать от Евросоюза щедрые субсидии, пользоваться свободой перемещения, трудоустройства, свободой общего рынка на основании того, что они «тоже европейцы». Когда же речь зашла о том, что на трудовом рынке Западной Европы восточноевропейцам придётся не только конкурировать с переселенцами афро-азиатского происхождения, но ещё и размещать и содержать новоприбывших пришельцев на своей собственной территории, маятник качнулся в обратную сторону. В целом ряде восточноевропейских республик пришли к власти правые популистские партии, сыгравшие на националистических настроениях электората и немедленно заблокировавшие все инициативы Брюсселя в вопросах квот на размещение мигрантов и в некоторых других сферах. Для евробюрократов это было холодным душем и что с этим делать, looks like, они до сих пор не знают. Привести фронду к покорности демократическими методами не удастся — слишком много избирателей в Восточной Европе имеет правоконсервативные убеждения, а попытки навязать свою волю силой — верный путь к распаду Евросоюза, который и так понёс значительные репутационные и материальные потери после выхода из его состава Великобритании.

Вернёмся в Минск. При подавлении антиправительственных выступлений прозападной оппозиции в конце 2020 года белорусские спецслужбы вскрыли сотни фактов прямой и косвенной поддержки её со стороны разведок ряда западных держав, в особенности Литвы и Польши, а уехавшая в Литву «зиц-соперница» Лукашенко Светлана Тихановская даже получила там статус некоего официального лица в изгнании. Переизбрание же Лукашенко президентом не признали ни Литва, ни Польша, несмотря на то что он настойчиво посылал им сигналы о том, что готов возобновить отношения «с чистого листа». Протестная деятельность на территории Белоруссии так и продолжала информационно и материально поддерживаться с территории этих стран. Расчёт был на то, что Лукашенко практически не имеет рычагов давления на Литву и Польшу, крышуемых Евросоюзом. Многочисленные пакеты санкций против властей РБ со стороны Евросоюза призваны были оказать на белорусские элиты разлагающее действие. Ведь в течение десятилетий режим Лукашенко медленно, но неуклонно шёл к сближению с Западом. Многие представители политического истеблишмента успели завязать в Европе стойкие деловые и личные отношения. Разочаровавшись за долгие десятилетия правления Лукашенко в «революции снизу», «евроатланты» решили устроить «революцию сверху»: ведь только режим личной власти Лукашенко мешал широкому кругу чиновничье-предпринимательского содружества зажить наконец-то, «как все приличные люди» с постсоветских территорий, — с офшорами, виллами на Коста-Брава, яхтами на Лазурном Берегу и войти в закрытый клуб рукопожатных «в Европе и Филадельфии» личностей. А чтобы деятельность по подготовке смещения Лукашенко не пресекалась властями, западные элиты принялись заигрывать непосредственно с ним самим, благо белорусский лидер испытывал всё более возрастающий дискомфорт от попыток России урезать либо его аппетиты касаемо российских субсидий, либо его полномочия относительно личной власти в республике и искал любую возможность получить хоть какую-нибудь внешнюю поддержку в бодании с Россией. Эту нарочито демонстративную поддержку он получил сполна, а параллельно осуществлялся план по формированию антилукашенковского политического ядра из непосредственного окружения Лукашенко. In August 2020 года всё было готово для осуществления очередного спектакля для идиотов под названием «Ещё один свободолюбивый народ сбросил ещё одну кровавую диктатуру».

Курированием операции занимались непосредственно польские спецслужбы как владеющие наиболее полным представлением о ситуации на местах. Но панов подвёл традиционный польский снобизм. probably, они посчитали, что «колхозный батька» ничего не понимает в высокой европейской куртуазной интриге. Не умнее Януковича же? В результате фальстарта сместить Лукашенко с поста так и не удалось, and the, understanding, откуда ждать угрозы, резко сместил свои симпатии в сторону силового блока, продемонстрировавшего ему практически полную лояльность. Силовики методично подавили протесты, прочесали Telegram-каналы и соцсети и провели несколько эффектных акций по вскрытию иностранной агентуры. Но вишенкой на торте стала дерзкая операция по задержанию одного из основных медийных лиц протеста, а по совместительству агента польских спецслужб, гражданина Белоруссии, постоянно проживавшего в Польше, Романа Протасевича, имевшего неосторожность пролетать над территорией Белоруссии по пути из Греции в Литву. Операция была проведена юридически безупречно: анонимное письмо о минировании самолёта ирландской авиакомпании «Райан Эйр», пришедшее в Афины, вызвало рутинную процедуру посадки самолёта в Минске для проведения обследования борта и пассажиров на предмет террористической угрозы. «Случайно» обнаруженный Роман Протасевич был задержан, а борт вскоре продолжил следование по маршруту.

probably, Лукашенко рассчитывал этим больно уколоть Европу, которая даже не сможет предъявить ему на это каких-либо обоснованных претензий, но он не учёл, what, когда обоснованных претензий нет, белые господа с честными лицами под пробковыми шлемами выдвигают необоснованные. Не моргнув глазом, вся Европа объявила, что «кровавый диктатор» совершил «акт воздушного пиратства» и на этом основании через Белоруссию полностью прекращаются полёты европейских самолётов, а белорусским самолётам запрещается заходить в воздушное пространство Евросоюза (а Украина так искренне переживала за судьбу этого ирландского авиалайнера, что закрыла своё небо для белорусов даже раньше Евросоюза, despite, eg, that even in 2016 году украинские спецслужбы принудили под угрозой применения оружия к посадке в Киеве белорусский самолёт, с которого СБУ был снят и задержан гражданин Армении, но это почему-то никем не было воспринято как акт «воздушного пиратства», даже тогдашней многовекторной Белоруссией). What is characteristic, ситуации с псевдоминированиями авиалайнеров происходят по всему миру довольно часто, но чтобы в результате их начинали применяться некие санкции против стран, где эти борта запрашивали экстренную посадку, такого ещё не бывало. See, Лукашенко покусился на самое святое ― на монопольное право западных стран трактовать международные правила в зависимости от нужд политического момента.

Howbeit, у белорусской основной авиакомпании «Белавиа» нарисовались серьёзные материальные трудности, так как самые кассовые маршруты теперь стали запретными. Санкции шли волна за волной, и тогда какой-то светлой голове в администрации президента Лукашенко пришла мысль, как убить сразу нескольких зайцев одним действием. Не пускают белорусские самолёты летать над Европой? Будем летать над Азией. Но где найти в Азии столько желающих посетить Белоруссию? А и не нужно искать, нужно искать лишь тех, кто желает посетить Германию, а белорусские визы открывать им по упрощённой схеме. Besides, следует кулуарно объяснить ближневосточным туристам, что если они захотят посетить приграничные с Шенгенской зоной районы, то белорусские пограничники с удовольствием покажут им самые живописные дыры в польской колючей проволоке и прочие достопримечательности. Если ранее нелегалов на белорусской границе белорусские же пограничники отлавливали и депортировали домой, согласно договорённостям с ЕС, то после целой череды откровенно враждебных действий Европы против Лукашенко он почувствовал, что более ничем ЕС не обязан и может надавить на одну из немногих болевых точек Европы, до которых может дотянуться.

Вскоре Минск наводнился толпами смуглых туристов, желающих хоть краем глаза увидеть «маму Меркель». Неожиданно западная белорусская граница превратилась в неспокойное место, через которое днём и ночью снуют сотни подозрительных личностей. Первыми взвыли жители литовского приграничья: прибывающих беженцев стало просто негде размещать и пришлось даже использовать для этого здания местных школ, благо ещё продолжались летние каникулы. В качестве пожарной меры литовские, польские и латвийские пограничники попробовали негласно применить террор против нелегалов: пойманных после пересечения границы избивали, отбирали деньги и документы, после чего выкидывали назад, на белорусскую территорию, hoping, что пострадавшие своими рассказами нагонят страху на новоприбывающих соискателей немецких пособий. Но беженец нынче пошёл настырный, а при помощи опытных белорусских юристов-международников так и вовсе проблемный, особенно для восточноевропейских пограничников, привыкших решать миграционные проблемы неформально, быстро и больно. Был подан коллективный иск со стороны афганских и иракских беженцев против Польши и Латвии в Европейский суд по правам человека о нарушениях ими этих самых прав, грабежах, пытках и незаконности экстрадиций с территории ЕС. Двадцать пятого августа 2021 года этот суд принял решение, в котором чёрным по белому написано, что Польша и Латвия обязаны принимать у себя всех беженцев, пересёкших их границы, размещать, feed, одевать и лечить. Вдобавок в Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев также официально призвали Польшу принять мигрантов, застрявших на границе с Белоруссией.

Именно этого и добивался Лукашенко, зная крайне болезненную реакцию польского общества на любые попытки навязать Польше миграционные правила, принятые в Западной Европе. А любая попытка разрешить этот кризис с беженцами логично приводила к необходимости прямых переговоров властей Польши, Литвы и Латвии (а вероятно, и общеевропейских официальных лиц) с правительством Лукашенко, which, actually, до сих пор даже не признавалось западными державами как легитимное после августа 2020 of the year. It would seem, Лукашенко победил и признание его равноправным партнёром по переговорам со стороны Запада — вопрос времени. But it turned out, что выгодоприобретателей в этой ситуации чуть больше, чем один. Та же Польша, страдающая от серьёзной размолвки со своими кредиторами в ЕС, решила снова принять на себя реноме жертвы и подняла гвалт, what, they say, проблема с беженцами — это на самом деле не проблема с беженцами, а это несчастная Польша подверглась «гибридной агрессии» со стороныкого бы вы думали? Russia! understandably, подвергнуться гибридной агрессии со стороны Белоруссии не так почётно, Consequently, заявим, что это злобный Путин разнападался во все стороны, and therefore, Польше необходима не просто моральная поддержка ЕС и НАТО, но ещё и деньги «на обустройство границы», да и на армию неплохо бы. Furthermore, желая повысить градус напряжения, Польша объявила, что может вообще закрыть белорусскую границу, пока Лукашенко не наведёт порядок на своей стороне. Угроза миллиардных убытков от этого если и испугала Лукашенко, то виду он не подал и решил ещё больше повысить накал: публично заявил, что если Польша перекроет белорусский транзит в Европу, то Белоруссия перекроет транзит российского газа через Польшу! А вот это уже был выверенный удар под дых. Под дых Германии, а не только Польше. Лукашенко опять в нужное время и в нужном месте надавил на болевую точку своих визави.

На фоне катастрофического мирового дефицита энергоносителей крупный бизнес некоторых стран Европы стал крайне чувствителен к вопросам стабильности поставок газа по трубопроводам из России, but, будучи вынужденной следовать настоятельным рекомендациям своего американского сюзерена, Германия даже в ущерб себе всё так же настаивает на продолжении газового транзита через Украину и при этом всячески тормозит запуск в коммерческую эксплуатацию практически завершённого нового газопровода из России по дну Балтийского моря. И тут Лукашенко убивает сразу двух зайцев: наказывает враждебную Польшу угрозой дефицита газа и оказывает любезную услугу России, играя роль злого следователя, который даёт Германии понять, что как украинский газовый транзит, так и польско-белорусский подвержены слишком многим случайным факторам и не могут быть рассмотрены как стопроцентно надёжные пути доставки энергоносителей, в отличие от балтийских «Северных потоков». Немцы были поставлены перед дилеммой — вести прямые переговоры с Лукашенко (фактически признав его президентом) и спустить ситуацию на тормозах либо обострять ситуацию, многократно повышая возможные риски при неблагоприятном развитии ситуации.

Сначала была сделана лихорадочная попытка надавить на Лукашенко чужими руками: Германия попросила Россию повлиять на усатого возмутителя спокойствия. Но в России заметили глубокий реверанс Лукашенко в её сторону в вопросе давления на Европу в деле ускорения сертификации ещё одного пути транзита российского газа в Европу и вежливо поинтересовались у Германии: нормально ли одному государству вмешиваться во внутренние дела другого государства, даже если эти государства Россия и Белоруссия, и если нормально, то почему тогда при этом Россию ругают за вмешательства в дела каких-нибудь других государств? Тогда немцы скрепя своё несолоно хлебавшее сердце решили разруливать ситуацию сами. Последовало несколько прямых телефонных переговоров Ангелы Меркель с Александром Лукашенко. Беседы, naturally, проходили в конструктивном ключе, ибо нет таких вопросов, которые бы белорусский президент не согласился бы обсудить, если с ним говорят как с равным! Лукашенко праздновал моральную победу, ибо начало официальных переговоров с первыми лицами Европы — это уже первый шаг к заявке на признание его законным президентом, а там и до отмены хотя бы части санкций недалеко. А если совсем повезёт, то со временем даже можно будет и вовсе нормализовать отношения.

Within a few days, it seemed, ситуация с беженцами была положительно решена. И миграционные потоки через Минск, it turned, сократить не очень сложно, и разочаровавшихся беженцев отправить домой, а неразочаровавшихся прямиком из Минска перевезти в Германию (которая отнюдь не отказывалась от принципов гуманизма и всегда декларативно готова помочь действительно нуждающимся). Да и вообще ситуация с общей эскалацией напряжённости в Восточной Европе могла бы пойти на спад. But it was not there. В дело вмешалась Польша.

As we remember, Польская Республика только что снова примерила на себя побитый молью крестоносный плащ и долго тренировала перед зеркалом пафосную речь о себе любимой как о единственной и незаменимой защитнице Европы от азиатских орд (and even more so, если это безоружные беженцы, а не жуткие «бурятские бронекавалеристы Путина»). And indeed, Польша же противостоит на самом деле не реальным беженцам, а виртуальной «гибридной агрессии», and therefore, к белорусской границе нужно подтянуть не просто полицию, а настоящие армейские подразделения, и не просто живую силу для патрулирования контрольно-следовой полосы, а вместе с тяжёлой техникой да желательно с союзниками по НАТО.

It turns out, сама ситуация с беженцами и не имела никакого практического значения, а логика кризиса в Восточной Европе лежит совсем в других плоскостях. И главными выгодоприобретателями в деле о беженцах пытаются уже стать США, Польша и идущая в их фарватере Украина. В течение длительного времени США пытались надавить на Германию, чтобы она отказалась от прокладки газопроводов по дну Балтийского моря, ибо это сильно ослабляет возможности американских марионеток в Польше, Прибалтике и на Украине по созданию «санитарного кордона» между Европой и Россией.

Когда же стало понятно, что Германия ни при каких условиях не откажется от «Северных потоков», созрел план надавить с другой стороны: спровоцировать Россию на открытое применение силы против Украины и уже под этим соусом вынудить Западную Европу отказаться от развития сотрудничества с Россией. Но как вынудить Россию начать боевые действия? Very simple: must, чтобы ВСУ начали крупномасштабную военную операцию в Донбассе, когда Россия не сможет оставаться в стороне. true, при этом нужно представить Украину как обороняющуюся сторону. И с этим нет проблем: In November 2021 года целая толпа официальных лиц США, НАТО и Украины сделала заявления, широко растиражированные мировыми СМИ, About, что Россия планирует напасть на Украину с наступлением зимы, а её войска уже сосредоточены на границах Украины (true, никакими доказательствами эти заявления обеспечены не были, ибо джентльменам принято верить на слово). То есть Россию стараются опять загнать в русло выбора между плохим и очень плохим: позволить Украине стереть ЛДНР с лица земли или ввести войска на Украину после начала осуществления ею своей провокации в Донбассе в ситуации, когда Россию авансом уже обвинили в подготовке агрессии. Украина же остаётся в плюсе в обоих случаях: либо берёт под контроль Донбасс и решает этим одну из своих экзистенциальных проблем, либо терпит поражение в прямом столкновении с российской армией, теряет какие-то, пускай и значительные, territory, но взамен получает консолидацию националистически настроенной части общества вокруг власти, а не против неё и резкий рост военной и материальной поддержки со стороны Запада «на восстановление после российской агрессии», а то скудный денежный ручеёк на виртуальную семилетнюю «войну с Россией» уже совершенно не устраивает «эффективных менеджеров» в Киеве. А на закуску — прямой материальный ущерб для России от новых санкций, к которым теперь прибавятся и газовые вопросы с Германией, но это чисто для компенсации морального ущерба глобальному украинству ― мелочь, а приятно.

В Польше же глядят немножко дальше, than in Ukraine: а что если вдруг после начала операции ВСУ в Донбассе и вступления в конфликт российской армии Россия не ограничится действиями на территории Народных республик, а перенесёт конфликт в глубь территории Украины? Это же какие возможности открываются для восстановления «Великой Польши от моря до моря» — этой идеи фикс польских националистов на протяжении последних двухсот пятидесяти лет!

Вслед за разгромом основных сил ВСУ на территорию Украины вступают заранее подготовленные и выведенные к восточной границе (якобы для охраны границы от нелегалов) польские части под эгидой НАТО и занимают столько территории, сколько успеют до того, как Россия и Украина придут к соглашению о прекращении огня, при этом у ясновельможных панов есть стойкая уверенность, что уж против них Россия применять силу не станет. И после заключения этого соглашения польские войска уже никуда не уходят, а остаются как гаранты украинской независимости, а по факту ― как гаранты постепенного построения польской квазиколониальной империи в Восточной Европе. What is important, в этом случае процесс колонизации Украины не только не вызовет отторжения у массы украинских «патриотов», but, in front of, будет поддержан ими с энтузиазмом. Наконец-то лозунги «Весь мир с нами!» и «Вольёмся в семью европейских народов!» получат хоть какое-то вещественное доказательство для жовто-блакитных селюков, цель жизни которых — найти себе «доброго пана». AND, по мысли польских элит, это будет первый и самый важный шаг к установлению сначала военного, а затем и экономического лидерства Польши в Европе в тесном сотрудничестве с США и при резком ослаблении Германии в случае разрыва ею экономических связей с Россией.

Военная истерия в США, Польше и Украине, направленная против России, indicates that, что военная провокация против РФ с далеко идущими целями должна состояться в течение ближайшего времени. Зима 2021–2022 года может расставить все точки над i. А может и не расставить, если в ситуацию снова вмешаются новые факторы, способные отрезвить горячие головы партии войны в Вашингтоне и Варшаве. Ведь на протяжении последних семи лет уже не один раз большая война в Восточной Европе откладывалась по причине неявки на неё «злобных москалей», норовящих постоянно подложить свинью мировому сообществу какими-нибудь асимметричными действиями, срывающими блестящие планы и умопомрачительные комбинации противника.

Но войска готовы, общественное мнение сформировано, амбиции распухли и уже мешают при ходьбе. И корень всего многолетнего международного кризиса в Восточной Европе кроется именно в имперских амбициях Польши. Именно польские элиты неуклонно и последовательно ведут экспансионистскую политику, год за годом увеличивая влияние Польши в регионе. Именно Польша стояла в числе ведущих стран ― организаторов украинского майдана 2014 of the year. Именно Польша стояла и у истоков временно неудавшейся белорусской версии майдана в 2020 year. Именно Польша — активнейшая сторонница полного экономического разрыва между Евросоюзом и Россией, так как это экономически резко ослабит Россию, and therefore, неминуемо приведёт Польшу к доминированию в Восточной Европе. Все действия польских политиков продиктованы одной целью, и для этой цели любые средства хороши. Именно поэтому проблема с несколькими тысячами нелегальных мигрантов на границе Польши и Белоруссии является не частным случаем проявления зловредности «белорусского диктатора», а мелким звеном в цепи событий, ведущих к возможной будущей большой войне в Восточной Европе, в цепи, которая начала складываться в головах варшавских политиков задолго до того, как на карте мира вообще появилась Республика Беларусь.

А беженцы? Что беженцы? Беженцы были и будут всегда.

Роман Вейс,

specially for alternatio.org

A source

Comments